Призраки ВСУ: зачем Киев тиражирует миф о новых бригадах украинской армии

Весь мир
Призраки ВСУ: зачем Киев тиражирует миф о новых бригадах украинской армии

Продолжается проведение специальной военной операции, направленной на демилитаризацию и денацификацию Украины. 3 июля министр обороны России Сергей Шойгу доложил президенту Владимиру Путину о полном освобождении от украинских нацистов территории Луганской Народной Республики (ЛНР) после перехода под контроль союзных сил Лисичанска.

Российские подразделения продолжают выполнять задачи по подавлению противостоящей группировки противника, который после бегства из Лисичанска пытается закрепиться в Северске и Бахмуте. На этом направлении сосредоточено значительное количество войск, представляющих собой отдельные подразделения от различных бригад, что определяет трудности в организации взаимодействия. Кроме того, большая измотанность войск и падающий моральный дух не добавляют командованию ВСУ надежды на успех.

Тем не менее спикеры киевского националистического режима, поддерживая хоть какую-то уверенность своего населения в относительно благополучном исходе сражения за Донбасс, постоянно рассказывают о предстоящем вводе в кампанию новых, свежих соединений. Они якобы формируются в той части Украины, где нет боевых действий, и вот-вот приступят к осуществлению контрнаступления, которое «позволит освободить Донбасс».

Новые бригады

Еще до начала специальной военной операции в военной системе Украины существовал вполне определенный мобилизационный расклад. В случае необходимости имелось две очереди резерва, которые должны были призываться в вооруженные силы при ухудшении военно-политической обстановки. При объявлении всеобщей мобилизации резервисты первой очереди должны были влиться в состав механизированных и пехотных бригад Корпуса резерва. В системе ВСУ они поддерживались в кадрированном виде — то есть эти формирования (четыре танковые, четыре механизированные, две артиллерийские и одна пехотная «егерская» бригады) имели своих командиров и несколько десятков военнослужащих, занимающихся поддержанием боевой техники в состоянии готовности к эксплуатации. У них был «приписной» личный состав из числа граждан, состоящих в активном резерве, которые знали свои подразделения и в какой-то степени были готовы к применению имеющегося вооружения. Для дальнейшего рассмотрения берем «пехотные» бригады — 60-ю, 62-ю, 63-ю и 66-ю механизированные и 61-ю пехотную егерскую. Позднее мы к ним вернемся.

Резервисты второй очереди должны были призываться в бригады территориальной обороны, которые формировались в каждой области и состояли из 5-6 батальонов, не имеющих тяжелой техники и артиллерии. Первоначально было сформировано 25 таких подразделений с номерами с 100-й до 124-й. В дальнейшем было принято решение о формировании еще трех бригад с — 125-й, 126-й и 127-й. Отряды территориальной обороны формировались людьми, которые проходили военную службу очень давно или вовсе не проходили. Первоначально планировалось использовать их при обороне тех территорий, где они были сформированы, но указом президента Украины Владимира Зеленского мало подготовленные бойцы были направлены на передовую. Там, в сущности, они не смогли проявить какой-либо боевой ценности, повсеместно превращаясь в «пушечное мясо».

Призраки ВСУ: зачем Киев тиражирует миф о новых бригадах украинской армии

Однако случилось интересное: Киев приступил к формированию не только бригад резерва и территориальной обороны, но и новых пехотных и механизированных бригад. На линии боевого соприкосновения российские разведчики и их коллеги из ЛДНР стали фиксировать прибытие отдельных элементов новых формирований: части 71-й пехотной бригады появились в районе Изюма, 77-й — под Харьковом, в Донбассе отметились своим появлением части 110-й и 115-й механизированных бригад, а также 68-й и 69-й бригад, которые ряд источников стал относить к новым соединениям Корпуса резерва.

Выходит, что в то время, как на передовой еще не появились некоторые бригады резерва, ВСУ приступили к формированию новых. И не просто к формированию, а к отправке на фронт их отдельных подразделений — батальонов и рот.

Результативность новых бригад

Об эффективности соединений, направленных на линию боевого соприкосновения, можно говорить только условно. Да, часть украинских подразделений получила на вооружение западные образцы оружия, в частности 155-мм гаубицы, зенитные и противотанковые средства. Однако доклад министра обороны Сергея Шойгу об освобождении ЛНР показывает, что коренного перелома текущей обстановки в регионе ВСУ добиться не смогли.

Более того, тяжесть положения такова, что уже не только резервные бригады и отряды территориальной обороны покидают свои позиции, но все активнее этим стали заниматься кадровые соединения. Например, не так давно прошло сообщение об оставлении позиций и сдаче в плен бойцов и офицеров элитной 25-й десантно-штурмовой бригады ВСУ. При этом Зеленский и его советник Алексей Арестович не умолкая говорят о свежих силах, которые «опрокинут» российские подразделения и «вернут утраченные территории».

Свежие силы — как они формируются?

А вот теперь поговорим о том, что такое новые бригады, о которых не умолкают в Киеве. Новое пехотное, мотопехотное или механизированное соединение — это не просто 3 500 человек, собранных, например, в военном лагере и названных новым подразделением.

