Прощай, Абэ: жертв на переходе к многополярному миру становится всё больше

Весь мир
Прощай, Абэ: жертв на переходе к многополярному миру становится всё больше

8 июля был убит экс-премьер Японии Синдзо Абэ. Он скончался от полученных ран вследствие кровопотери. За прошедшие сутки, то есть очень быстро, это преступление было разложено буквально по полочкам: современные информационные технологии позволяют это, а тайны из публично совершенного убийства никто делать не собирался. Впрочем, похоже, что в официальном порядке всё будет списано на психопата-одиночку и трагическое стечение случайных обстоятельств.

В Стране восходящего солнца убийства политиков такого и даже более-менее сопоставимого уровня — далеко не обычная практика. Тем более, что Синдзо Абэ был главой правительства дважды и, по местным меркам, чрезвычайно долго. Если его первое пребывание на посту премьер-министра продлилось меньше года, то второе, в 2012-2020 годах, затянулось почти на восемь лет и, что ещё более удивительно, без отставки кабинета в целом. Для сравнения: самый успешный после Абэ японский политик XXI века, Дзюнъитиро Коидзуми, за пять лет своего премьерства, с 2001 по 2006 годы, успел побывать во главе сразу трёх кабинетов министров.

То есть Синдзо Абэ был уникальным политиком, фигурой, через которую эффективно интегрировались интересы и влияния не только многочисленных кланов внутри правящей либерально-демократической партии, но и различных страт японского общества в целом. А кому многое дано, с того много и спрашивается.

А главным поражением Абэ стоит считать не коронавирусную пандемию, через которую его страна прошла относительно легко. Во всяком случае, официальная общая смертность от COVID-19 в Японии составила чуть больше 30 тысяч человек или 24,8 человек на 100 тысяч населения — один из самых низких показателей в мире («рекорд» здесь держит Перу — 685,8, а среди крупных стран с населением более 100 млн человек Бразилия — 327,8 и США — 314,8).

Нет, главным поражением Абэ стоит считать то, что в 2018-2019 годах ему не удалось реализовать политику «новой соединяемости», совершить, по его же словам, «важнейший поворотный момент в нашей истории», вывести Японию из зоны исключительного влияния США и подключиться к «проекту Северо-Восточной Азии», предложенному председателем КНР Си Цзиньпином на IV Восточном экономическом форуме во Владивостоке в сентябре 2018 года в формате Пекин—Москва—Токио.

Прощай, Абэ: жертв на переходе к многополярному миру становится всё больше

Такое подключение позволило бы Стране восходящего солнца выйти из геополитического и социально-экономического тупика, в который она была загнана «соглашениями Плаза» в 1985 году. Японии фактически предлагалось выйти из этого тупика и в сотрудничестве с Россией и Китаем стать гигантским «коннектором» экономического и политического пространства от Берингова пролива (с допуском в Арктику) до южно-тихоокеанского региона.

Но хорошо известно, что наши недостатки — продолжение наших достоинств, и «сверхсистемность» Синдзо Абэ как японского политика сыграла здесь ключевую роль. Похоже, что ему было необходимо одобрение со стороны императора, а правящий тогда Акихито (Хэйсэй) по каким-то причинам не хотел или не мог такого одобрения дать. Выход виделся в передаче трона его наследнику Нарухито, и такая передача уже была запланирована на май 2019 года.

Трудно сказать, существует ли для Японии аналог полумифического «канцлер-акта», который якобы должен подписывать с США каждый вступающий в должность глава правительства Германии, но и Нарухито, судя по дальнейшему развитию событий, такого одобрения не дал. Что и привело к «добровольной» отставке Синдзо Абэ «по состоянию здоровья» в сентябре 2020 года.

Тем самым «окно возможностей» для смены Японией своего традиционного после окончания Второй мировой войны проамериканского курса было закрыто. По меньшей мере, временно. А сменщики Синдзо Абэ на премьерском посту, Ёсихидэ Суга и Фумио Кисида, следуя в кильватере официального Вашингтона, довели дело до глубочайшего кризиса в отношениях и с Россией, и с Китаем. Особенно с Россией.

Присоединение Японии к «адским санкциям» против нашей страны привело к ряду контрсанкций, самыми болезненными из которых стало прекращение контактов по мирному договору, отмена (из-за неоплаты) соглашения о добыче японскими рыбаками биоресурсов в Охотском море, а также национализация доли японских компаний в энергетическом проекте «Сахалин-2». Социально-экономические последствия для Страны восходящего солнца оказались чрезвычайно неприятными, а в перспективе выглядят вообще критичными.

Прощай, Абэ: жертв на переходе к многополярному миру становится всё больше

Поэтому вариант с возвращением Синдзо Абэ на пост главы японского правительства начал обретать всё более реальные черты. И, соответственно, связанная с данной политической фигурой опасность выхода Токио из зоны влияния Вашингтона. А потому, по большому счёту, нет особой разницы в том, по какой из цепочек направлялась рука убийцы Тэцуя Ямагами, и чем был вызван столь необъяснимый провал охраны экс-премьера.

Крупнейший политик Японии XXI века пал жертвой сложнейших процессов перехода из однополярного мира Pax Americana к многополярному — точнее сказать, одной из жертв попыток однополярного мира остановить и даже обратить вспять такой переход. Убийство Абэ, случившееся сразу после отставки (на другой стороне планеты) премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона, скорее всего, станет дополнительным фактором, препятствующим нормализации российско-японских отношений и способствующим дальнейшей дестабилизации всего Азиатско-Тихоокеанского региона.

Но трагическое завершение Синдзо Абэ повлияет на множество людей во всем мире, политиков в том числе. И результирующий вектор перехода в целом от этого события измениться не должен. Враги будут разбиты. Победа будет за нами. Многополярный мир состоится.