Зачем Эрдоган готовит новую операцию против курдов в Ираке

Общество

На прошлой неделе турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган пообещал провести внезапную операцию в Ираке против курдской «Рабочей партии Курдистана» (РПК) в районе города Синджар. Этим заверениям предшествовал визит министра обороны Турции Хулуси Акара в Ирак где он встретился с представителями правительства этой страны и Иракского Курдистана в Эрбиле.

О чем говорят заявления Эрдогана, что обсуждал Акар в Ираке, к чему такая спешка, стоит ли ожидать военных действий в Синджаре и какова будет роль региональных игроков? Во всех этих вопросах постарался разобраться автор Telegram-канала

«Стамбульский волк»

Реджеп Тайип Эрдоган 22 января прокомментировал визит министра обороны Турции Хулуси Акара в Ирак и Иракский Курдистан. Журналисты поинтересовались, не означала ли эта поездка, что против РПК в районе Синджар в ближайшее время пройдет военная операция, на что президент ответил: «Мы придем внезапно однажды ночью».

SİNCAR’A OPERASYON OLUR MU? Cumhurbaşkanı Erdoğan (@RTErdogan), Sincar'da PKK'ya yönelik operasyon olur mu? sorusuna “bir gece ansızın gelebiliriz” dedi. pic.twitter.com/WjvDfxDUQb - 24 TV (@yirmidorttv) January 22, 2021

Визит турецкого военного министра, который провел переговоры с президентом Бархамом Салехом и премьер-министром Мустафой аль-Казыми, вызвал слухи о том, что Анкара пытается убедить партнеров в Багдаде и Эрбиле начать совместную военную операцию против запрещенной «Рабочей партии Курдистана» (РПК) в горных районах страны. А точнее, в Синджаре на севере провинции Ниневия, которую Турция считает новым центром курдской сепаратисткой организации в Ираке после гор Кандиль. Анкара намеревается организовать широкомасштабное наступление в данном районе для нейтрализации лагерей РПК, но на этот раз она хочет задействовать не только свою армию, но и силы Багдада, Эрбиля и по возможности Тегерана.

Millî Savunma Bakanı Hulusi Akar, beraberinde Genelkurmay Başkanı Org. Yaşar Güler ile Erbil temaslarına devam ediyor. Bakan Akar, IKBY Başbakanı Mesrur Barzani ile de terörle mücadelenin ele alındığı bir görüşme gerçekleştirdi.https://t.co/cpBGTHdACo#MSB #HulusiAkar pic.twitter.com/oJbMUkz39L - T.C. Millî Savunma Bakanlığı (@tcsavunma) January 19, 2021

Специалисты уверены, что Турция также с помощью будущей операции намеревается увеличить количество баз, которые и так уже существуют на территории Ирака. Эрдоган пользовался фразой «мы придем внезапно однажды ночью» и раньше, когда говорил о намерении провести военные наступления на севере Сирии, аргументируя их курдской угрозой. Сейчас турецкий лидер говорит о той же проблеме, но теперь уже на севере Ирака. И речь, скорее всего, идет не о воздушной атаке и небольших вылазках военнослужащих, а о полноценной военной операции по примеру «Щита Евфрата» и «Оливковой ветви».

Согласно турецким источникам, Хулуси Акар и начальник турецкого Генштаба Яшар Гюлер во время визита в Ирак дали понять собеседникам, что «Анкара не хотела бы откладывать решение проблемы с РПК». Как известно, у курдов в Иракском Курдистане, которым руководит Демократическая партия Курдистана, управляемая семьей Барзани, есть разногласия с РПК, и они так же заинтересованы в ослаблении и изгнании организации со своих территорий. Багдад присоединяется к этой борьбе, о чем стороны договорились еще в октябре прошлого года и подписали соглашение о безопасности. Согласно этому документу, Багдад и Эрбиль должны были вытеснить из Синджара, где проживает большое количество беженцев курдов-езидов, РПК, которая укоренилась в этом районе после столкновений с боевиками ИГ1 (организация запрещена в РФ) в 2014 году. В руководстве Турции уверены, что возглавляемая Джо Байденом новая администрация США, в отличие от трамповской, будет стремиться к более тесным отношениям с курдами в регионе. По мнению Анкары, Вашингтон намерен содействовать курдам Сирии в создании независимого государства, которое должно включать в себя северные районы Сирии и по возможности территории на северо-западе Ирака (Синджар). Добиться этого

