Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Украина
Славянск умирает без «вежливых людей»

Славянск умирает без «вежливых людей»

13:56  8 Апреля 2015  /обновлено: 6:25  27 Октября 2015
10337

Герой Славянска Игорь Стрелков

Герой Славянска Игорь Стрелков Славянск – старинный город в Донецкой области, основанный еще по указу царя Алексея Михайловича, как форпост против набегов крымских татар. Многие десятилетия был важнейшим транспортным узлом Донбасса, пользовался славой как старейший грязелечебный курорт. Во время Великой Отечественной войны в честь освобождения Славянска и других городов в ходе Донбасской операции 6 сентября 1943 года Москва салютовала залпами 224 орудий. В ходе прошлогодних трагических событий на юго-востоке Украины название этого города узнали во всем мире. Славянск стал символом вооруженного сопротивления жителей Донбасса и пришедших к ним на помощь добровольцев из России попыткам киевских властей и украинских националистов навязать свою волю русским и русскоязычным гражданам Украины. С июля 2014 года Славянск, переживший один из самых страшных периодов своей истории, находится под контролем украинской армии. Город умирает: нет работы, половина магазинов так и не открылась, чудовищно выросли цены, разгулялась преступность. Вечером улицы пустеют – боясь «лихих людей», жители сами для себя вводят "комендантский час". Одна радость – не стреляют.

«Вежливые люди» не пришли

12 апреля 2014 года группа вооруженных людей в масках бескровно заняла несколько административных зданий, в том числе горсовет и милицию, заявив, что отныне Славянск является частью провозглашенной 7 апреля того же года Донецкой народной республики. Сначала жители, наслышанные о крымских «зеленых человечках», трансформировавшихся в «вежливых людей», подумали, что и в Славянск пожаловали именно они. В Донбассе многие, что греха таить, мечтали повторить судьбу Крыма и «прислониться» к великому восточному соседу. Именно поэтому появление отряда в масках люди не только в самом Славянске, но и в России восприняли как повторение крымского сценария. Но, как показали дальнейшие события, в Славянск пришли не совсем те «вежливые люди», которые решили проблему воссоединения Крыма с Россией. Тогдашний мэр Славянска Неля Штепа заявила, что вооруженные люди в камуфляже – это «Народное ополчение Донбасса», которое выступает за референдум. Прибывшие бойцы, на тот момент вооруженные только стрелковым оружием, захватив отдел милиции, передали всё взятое там оружие митингующим жителям Славянска. Способные держать оружие горожане из числа наиболее активных сторонников независимости Донбасса вскоре пополнили ряды ополченцев. На митинге в поддержку ДНР жители Славянска заявили, что выступают за права русскоязычных, за референдум и хотят мира.

Мира не будет

«Мир» продлился ровно родин день. Уже 13 апреля Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) принял трагическое для Донбасса решение о начале антитеррористической операции с участием вооруженных сил. За год количество жертв АТО, по некоторым данным, превысило десять тысяч человек (западные источники сообщают и о 55 тысячах погибших). При любом подсчете количество раненых, обычно, примерно раза в четыре больше. Около миллиона человек стали беженцами и вынужденными переселенцами. Что касается Славянска, то трагедия этого города стала символом первого этапа войны в Донбассе. Украинская армия неоднократно пыталась отбить Славянск у ополченцев. Город пережил несколько штурмов. На первом этапе плохо мотивированная, не готовая к войне и прямо скажем «разложенная» украинская армия не могла противостоять местным жителям, организовавшим самооборону, почти не имея оружия. Народным мэром стал лидер местных ополченцев Вячеслав Пономарев, который вполне квалифицированно решал проблемы жизни фронтового города. Позже он был отстранен от должности и посажен под домашний арест командиром вошедшего в Славянск отряда, министром обороны ДНР Игорем Стрелковым. Первый штурм города украинскими войсками состоялся уже 15-18 апреля. Отбились. Второй штурм – 24 апреля. Ополченцы не только отразили атаку ВСУ и Нацгвардии, но и пленили наблюдателей ОБСЕ, заподозрив их в шпионаже. Позже после долгих переговоров западных «шпионов» отпустили. Третий штурм (2-3 мая) едва не стал последним в Славянской эпопее. Украинская армия подвергла город и окрестности массированным артиллерийским ударам и авиационным налетам. Применялись САУ, штурмовики и боевые вертолеты. В ходе боев с превосходящими силами украинской армии ополченцы потеряли почти весь Краматорск и едва не оставили Славянск. Но всё-таки снова отбились, захватив трофеи. Утром 4 мая контроль над Краматорском и рядом других населенных пунктов Донецкой области был ими восстановлен.

