Фермерский бунт: лидер профсоюза рассказал ФАН о забастовке аграриев в Аргентине

Весь мир
Фермерский бунт: лидер профсоюза рассказал ФАН о забастовке аграриев в Аргентине

В Аргентине прошла всеобщая забастовка работников агросектора — ключевой отрасли экономики, от которой на 70% зависят валютные поступления страны. На 24 часа полностью прекратились поставки и перевозки сельхозпродукции, прошли выступления в ключевых для сельского хозяйства провинциях Буэнос-Айрес, Энтрерриос, Кордоба, Ла-Пампа и Санта-Фе.

Президент Федерации аргентинских аграриев (FAA) Карлос Ачетони объяснил специальному корреспонденту МФАН в Аргентине, когда и как началась «война» между правительством и агросектором, а также почему к концу года кукурузная мука в стране может превратиться в дефицит.

Фермерский бунт: лидер профсоюза рассказал ФАН о забастовке аграриев в Аргентине

ФАН: Кто вышел на забастовку 13 июля?

Карлос Ачетони: На забастовке были представлены все направления агросектора: производители семян, скотоводы, молочные хозяйства и винодельни. По всей стране заявили о себе мясокомбинаты, зернохранилища, транспортники, консигнаторы. Напомню, что агросектор обеспечивает Аргентине почти четыре миллиона рабочих мест и 70% экспорта. То есть в подобной ситуации логично было бы предположить, что нужды отрасли должны быть у правительства в приоритете, но увы…

Фермерский бунт: лидер профсоюза рассказал ФАН о забастовке аграриев в Аргентине

— Какие требования были выставлены?

— Ситуация создалась критическая: из-за фиксированных цен на горючее исчезло горючее… То, что есть, покрывает только половину наших потребностей. 50% удобрений мы импортируем. И если сложить инфляцию с тем фактом, что существует два курса доллара — прибавить засуху и собственные проблемы стран-поставщиков — выходит, что по крайней мере один цикл оборота зерновых придется пропустить.

К концу 2022 году у нас не будет возможности собрать столько сорго и маиса, сколько мы планировали. Это неизбежно отразится и на экспортных поставках, и на внутреннем рынке.

Фермерский бунт: лидер профсоюза рассказал ФАН о забастовке аграриев в Аргентине

Профсоюзы и Переговорная комиссия аграрных организаций (CEEA) потребовали сократить вмешательство государства, снизить налоги и как-то решить проблему с разночтениями в законах и нормах, которые касаются агросектора… Отсутствие четких формулировок и юридических «пробелов», к сожалению, приводит к тому, что чиновники спекулируют квотами для экспортеров.

Понятно, что в один день все эти проблемы не разрешить, но мы поставили себе задачу привлечь к ним внимание общественности, правительства и СМИ.

— Что за квоты?

— Поскольку весь экспорт контролируется государством, оно спускает разнарядку: кто и сколько может продавать за границу… чтобы, не дай бог, фермеры или владельцы мясокомбинатов не стали миллионерами. Кроме того, сокращая экспорт, власти надеются насытить внутренний рынок.

Но в итоге всё получается ровно наоборот: ограничения «сверху» ведут к дефициту и подорожанию. Надо сказать, что это касается в основном мяса. Однако у экспортеров зерновых и сои свои проблемы. Например, налог на сою — это не просто пошлина, а еще и так называемое «удержание». Государство «удерживает» 33% от прибыли. За пшеницу и кукурузу — 12%, за говядину — 9%.

Пресловутые «удержания» — практически формат военного времени — были введены в 2002 году, когда к власти в разгар кризиса пришел Эдуардо Дуальде [Временный президент Аргентины с 2002 по 2003 году, при котором удалось закончить масштабный экономический кризис, известный как «аргентинская Великая депрессия». — Прим. ФАН]. Именно он в знаменитом обращении к представителям агросектора просил их «приложить усилия во благо Аргентины». Дуальде продержался в президентском кресле чуть больше года, но когда он ушел, «удержания» никто отменять не стал. Наоборот — при Дуальде они были всего 9%, но последующие наши правители их постепенно увеличивали.

— Так начался конфликт между аргентинским государством и аграриями?

— Не совсем. Конфликт как таковой начался в 2008 году, во время первого правления Кристины Фернандес де Киршнер. Она решила «удержать» 45% от экспорта сельхозпродукции. Тогда отрасль буквально взбунтовалась, и мы устроили забастовку, которая длилась не 24 часа, а 100 дней. Тогда аргентинские аграрии победили, но власть им этого не простила.

Фермерский бунт: лидер профсоюза рассказал ФАН о забастовке аграриев в Аргентине

— Спикер президента Фернандеса, Габриэла Серрути, назвала забастовку «политическим протестом». А глава кабинета министров Хуан Мансур, заявил, что во всем виноваты Россия и Украина. Как вы это прокомментируете?

— Конечно, легче всего винить макроэкономику и внешние факторы, но вы же видите, сколько у нас тут внутренних проблем. Что касается политики, то за неделю до забастовки мы опубликовали манифест, в котором обращались ко всем политическим силам страны, независимо от их «цветов». Наши проблемы — это общие проблемы сейчас. Все чаще в мире говорят о грядущем продовольственном кризисе, но и у нас ситуация не самая блестящая.

Если в 2002 году Дуальде бил тревогу и вводил «удержания», потому что в стране за чертой бедности находилось 10% населения, то сейчас это 50%. И всем этим людям нужно есть, а «удержания» проблемы голода не решат.

Фермерский бунт: лидер профсоюза рассказал ФАН о забастовке аграриев в Аргентине

Федерация аргентинских аграриев (FAA), которую я возглавляю, является внепартийной организацией, которая объединяет аграрные профсоюзы. Мы нейтральны. Мы за равновесие.

— Да, в списке требований агросектора упоминаются не только бензин и удобрения, но и необходимость принять меры против роста нищеты, деградации здравоохранения и образования. А еще — требование укрепить государственные институты. Что под этим подразумевается?

— Подразумевается как раз параллельный политический кризис, причину которого мы, агросектор, видим в недостатке демократии. Мы выращиваем хлеб, разводим коров, обеспечиваем работу всех необходимых производственных звеньев и обеспечиваем очень многим людям рабочие места. Но мы никак не можем повлиять на качество аргентинской демократии. Это зависит не от нас. Политики у власти должны прекратить распри и заняться своими прямыми обязанностями: грамотным управлением.

Фермерский бунт: лидер профсоюза рассказал ФАН о забастовке аграриев в Аргентине

— Как вы оцениваете результаты забастовки 13 июля?

— Позитивно. Мы не пользуемся популистскими методами… Наш протест не был «массовым» в привычном для аргентинцев смысле. Но он был обширным с географической точки зрения, скажем так. Мы не устраивали беспорядков, тем, кто выдвигался на тракторах или грузовиках, были даны указания не перекрывать улицы и автотрассы. Все прошло очень цивилизовано и достойно. Судя по раздражению упомянутых вами кабмина и спикера, нас услышали. Надеюсь, наш запрос будет принят к сведению.

Фермерский бунт: лидер профсоюза рассказал ФАН о забастовке аграриев в Аргентине