Хлопнет ли Лондон дверью ЕС до Нового года? Колонка Евгения Беня

Общество

The Guardian извещает, что, согласно точке зрения в правительстве Великобритании, сообщения о «крупном прорыве» на переговорах с ЕС в области квот на рыбную ловлю в территориальных водах Британии не соответствуют действительности. Источник в британском правительстве сказал, комментируя переговоры от 6 декабря:

«Никакого прорыва по вопросу рыболовства не произошло. Ничего нового по этому поводу сегодня достигнуто не было».

В ЕС же накануне продекларировали, что обе стороны завершают согласование условий прав европейского флота на рыбный промысел в 200-мильной исключительной экономической зоне Великобритании, а схема предполагает переходный период для поэтапного введения изменений сроком до семи лет. Глава группы переговорщиков от Великобритании Дэвид Фрост, который находится в Брюсселе, пытаясь согласовать соглашение с главным переговорщиком ЕС Мишелем Барнье, тоже рассказывал, что стороны «очень усердно работали, чтобы заключить сделку». Однако кабинет министров Великобритании заявил о поддержке премьера, если Борис Джонсон решит, что нет смысла продолжать усилия по урегулированию новых торговых условий до окончания переходного периода 1 января 2021 года. Это означает возвращение к идее жесткого Brexit, при котором Лондон не подпишет пролонгацию протокола урегулирования самого принципиального - северно-ирландского вопроса. Соответственно глава МИД Ирландии предупредил, что провал переговоров «обойдется очень и очень дорого» для британцев. В свою очередь бывший премьер-министр Великобритании, лейборист Гордон Браун демонстративно заявил, что провал переговоров будет означать «экономическую войну» как с ЕС, так и с США, и предрек проблемы с доставкой пищевых продуктов и лекарств в Великобританию.

Зампред Еврокомиссии Марош Шефчович на четвертом заседании совместного комитета ЕС - Великобритания в октябре 2020 года настаивал на скорейшем устранении препятствий для полной реализации соглашения о Brexit. В ответ правительство Великобритании пригрозило отказом продолжать переговоры по Brexit и призвало ЕС «коренным образом» изменить позицию. Британцы не хотят пускать европейских рыбаков в свою исключительную экономическую зону, что чревато срывом переговоров, и в результате вновь маячит жесткий разрыв Лондона с Брюсселем. Без наличия отдельных договоренностей страны Европы не смогут ловить рыбу в пределах исключительной экономической зоны. Британский запрет доступа в эти воды нанесет весомый ущерб всей европейской рыболовной индустрии. Другая точка взаимонепонимания лежит в финансовой сфере. Хотя Великобритания не состояла в еврозоне, лондонский Сити в последние десятилетия выступал в роли финансовой столицы Европы, и Лондон не хотел бы потерять такой статус-кво. Существуют и расхождения по ряду других вопросов, начиная от господдержки бизнеса, экологических стандартов до правил рынка труда. Наряду с этим в упомянутом коммюнике Еврокомиссии обращают внимание и на главный камень преткновения - на продолжение трудностей с северно-ирландским вопросом:

«…Несмотря на некоторый прогресс, Соединенному Королевству еще предстоит проделать большую работу, в частности, в отношении выполнения протокола по Ирландии и Северной Ирландии с 1 января 2021 года».

Выработанное в мучениях соглашение между Великобританией и ЕС, подписанное премьером Борисом Джонсоном и тогдашним главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером в октябре 2019 года, предусматривает, что Британия и ЕС не утеряют нынешний характер экономических отношений и по декабрь 2020 года (с возможностью продления до 2022 года). По окончании же переходного периода Лондон планировал обрести независимость от ЕС в торговой и экономической сферах, а также в области миграционной политики. Кроме того, это соглашение пытается уточнить положения по Северной Ирландии. Она остается в таможенной зоне Соединенного Королевства и пользуется преимуществами торговых соглашений, которые Лондон заключит с третьими странами. Товары из других регионов Великобритании могут ввозиться в Северную Ирландию беспошлинно, если они не будут переправлены потом в ЕС. Товары, ввозимые из-за пределов Великобритании в Северную Ирландию, должны облагаться британскими пошлинами, если они не направляются после этого в ЕС. Северная Ирландия обязана придерживаться регламентов ЕС в ряде сфер, чтобы избежать таможенных проверок на ирландской границе. Для реализации положений договора Британия и ЕС создали совместный комитет и рабочую группу. Точные же правила товарообмена между Северной Ирландией и Британией должны устанавливаться этим совместным комитетом.

Кроме того, такое соглашение по просьбе Джонсона призвано включать в себя механизм, позволяющий Северной Ирландии влиять на договоренности об ирландской границе, достигнутые Британией и ЕС. Спустя четыре года после окончания переходного периода парламент Северной Ирландии сможет проголосовать за продолжение или отмену положений, касающихся сохранения прозрачности ирландской границы. Если большинство североирландских законодателей поддержат договоренности о границе, их действие будет продлено еще на четыре года. Если нет, то Великобритания и ЕС должны будут предложить альтернативу в течение двух лет. Однако в итоге Джонсон остался разочарован и этим выстраданным протоколом по Северной Ирландии. Граница с Ирландией как была самой сложной проблемой, возникшей в процессе переговоров по Brexit, так и остается больным вопросом до сих пор. По мнению британского премьера, возникшие договоренности опасны для его страны, так как могут потенцировать «экстремистские интерпретации». Действительно, такого рода решения, по крайней мере теоретически, способны в дальнейшем простимулировать выход как Северной Ирландии, так, кстати, и Шотландии из состава Великобритании. К тому же имеет место международный договор, и ЕС декларирует, что Лондон, к его огорчению, не может изменять его самостоятельно. Опасения британцев связаны с тем, что большая часть страны с 1 января 2021 года должна окончательно выйти из единого европейского рынка, но Северная Ирландия, согласно требованиям ЕС, перейдет на особые условия, и поставка туда части продуктов резко подорожает. И в принципе даже не совсем понятно, насколько практически реализуем довольно расплывчато прописанный на бумаге сложнейший механизм разрешения североирландского вопроса. Вероятно, именно это и есть на самом деле то главное, что вновь подспудно сдерживает Brexit, а рыбная проблема -- только вершина айсберга, уходящего глубоко под воду. Теперь Лондон вновь близок к тому, чтобы хлопнуть брюссельской дверью, прямо в декабре уйдя от пролонгации переходного разводного периода с Евросоюзом, во многом на опасениях избежать потенциальных проблем с территориальной целостностью Соединенного Королевства. Но здесь возникает заколдованный круг: как только этот вызов будет Великобританией брошен, как пить дать, будто джин из бутылки все равно выпрыгнет вопрос о новом референдуме о независимости Шотландии, а следом так болезненно и остро проявит себя северно-ирландская проблема, что нынешнее ее подвешенное состояние покажется легкой головной болью. И параллельно Лондон неминуемо столкнется с очевидной чередой финансово-экономических проблем. Притом Дональда Трампа - единственного из мировых лидеров преданного союзника Brexit вплоть до жесткого - больше нет на политическом горизонте.

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!