Славянский ад

5 мая бои возобновились, они шли с перерывами весь май, принеся неизмеримое количество бедствий мирному населению, остававшемуся в городе. Даже во время объявленного на время выборов президента Украины перемирия в Славянске раздавались залпы и взрывы, гибли люди. В городе начался голод, из-за взорванного украинскими войсками водозабора не хватало даже воды - люди до дна вычерпали стоячую воду из городских фонтанов. О том, как выживают и умирают жители Славянска, мир узнавал от российских журналистов и волонтеров, остававшихся в городе на протяжении всей его обороны. Первое время были там и иностранные репортеры. Но после того, как итальянский фотограф и его российский переводчик погибли под минометным огнем украинских войск, представители зарубежных СМИ покинули Славянск. Четвертый и последний штурм города начался 3 июня, ожесточенные бои шли в районе Семеновки (предместья Славянска), в которой не осталось ни одного целого дома, и в районе поселка Царицыно. Ополченцы отчаянно сопротивлялись, отчаявшись ждать помощи из Донецка или России, не раз сбивали украинские самолеты и вертолеты, но, после того, как украинские силовики полностью окружили город, заняв господствующие высоты, вынуждены были оставить Славянск. В ночь на 5 июля руководимые Игорем Стрелковым повстанцы с боями вырвались из Славянска, отступив сначала в Краматорск и Горловку, а затем в Донецк. С собой ополченцы вывозили свои семьи и тех, кто не пожелал оставаться под киевской властью, опасаясь репрессий за свою поддержку ополченцев.

Украина вернулась

В город вошли украинские войска, тогдашний министр обороны Украины Валерий Гелетей позировал на фоне возвращенного на флагшток горсовета украинского флага. Киев постарался извлечь максимальную пропагандистскую выгоду из возвращения Славянска. Вслед за солдатами появились машины с гуманитарной помощью, оголодавшие жители набрасывались на бесплатные сосиски, колбасу и хлеб, и это снимали приехавшие в киевском обозе телевизионщики. Тем временем, в городе начались аресты и бесследные исчезновения тех, кого украинские власти заподозрили в симпатиях к "сепаратизму". Среди них оказались и те, кто просто приходил на мирные митинги, и те, кто готовил ополченцам еду. Под репрессии и увольнения попали и представители городской власти, обеспечивавшие жизнедеятельность города во время его многодневной обороны. Сейчас жители Славянска немного успокоились: ужас прошлой весны и лета, конечно, не забыт, он просто отодвинут в подсознание. Но, по сути, Славянск до сих пор так и не оправился от пережитого, а украинские власти явно не стремятся помочь в преодолении этой коллективной психической травмы. Как рассказывают в соцсетях жители Славянска, некоторые их соседи покинули переживший войну город, зато появились незваные переселенцы из западных областей Украины.