рассчитывают

при помощи сирийских Отрядов народной самообороны (YPG) и Отрядов сопротивления Синджара (YBS), которые, с точки зрения Турции, являются ничем иным, как ответвлением считающейся террористической в Турции РПК. Если в Турции объясняют свои действия на территории Ирака вопросом безопасности, то другие источники полагают, что Анкара пользуется «якобы угрозой РПК» в целях захвата территорий и распространения своего влияния на них. По мнению тех же специалистов, Эрбиль и Багдад, которые ведут неэффективную политику против РПК, развязывают руки Анкаре и дают ей повод для трансграничных операций.

В ноябре прошлого года министр внутренних дел Иракского Курдистана Ребивар Ахмед, советник по национальной безопасности Ирака Касим аль-Араджи и специальный представитель ООН в этой стране Жанин Хеннис-Плассхарт провели встречу, о которой договорились за месяц до этого. На мероприятии обсуждались детали действий в районе Синджар. На пресс-конференции после встречи Ахмед заявил, что обе стороны в ближайшее время подготовят дорожную карту для восстановления и обеспечения безопасности района и реализации статей сделки. Аль-Араджи в свою очередь отметил, что Багдад не позволит никакой неиракской державе находиться в Синджаре.

«Иракские силы безопасности будут единственной силой, которая останется в Синджаре и в этом регионе», - сказал советник по нацбезопасности.

Если в Турции сочли, что эти слова относятся к РПК, другие наблюдатели услышали в них также предупреждение и для Анкары. Турция долгие годы проводит наземные военные действия в Ираке в целях борьбы с РПК, однако с 2019 года Анкара начала серию более агрессивных операций под названием «Коготь». Первая фаза, «Коготь-1», проводилась в районе горного массива Хакурк до середины июля. 12 июля 2019 года стартовала вторая фаза операции: турецкие ВВС начали планомерно уничтожать пещеры и укрытия РПК в северном Ираке. В ходе операции «Коготь-2» основные усилия были также сосредоточены на Хакурке. 23 августа 2019 года очередная фаза, «Коготь-3», стартовала в районе Синат - Хафтанин в провинции Дахук. В августе того же года стало известно, что Турция развернула на севере страны 15 военных баз.

В июне 2020 года Анкара начала воздушное наступление «Коготь орла», нанося авиаудары по лагерям РПК в Махмуре и Синджаре. В том же году ВС Турции объявили об операции «Коготь тигра». В итоге турецкая сторона сообщила об уничтожении более 400 боевиков РПК с начала военных действий в 2019 году. Операции Анкары против курдов вызывают негодование Багдада, но реакция центрального руководства Ирака очень слаба и не воспринимается со стороны Турции всерьез. Однако в августе прошлого года, после того как в результате атаки турецких БПЛА был подорван автомобиль с иракскими пограничниками в районе Брадост к северу от Эрбиля, Багдад был вынужден сделать резкие замечания Анкаре. Из-за бомбардировки погибли водитель и два командира пограничного батальона. Это стало первыми смертями военнослужащих регулярных иракских войск с начала операций «Коготь».

Pençe Operasyon Planı çerçevesinde, 27 Mayıs 2019’da Kara Kuvvetleri topçu bataryaları ve Hava Kuvvetlerimizin atışlarını müteakip Irak kuzeyi Hakurk bölgesinde komando tugaylarımızla bir harekat başlatıldı.https://t.co/TvJdRf4ukO#MSB #TSK pic.twitter.com/L16oGy8t3E - T.C. Millî Savunma Bakanlığı (@tcsavunma) May 28, 2019

На следующий день иракское руководство всего за два дня до визита турецкого министра обороны Хулуси Акара

отменило

встречу с ним. Также МИД этой страны вызвал к себе посла Турции, чтобы передать ему «ноту решительного протеста и проинформировать о неприятии Ираком нападений на его территориях и нарушений его границ». Турецкие специалисты полагают, что Багдад не станет принимать участие в операции и поддерживать сторону Анкары, а его реакция будет зависеть от поддержки извне.

