Карт-бланш от ВОЗ для «Спутника V» вывел Россию в лидеры хайтека

Общество

Вакцина «Спутник V» войдет в перечень препаратов, распространяемых ВОЗ по программе COVAX. Это означает, что после дополнительных консультаций антикоронавирусное средство из России будет внесено в список препаратов, рекомендуемых Всемирной организацией здравоохранения для использования в чрезвычайных ситуациях в рамках указанной программы.

Таким образом, вслед за публикацией в научном журнале The Lancet, признавшей эффективность «Спутник V», сообщение ВОЗ означает, что для российской вакцины загорается зеленый свет в вопросе самого широкого международного использования, отмечает обозреватель ФАН. На сегодняшний день таким статусом обладают только две вакцины от COVID-19: препараты компаний Pfizer/BioNTech и AstraZeneca.

Преимущество «Спутника V»

Созданный ВОЗ механизм COVAX - это специальная программа, которая осуществляется совместно с Глобальным альянсом по вакцинам и иммунизации (GAVI) и Коалицией за инновации в области обеспечения готовности к эпидемиям. В рамках этой инициативы богатые страны оплачивают приобретение вакцин бедными государствами, частично субсидируя такие закупки. COVAX, хоть и выглядит как бескорыстная благотворительность, преследует достаточно прагматичные цели. Никто в мире не хочет, чтобы ситуация локдаунов или карантинов 2020 года регулярно повторялась в будущем, при каждой опасной инфекции. При этом именно бедные страны являются наиболее очевидным резервуаром для возникновения новых инфекций. Поэтому богатые государства и пошли на финансирование вакцин для бедных - чтобы не болеть потом самим. Список субсидируемых препаратов ожидаемо содержит в основном только разработки западных фарм-гигантов - той самой «Большой фармы», о которой мы широко узнали в последние годы. До сих у России не было места даже на пороге этого элитного фармакологического клуба: отечественная промышленность по производству лекарственных препаратов и вакцин в нашей стране во многом застыла на уровне второй половины ХХ века, год за годом отставая от западных конкурентов. Теперь же решение ВОЗ фиксирует совершенно новую ситуацию. На сегодняшний день, помимо самой России, применение «Спутника V» уже одобрили в Белоруссии, Аргентине, Боливии, Сербии, Алжире, Палестине, Венесуэле, Парагвае, Туркмении, Венгрии, ОАЭ, Иране, Гвинее, Тунисе, Армении, Мексике, Никарагуа, Республике Сербской (часть Боснии и Герцеговины), Ливане и Мьянме. Если бы ВОЗ не включил «Спутник V» в число вакцин-кандидатов по программе COVAX, это могло бы вызвать обоснованные претензии у стран-реципиентов. Последние скандалы с провалами в поставках вакцин от Pfizer/BioNTech и AstraZeneca даже в странах ЕС наглядно показали, что и у «Биг фармы» есть предел возможностей, который она не может перепрыгнуть. Ведь в случае с COVID-19 речь идет о миллиардах доз вакцины. Поэтому-то Россию и допускают к столь лакомому рынку. Это позволяет не только поддержать декларируемые цели COVAX, но и обеспечить ее скрытый смысл - защитить население развитых стран от перетока опасных заболеваний из бедных, «неуспешных» государств. Кроме того, сыграла свою роль еще одна особенность «Спутника V». В отличие от продукции Pfizer/BioNTech, AstraZeneca и ряда других западных компаний, российские разработки поставляются в «открытом коде», то есть с передачей всех лицензий и патентов на места - в страны-получатели вакцины. При желании и наличии необходимых средств и времени производство «Спутника V» можно развернуть где угодно, в максимально короткие сроки обеспечив вакцинацию людей. А вот потесненная Россией «Большая фарма» такого по своим препаратам не практикует, предпочитая зарабатывать на каждой дозе и упаковке. Так что, без сомнения, «Спутник V» - это один из крупнейших успехов России на технологическом поприще. Но как он вообще стал возможен?

Из догоняющих - в лидеры

Все дело в том, что за последние десятилетия в фармакологии и разработке вакцин произошла настоящая технологическая революция. Человечество очень близко подошло к тому, чтобы создавать лекарства «по виртуальному расчету», заранее программируя в рамках компьютерного моделирования их заданные свойства и лечебное действие. Еще 30 лет назад такой подход был невозможен. Например, известное средство для улучшения эрекции «Виагру» нашли случайно. Просто старички-добровольцы на клинических испытаниях будущего лекарства для сердца начали подозрительно активно просить «еще одну дозу вот этой таблеточки», которая оказалось весьма ко двору в их возрасте, но совсем по иному поводу. В настоящий же момент речь идет о том, что ученые, генетики и фармакологи, дошли до уровня «элементарных кирпичей» мироздания, получив способность моделировать на компьютере трехмерную структуру белка или лекарства. А это, в свою очередь, сильно ускоряет первичный поиск (скрининг) лекарств-кандидатов. Кроме того, современная исследовательская фармакология стала во многом общедоступной: имея достаточный багаж знаний, опыт и вычислительные мощности, можно заниматься разработкой лекарств и вакцин при очень скромных начальных ресурсах. В частности, компания BioNTech, разработавшая первую мРНК-вакцину от COVID-19 и приобретенная Pfizer в прошлом году, была по факту просто успешным стартапом. На протяжении прошлого десятилетия BioNTech оставалась очень небольшой компанией, которая исследовала тему мРНК-вакцин без особой надежды на успех, но не забывая прилежно патентовать все свои разработки. Свою первую крупную инвестицию от Фонда Гейтсов (вот уж раздолье для сторонников теории заговора!) компания получила только в сентябре 2019 года, незадолго перед началом пандемии COVID-19. Ровно такой же эффект произошел и в России. В советскую отрасль производства вакцин пришла «новая кровь». Например, создатель «Спутника V» Денис Логунов в 2000 году был всего лишь студентом, заканчивающим обучение на биотехнологическом факультете Курского государственного медицинского университета, по специальности «Биомедицинская инженерия». Нынешняя ситуация в фармакологии чем-то напоминает ситуацию в компьютерной отрасли в конце 1970-х годов. Тогда компьютеры существовали уже целых 30 лет, но к ним никак нельзя было применить слово «персональные». О таких компьютерах не задумывались даже фантасты. В реальной жизни и в СССР, и в США компьютеры стояли в отдельных комнатах, доступ в которые, «машинное время», давали только по предварительной записи.

На таком вот рынке и произошла революция микроэлектроники, символами которой стали Билл Гейтс и Стив Джобс, Microsoft и Apple. В уже устоявшуюся отрасль тогда тоже пришла «новая кровь», сумевшая превратить инновационные технологии в новый производственный уклад. Место «компьютеров размером с комнату» заняли персональные устройства, которые мы используем сегодня: десктопы и ноутбуки, планшеты и смартфоны. Ровно такая же ситуация сегодня складывается и в отрасли производства лекарственных препаратов. По сути, карт-бланш для «Спутника V» сперва от The Lancet, а теперь и от ВОЗ вывел Россию в топ лидеров мирового хайтека. Этот успех теперь нужно развить и закрепить: в 2021 году у нашей страны появился реальный шанс занять достойное место в мировой высокотехнологичной промышленности.

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!