Никто не хотел умирать

Фигура, которая теперь навсегда связана со Славянской эпопеей, это конечно бывший главнокомандующий ДНР, профессиональный воин, бывший полковник ФСБ Игорь Стрелков, который после этих событий стал невероятно популярен. Стрелков дал несколько интервью, в которых сделал важные признания, касающиеся, в том числе, Славянска. В своем знаменитом интервью газете «Завтра» Стрелков рассказал, что идея сделать Славянск форпостом Новороссии пришла почти случайно. «На Славянск вышли совершенно случайно. Нам нужен был средний город. И мне сказали, что в Славянске наиболее сильный местный актив. Этот вариант мы оценили как оптимальный», - вспоминает Стрелков начало Славянской эпопеи. Он, как и многие пророссийски настроенные жители Донбасса, видимо, надеялся, что дело решится благодаря вмешательству России. «Изначально я исходил из того, что повторится крымский вариант — Россия войдёт. Это был самый лучший вариант. И население к этому стремилось. И референдум проводили за Россию, и воевать шли за Россию», - был уверен Стрелков, которому вскоре пришлось жестоко разочароваться в своих надеждах. «Мы думали: придёт российская администрация, тыл будет организован Россией, и будет ещё одна республика в составе России, - вспоминает он. - А потом, когда понял, что Россия нас к себе не возьмёт, для нас это решение было шоком». А вначале, по словам Стрелкова, «никто не хотел умирать», и, возможно, дело еще могло решиться миром. «Поначалу никто воевать не хотел, - рассказал экс-главком ДНР главреду газеты «Завтра» Александру Проханову. - Первые две недели проходили под флагом того, что обе стороны хотели убедить друг друга». По словам Стрелкова, первыми мир нарушили «правосеки» (Национальная гвардия стала участвовать в боях за Славянск позже). «Затем "Правый сектор*" начал забрасывать к нам диверсионные группы — начались перестрелки», - вспоминает Стрелков. Ну, а дальше, как говорится, понеслось. Пожалуй, наиболее точно описал это состояние постепенного роста взаимного ожесточения в ходе гражданской войны подзабытый теперь Аркадий Гайдар в знаменитой повести «Школа». «…Уходя в армию, я еще не мог ненавидеть белых так, как ненавидел их шахтер Малыгин или командир отряда Шебалов и десятки других, не только боровшихся за будущее, но и сводивших счеты за тяжелое прошлое. А теперь было уже не так. Теперь атмосфера разбушевавшейся ненависти, рассказы о прошлом, которого я не знал, неотплаченные обиды, накопленные веками, разожгли постепенно и меня, как горящие уголья раскаляют случайно попавший в золу железный гвоздь». Вероятно, что-то похожее случилось и с ополченцами в Славянске, и противостояние в этом городе, фактически, стало началом большой войны, которой, кажется, конца-края не видно. «В августе — на пике кризиса — мы сражались в условиях почти агонии, - вспоминает Стрелков. Просто лихорадочно латали дыры, затыкали какие-то прорывы», - вспоминает он. Тем не менее, для украинских силовиков организованный прорыв ополченцев из Славянска оказался неожиданным. По словам Стрелкова, у него был категорический приказ – город не сдавать. Однако сил для его обороны у стрелковцев уже не было, а помощь не приходила. «Когда я сообщил, что намерен выйти, мне несколько раз повторили приказ не выходить, оборонять Славянск до последнего. "Вас обязательно деблокируют, обороняйте Славянск". Спрашиваю: "Чем поможете?" Молчание. А у меня — тысяча человек и тысячи членов их семей. Положить их я права не имел. Поэтому я принял решение на прорыв», - так экс-главком вспоминал финал Славянской эпопеи. По словам Стрелкова, он тогда принял для себя решение: либо выйти со всем гарнизоном, либо вместе с ним там погибнуть. «Я принял решение выйти и считаю его правильным. Глубоко уверен, если бы мы не вышли из Славянска, потом не удержали бы и Донецк», - подчеркивал Стрелков, который после окончания битвы за Славянск был отозван с Донбасса, чтобы уступить руководство Новороссией новым людям и новым силам.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Ирина Петренко
Закрыть