«Свобода слова» в ФРГ: немецкой журналистке Липп грозит три года тюрьмы за правду о Донбассе

Политика
«Свобода слова» в ФРГ: немецкой журналистке Липп грозит три года тюрьмы за правду о Донбассе

История преследования властями ФРГ немецкой журналистки Алины Липп, освещающей события в Донбассе, получила вполне ожидаемое по «демократическим» меркам Запада продолжение. Липп в случае возвращения на родину, в Гамбург, грозит три года тюрьмы. Об этом журналистка рассказала в интервью корреспонденту ФАН.

Впервые в Донецк Липп приехала летом 2021 года. Увидев настоящее лицо войны в Донбассе по другую сторону баррикад, поговорив с местными жителями и сделав свои выводы, журналистка решила и дальше непредвзято освещать события. Она хотела, чтобы простые немцы знали правду о том, что происходит в Донбассе. И попытка оказалась весьма успешной, за Telegram-каналом журналистки теперь следят около двухсот тысяч пользователей.

Однако, как оказалось, эта правда идет вразрез с политической линией Запада, и в частности с позицией официального Берлина. Гражданка ФРГ стала неугодной персоной для собственной страны. Сначала травля в федеральных СМИ, где ее называли «путинским инфовоином» и «лгуньей», потом блокировка всех счетов и слежка за домом. Теперь немецкие власти пустили в ход тяжелую артиллерию, заведя на Липп уголовное дело.

«Свобода слова» в ФРГ: немецкой журналистке Липп грозит три года тюрьмы за правду о Донбассе

— В Германии Вам грозит уголовное преследование за то, что Вы освещаете события в Донбассе: показываете последствия обстрела ВСУ мирных населенных пунктов, общаетесь с жителями, рассказываете о гуманитарной обстановке в городах ДНР. По сути это обычная работа журналиста. То, что немецкие власти хотят вас упечь за эту работу на три года в тюрьму, стало неожиданностью?

— Произошедшее на днях не стало для меня сюрпризом. Последние месяцы мне было очень больно и обидно за ту травлю, которую против меня начало немецкое государство: закрытие банковских счетов, статьи в газетах и так далее. А теперь уже все равно — пусть себя сажают.

— Как Вы узнали о возбуждении уголовного дела?

— Власти Германии мне официально сначала ничего не предъявляли. Месяц назад они просто забрали деньги с моего счета. При этом я не получила ни одного уведомления, ни одного письма. Потом один из немецких журналистов заинтересовался ситуацией и спросил у властей, что там с Алиной Липп. Ему прямо ответили, что в отношении меня возбуждено уголовное дело. А самое главное — что они, конечно же, прислали все документы, касающиеся выдвинутого обвинения. Через несколько дней после общения с журналистом они действительно написали мне уведомление. Получила я его только два дня назад, 13 июня. То есть сначала просто деньги забрали, и только теперь прислали уведомление. Как объясняется в этом письме средства заблокированы потому, что я зарабатывала их преступным путем.

— А откуда Вы узнали, что на родине Вам грозит три года тюрьмы? Вам по этому поводу приходили какие-то документы?

— Это прописано в немецком законодательстве. Если открыть раздел уголовного кодекса, то статья 140 УК Германии «Одобрение или поддержка преступлений» объясняет, что нельзя поддерживать Россию буквой Z. Наказание — три года тюрьмы либо очень большой штраф, если есть деньги.

— В Германии Вас кто-то поддерживает или все отвернулись?

— Там очень много людей, которые меня поддерживают. В основном конечно это русскоязычные немцы, но есть и здравые силы Германии, которые прекрасно понимают, что сейчас происходит. Многие граждане возмущены этой ситуацией. Я получаю большое количество писем со словами поддержки и предложениями о помощи. Причем люди пишут не только из ФРГ, но и из других стран, например, Австралии, Италии.

— Как Вы в целом оцениваете нынешнюю ситуацию?

— Я считаю, то что делают сейчас немецкие власти — незаконно. Я веду свои репортажи из Донбасса. Это мое мнение, которым я делюсь. Я не понимаю, что там такого запрещенного в моих материалах. Я не нарушаю какие-то законы, а показываю все как есть. Поэтому сейчас у меня просто нет слов относительно всей этой ситуации.

— Что с Вашими близкими?

— Все плохо. Мне сейчас грозит реальный срок в Германии и это все опасно для моей мамы. Я 100% процентов не смогу вернуться в Германию еще очень много лет. Это будет очень длительный судебный процесс. Сейчас мне с ним помогает адвокат. Маму пока возможности вывезти нет, потому что закрыты границы. Тем более надо как-то вывезти свои вещи. В Германии свои таможенные правила, и это все очень сложно.

— Какой план действий дальше?

— Буду продолжать свою работу дальше. То, что я делаю сейчас очень важно. Я все еще единственная немка-журналист, которая постоянно находится в Донбассе и показывает другим жителям ФРГ, что здесь происходит. Как дальше жить? Наверное, так и буду жить между Донецком и Россией.

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!