Филолог Дмитрий Богач рекомендовал политикам чаще читать произведения Василия Жуковского

Пресс-центр
Филолог Дмитрий Богач рекомендовал политикам чаще читать произведения Василия Жуковского

Заведующий кафедрой цифровой дидактики Санкт-Петербургского радиотехнического колледжа, кандидат филологических наук Дмитрий Богач рассказал, как чтение произведений поэта Василия Жуковского делает человека милосердным и внимательными к нуждам окружающих людей.

Ведущий программы «Вертикаль» Медиагруппы «Патриот» диакон Георгий Роденков, клирик храма во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» посвятил прошедший эфир памяти поэта Василия Жуковского.

Его называют «первым русским романтиком», его элегии и баллады, стихотворные повести и лирические стихотворения, поэмы и драмы вошли в золотой фонд русской классики. Учитель и близкий друг Пушкина и Гоголя, подаривший свободу Тарасу Шевченко и убедивший императора Александра II отменить крепостное право в России, и сегодня вызывает огромный интерес современников.

По словам Дмитрия Богача, актуальность Василия Жуковского определяется тем, что в своем творчестве он ставил вопросы, которые волнуют каждого человека, невзирая на эпоху, в которой он живет.

«У Жуковского романтизм особый, это романтизм элегический, это такое грустно-созерцательное настроение, связанное с особыми впечатлениями. У поэта есть особое ощущение человеческой кончины как переход в Царство небесное. Жуковский воспринимал смерть человеческую как великую благодать, как то страдание, которое посылается Господом свыше, как воля Божья», — рассказал Дмитрий Богач.

В стихотворении Жуковского «Певец в стане русских воинов» есть такие слова — «доверенность к творцу». По мнению филолога, поэт придерживался взглядов, что не Бог живет для нас, а мы живем для Бога.

«Он считал, что настоящий религиозный человек, настоящий верующий христианин должен уничтожать в себе самодостаточность личности для того, чтобы возвысить Бога», — отметил Дмитрий Богач.

По словам филолога, Жуковский был одним из первых писателей русской литературы, который отобразил красоту Божьего храма. Поэт открыл широкому кругу русских читателей западно-европейский романтизм — произведения английской, немецкой, французской литературы. Сделал достоянием публики восточный эпос Фирдоуси, средневековые рыцарские легенды и христианские придания.

Вместе с тем Жуковский был хорошим другом и наставников своих друзей. Именно ему, по словам филолога, принадлежит изречение «гений чистой красоты», который использовал Пушкин в своем знаменитом стихотворении.

«Эта художественная интерпретация наблюдается в переводном стихотворении Жуковского «Лалла Рук», где гений чистой красоты — это прекрасное Божье явление, то есть Божье присутствие в человеческом мире, которое оставляет во впечатлениях человека неизгладимое удовольствие, какой-то особый трепет», — отметил Дмитрий Богач.

Заботясь в душевном состоянии Пушкина и его общественном положении, Жуковский, по словам, филолога, предостерегал поэта от чрезмерного погружения в атеизм. И именно об этом, по его мнению, говорят строки Жуковского, адресованные Пушкину: победителю ученику от побежденного учителя.

«Это послание не совсем правильно цитируют, там есть еще приписка, в какой день он написал его – это был день Страстной пятницы, когда в церкви не проводят литургии, так как в этот день терпел крестные муки Иисус Христос, в этот день состоялась его земная казнь. Послание Жуковского восходит к религиозному сюжету об учителе в сакральном смысле этого слова и учениках, к Тайной вечере. Одни исследователи считают, что он этой надписью предостерегал Пушкина от атеизма, потому что Пушкин в 1820-е годы в сознании общественности был убежденным атеистом. С другой стороны, Жуковский, и это опять таки восходит к его религиозному сочинению, по моему, 1918-го года о зависти, говорил о том, что зависть убивает наше стремление к совершенству, а этому нужно восторгаться, потому что этим одаряет Бог. И если мы завидуем, то мы идем против Бога», — пояснил Дмитрий Богач.

С такой же заботой Жуковский относился и к другим писателям, часто рискуя своей репутацией, как это было в случае Николаем Тургеневым, которого считали причастным к делу декабристов.

«Он не мог пройти мимо нищего, не подав ему милостыни, несмотря на то, что его товарищи осуждали его за это недостойное поведение, потому что считали, что нужно работать, а не просить подаяние. И в концепции его воспитания наследника престола, будущего императора Александра II, заложена мысль о благотворительности: в его школе было такое с воспитанниками состязание – если они учатся на 5, то они жертвуют определенную сумму для благих целей», — рассказал Дмитрий Богач.

По мнению филолога, творчество Жуковского еще хранит много секретов, поэтому рекомендует его к внимательному прочтению.