Для их создания недостаточно собрать на улицах, в спортзалах, на вокзалах и в церквях людей и раздать им оружие. Нужно как минимум выполнить следующие организационные мероприятия:

— Набрать людей, имеющих военно-учетные специальности, соответствующие штатному расписанию формируемого соединения. Если таковых нет, то хотя бы найти людей, которых можно в достаточно короткий срок научить вакантным воинским специальностям, и приступить к их обучению на необходимой учебной материально-технической базе. В противном случае соединение не получит специалистов, способных понимать боевое предназначение имеющегося вооружения и грамотно эксплуатировать его, не допуская вывода своей техники из строя хотя бы до начала первого боя. В принципе соединение без специалистов рискует даже не добраться до места «совершения подвига»;

— Получить с мест хранения (или от западных партнеров) штатную боевую технику, привести ее в боеготовое состояние, обслужить и заправить всеми видами жидкостей по установленным нормам, привести к точному бою установленное на технике вооружение, убедившись в кондиционности снарядов, ракет и патронов, получить боеприпасы и загрузить на боевые машины;

— Получить средства связи, обучить работе на них личный состав, которому можно доверить пользование радиостанцией, для закрепления навыков провести несколько тренировок по радиосвязи. Разработать программу связи, довести до личного состава порядок связи, частоты, направления. Организовать пункты зарядки аккумуляторов носимых радиостанций, а также ремонтную мастерскую, где можно было бы выполнять простейшие виды работ;

— Получить на весь личный состав форменное обмундирование, экипировку, средства защиты, а также палатки и спальные мешки. Раздобыть лопаты, ломы, топоры и бензопилы для обустройства позиций на месте. Кроме того, лучше сразу, чем никогда, раздобыть стальную проволоку, полиэтилен, брезент и многое другое, что также пригодится при обустройстве оборонительных позиций;

— Получить запас продуктов питания, полевые кухни, водовозки, машины для проведения санитарной обработки личного состава. Для эксплуатации всего этого также нужны специалисты — например, толковые повара, а не те, которые называют себя таковыми при сдаче в плен;

— Огромный пласт командирской заботы — это медицинское обеспечение. Обычно в бригаде разворачивается медпункт или медрота, где как минимум должен быть свой хирург, анестезиолог и ряд других медицинских специалистов, случайно выловить которых на улице просто не представляется возможным. Кроме того, у этих специалистов должен быть весьма широкий перечень медицинского оборудования, без которого их профессиональные навыки будут сведены к нулю.

Призраки ВСУ: зачем Киев тиражирует миф о новых бригадах украинской армии

После выполнения требований соединение приступает к этапу боевого слаживания — это когда, грубо говоря, командир узнает в лицо своих командиров батальонов, дивизионов и отдельных рот и батарей. А все эти нижестоящие командиры пытаются понять, насколько толковый глава бригады будет посылать их в бой. В этот период подразделения проходят организацию боевого взаимодействия, которое начинается с умения распознавать друг друга на поле боя — игнорирование этого аспекта приводит в среднем к трети от числа всех потерь во время боевых столкновений. Привычные цветные повязки на руках и ногах, как ни парадоксально, эту проблему совершенно не решают. Командиры должны научиться действовать так, чтобы их подразделения в бою не пересекались и друг друга не самоуничтожали. Это, как показывает практика, практически невозможно сделать даже за несколько месяцев.

Стоит сказать, что соединение уровня бригады для успешного решения поставленных задач нуждается как минимум в четырех специалистах, которые должны иметь образовательный уровень не ниже академии рода войск — это сам командир бригады, его начальник штаба, начальник оперативного отдела (планирует боевые действия) и один из командиров батальонов — на случай гибели первых трех. Добиться такого образовательного уровня даже в мирное время сложно.

Теперь представим себе, что командование ВСУ прошло все семь кругов ада и наконец-то смогло худо-бедно сформировать новую мотопехотную бригаду, для которой где-то нашли 90 боевых машин пехоты (и специалистов, входящих в состав экипажей), 30 танков (и специалистов…), 18 орудий (плюс начальника артиллерии, который способен организовать работу, командира дивизиона, умеющего решать обратную геодезическую задачу, и командиров батарей, знающих, что такое буссоль, прицел и тысячная), нашли повара, хирурга, радиоспециалиста, трех геймеров в качестве операторов БПЛА и начальника финчасти, который не знает, как своровать «полковую кассу». Бригада вроде бы готова начать контрнаступление в Донбассе, но тут случается страшное.

Даем слово российскому Министерству обороны:

«Высокоточным оружием ВКС России и ракетами «Калибр» нанесен массированный удар по территории 169-го учебного центра сухопутных войск в районе населенного пункта Десна Черниговской области, 199-го учебного центра десантно-штурмовых войск в районе Тетеревки Житомирской области, а также 184-го учебного центра вооруженных сил Украины в районе Старичи Львовской области. В результате удара полностью утратили боеспособность 65-я, 66-я мотопехотные бригады и 46-я аэромобильная бригада из состава стратегических резервов ВСУ, завершавших подготовку на данных полигонах. Таким образом, планировавшаяся переброска указанных соединений в зону боевых действий сорвана».

Не правда ли, сильный ход — дождаться, когда с таким трудом будут сформированы новые бригады, будет проведено обучение личного состава, боевое слаживание и все остальное, а потом в один момент взять и все разрушить?

Подводим всему вышесказанному итог. Неужели кто-то действительно считает, что можно собрать огромное количество людей, провести с ними учебные мероприятия по военно-учетным специальностям, провести мероприятия по организации боевого слаживания, организовать учебные стрельбы из штатного вооружения — и это останется незаметным для разведки? Ответ очевиден.

Именно поэтому Запад лихорадочно ищет пути подготовки украинских военных на своей территории — чтобы исключить вот такие последствия, о которых отчиталось Минобороны РФ. Однако есть уверенность, что и в новых условиях российские военные специалисты смогут найти пути решения возникающих задач.