Для руководства Иракского Курдистана ситуация неоднозначная. Оно пытается балансировать между Анкарой и своим образом в глазах курдов. С одной стороны, Эрбиль отклоняет предложения турецкого руководства об объединении сил против РПК, а с другой, у него есть опасения по поводу любых внутрикурдских боевых действий в регионе. Мосул, еще один важный город под контролем Эрбиля, находится в 120 км от Синджара и имеет стратегическое значение для восстановления транспортировки киркукской нефти. На данный момент в Синджаре проживает около 90 тысяч человек, 82 % из которых езиды, 13 % - курды-мусульмане и 5 % - арабы. В прошлом РПК часто обвиняла правящую Демократическую партию Курдистана (ДПК) в том, что она делилась с Анкарой разведывательными данными о местонахождении членов организации и их перемещениях в регионе. Связанные с Рабочей партией Курдистана группы, а именно Отряды сопротивления Синджара (YBS), которые воевали с ИГИЛ1 (запрещено в РФ) в 2014 году, по-прежнему активны в провинции Найнава, особенно вокруг гор Синджара и его окрестностей. Стоит обратить внимание на то, что РПК внесена в список террористических организаций Вашингтона, в то время как YBS - нет.

Какова же будет роль США в этом вопросе? Очевидно, что Турция не хочет оставлять решение проблемы Синджара на администрацию Байдена. В Анкаре полагают, что в новом кабинете Белого дома большое количество политиков, которые относятся с симпатией к идее создания нового курдского государства на территории Сирии. Потому Эрдоган намерен решить вопрос Синджара до того, как новая администрация полноценно задействует свои силы в регионе. Учитывая поддержку Вашингтона сирийских курдов (YPG) и то, что данная провинция граничит с территориями на северо-востоке Сирии, находящимися под контролем этой организации, Анкара хочет лишить логистической связи эти районы.

Некоторые аналитики уверены, что турецкие операции в Ираке провоцируют силы РПК покинуть территорию страны, и часть из них уже переместилась к приграничным районам. В связи с этим турецкая сторона кроме Эрбиля и Багдада пытается привлечь к совместной операции против РПК и Тегеран. 29 января министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф посетил Анкару, где встретился с президентом Турции и провел переговоры с министром иностранных дел.

Constructive, friendly, & fruitful conversations in Turkey with President @RTErdogan & FM @MevlutCavusoglu. Discussed expansion of bilateral ties & regional cooperation-Syria, Iraq, & the Caucuses. Concurred that the only way to restore stability in the region is thru synergy. pic.twitter.com/f1pdKknXWH - Javad Zarif (@JZarif) January 29, 2021

Газета Sabah рассказала читателям о том, что с Зарифом в том числе обсуждался вопрос присоединения Тегерана к военным действиям в Синджаре, так как в этом районе кроме прочих присутствуют проиранские силы Хашд аш-Шааби (Силы народной мобилизации). По

мнению

военного специалиста Али Демира, Тегеран не станет принимать участие в операции в Синджаре, но в то же самое время не будет препятствовать ей.

В СМИ Турции уже несколько дней муссируется тема возможной операции в Синджаре. Таким образом власти готовят общественное мнение и оценивают интерес и поддержку очередных военных действий против РПК. Неизвестно, насколько «уровень готовности - Эрдоган» влияет на настроения курдов в регионе, но в статье издания A Haber, утверждается, что поездка министра обороны Турции и главы Генштаба страны в Ирак якобы насторожила руководство РПК, и что оно начало вести переговоры с Эрбилем с просьбой о помощи.

Bir gece ansızın gelebiliriz! PKK'yı titreten ziyaret https://t.co/ACmyYFxWQC pic.twitter.com/fnPVIokrE9 - A Haber (@Ahaber) January 31, 2021

Вероятность же операции кажется вполне исполнимой. Здесь стоит учитывать предыдущий опыт действий турецкого руководства, желание создать буферную зону в Ираке, а также то, что Анкара постарается успеть закрыть этот вопрос до того, как новая администрация США включится в игру и ограничит планы и амбиции Эрдогана. 1 Организация запрещена на территории РФ.

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!