Русские проценты: мал золотник, да дорог

Экономика
Русские проценты: мал золотник, да дорог

История, в которой крохотная по сравнению с Россией страна Литва рычит на Россию, пытается заблокировать российский транзит в Калининград и при этом еще и указывает Европейскому союзу на его место — угрожает наложить свое гордое вето на любые попытки ЕС снять блокаду транзита — это очень интересная флуктуация политического поля.

А где есть флуктуация — есть повод для исследования.

Как это было у Стругацких:

«Нам разрешается прослыть невеждами, мистиками, суеверными дураками. Нам одного не простят: если мы недооценили опасность. И если в нашем доме вдруг завоняло серой, мы просто не имеем права пускаться в рассуждения о молекулярных флуктуациях — мы обязаны предположить, что где-то рядом объявился черт с рогами, и принять соответствующие меры, вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах. И слава богу, если окажется, что это была всего лишь флуктуация, и над нами будет хохотать весь мировой совет и все школяры в придачу...»

Начнем, пожалуй, с небольших воспоминаний о еще недавно казавшихся актуальными дискуссиях.

Вот пример совсем еще недавно казавшегося вполне имеющим право на существование рассуждение:

«… современные торгово-экономические системы Запада держатся вовсе не на природных ресурсах. Они нужны, конечно. Но для того, чтобы они были, сегодня не нужно воевать. Недостающие природные ресурсы всегда можно купить, и на мировых рынках всегда найдутся страны, готовые эти ресурсы продавать. Не одни, так другие. Мировой рынок прекрасно переживет без российской нефти, без российского газа и без всего остального тоже. У каких-то стран могут возникнуть проблемы, но они справятся, переживут.
...
Не будет Запад с нами воевать за ресурсы. Даже за Донбасс не будет. Никакие природные ресурсы не стоят сегодня для стран Запада большой войны. И войны за территории и ресурсы между развитыми странами остались в прошлом. Очень надолго, с точки зрения современной истории — практически навсегда».

Как видите, в данном рассуждении содержатся абсолютно все аксиомы, на которых построено современное западническое мировоззрение «новой эры», в которой все не то, что прежде. Именно поэтому я выбрал его среди сотен близнецов.

И вот прошли недели. Не годы и даже не месяцы. Инертные газы необходимые для производства полупроводников подскочили в цене до 70 раз. Природный газ — в разы. Нефть — в разы. Энергия — в разы. Удобрения — в разы. Дорожает продовольствие. Прогнозируется скорая его нехватка и голод.

Правительство Германии призывает граждан меньше мыться и даже подает пример, европейцев призывают отказываться от мяса назло Путину, концерн BASF на грани банкротства и закрытия заводов.

В общем очень хорошо получилось. Теперь вопрос: как так получилось и что теперь будет?

Ответы на эти вопросы дают российский экономист Евгений Гонтмахер и еврокомиссар по вопросам конкуренции Маргрет Вестагер.

Дадим сначала слово Евгению:

«Оценка роли России в мировой экономике — меньше 2%. Этот показатель в целом правильно отражает российскую экономическую мощь. Мы не самая крупная экономика мира, как вы понимаете. Но если сравнивать по отдельным видам продукции, которые Россия экспортирует, то там получается намного больше 2%».

То есть дело вовсе не в абсолютных цифрах ВВП. И даже не в ВВП по паритету покупательной способности, по которому Россия — шестая экономика мира, чуть-чуть отстающая от Германии (мы, кстати, еще посмотрим к концу этого года, кто там куда отстает). Все дело в том, что именно входит в эти «жалкие проценты». И если в эти проценты входит почти полный контроль над мировым производством неона, без которого нет полупроводниковой промышленности, то есть современных технологий, если вы почти полностью контролируете энергетический рынок и рынок производства пищи — то есть самый низ пирамиды Маслоу и самый ее верх — вы контролируете все. Вы держите цивилизацию одновременно и за горло, и за тестикулы.

Вы можете стереть западную цивилизацию с лица земли.

Потому что человечество может экономить на айфонах, дизайнерах, закругленных уголках и новых суперсовременных и толерантных приложениях для знакомств, где вы будете обязаны встречаться с трансгендерами и прочими трансформерами. Человечество может обойтись без двух третей адвокатов и современных художников.

Человечество, страшно сказать, может обойтись даже без экономиста Евгения Гонтмахера и еврокомиссаров по конкуренции.

Русские проценты: мал золотник, да дорог

А без энергии и хлеба человечество обойтись не может. И без процессоров, для которых нужен неон.

Кстати, о комиссарах. Вот что говорит еврокомиссар Маргарет:

«Говорить о наивности нет смысла. На самом деле мы были жадными… Мы хотели дешевый газ из России, дешевую рабочую силу из Китая, дешевые микропроцессоры из Тайваня. Мне кажется, нам стоит усвоить урок: безопасность поставок имеет свою цену, но она также дает преимущества, а именно предсказуемость и спокойствие».

Мне нравится здесь слово «были».

Очевидно, они всего этого больше не хотят. Потому что ничего дешевого теперь нет. Теперь ресурсы стоят именно столько, какое реальное значение они играют в глобальной экономике, а доступ к ресурсам — это главное условие не просто успеха, а существования. Состоялось, так сказать, принуждение к щедрости.

Уничтожены рынки, уничтожена глобальная финансовая система, уничтожены цепочки производства и поставка.

Мировая экономика разорвана в клочья.

И для того, чтобы ее уничтожить, надо было всего-то ударить по России и обидеть ее.

Значит ли это, что отношение к России вскоре поменяется?

Обязательно.

В среде пока еще «мировых держав» уже идет обсуждение вопроса о назначении предельной верхней цены за российские ресурсы. То есть Россию планируется обязать поставить ресурсы на их рынке по цене, которую определяют пока еще мировые державы.

Возможно ли принудить Россию к исполнению такого решения экономическими методами?

Нет. Российские ресурсы только еще более усиленно потекут в Азию, окончательно хороня любую европейскую конкурентоспособность, а вместе с ней и уровень жизни, и цивилизацию.

Поэтому нужен рычаг давления. Точка, в которой России можно причинить боль. В Донбассе ее уже причинить нельзя. Там начата спецоперация по вырезанию из Украины нацистской опухоли и всех метастаз. Поэтому давление на эксклав кажется нашим ув. «партнерам» наиболее подходящим методом.

То, что делает Литва с ЕС — это фактически бендеровское «Я дам вам парабеллум»

Это шантаж в обе стороны в надежде на то, что хотя бы одна сторона уступит, и Литве хоть что-то перепадет.

И тут они правы: еще как перепадет. Причем есть вероятность что перепадать будет с обеих сторон.

И вероятно, что с процентами. С русскими процентами. Но не долго. Потому что сколько той Литвы.