Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Одинокого шестилетнего ребенка нашли ночью на петербургской улице
Политика
Россию мечтают оставить без вето
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Россию мечтают оставить без вето

    21:12  2 Апреля 2015  /обновлено: 6:26  27 Октября 2015
    630

    Совбез ООН

    Совбез ООН Разговоры о том, что ООН перестала отвечать "духу времени" и требует кардинальной реорганизации, идут давно и обычно затрагивают самый существенный вопрос — право вето, которым обладают пять постоянных членов Совета Безопасности ООН: Россия, США, Великобритания, Франция и Китай. Причем, все чаще речь идет о том, чтобы отнять это право у одного конкретного государства — Российской Федерации.

    Тактика мелких шажков

    Хотя Устав ООН не содержит никаких механизмов для подобного "реформирования", слова о лишении России "доставшихся ей из другой жизни" полномочий звучат на самом высшем уровне, включающем глав МИД западных государств. Они резко участились после крымских и украинских событий, в которых ряд стран разглядел нарушения Россией полномочий, записанных в статье 24 Устава ООН: "Члены ООН возлагают на Совет Безопасности главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности". В частности, в рамках прошлой Генассамблеи ООН по инициативе Франции состоялась встреча высокого уровня по вопросу о праве вето. Ее участники поддержали предложение министра иностранных дел Пятой республики Лорана Фабиуса о том, чтобы постоянные члены Совбеза добровольно воздерживались от ветирования действий, "направленных на предотвращение или прекращение насилия". На сентябрьской сессии Генассамблеи Франция собирается вновь поставить этот вопрос в повестку дня и еще хотя бы на полшага приблизиться к не особо скрываемой цели — лишению РФ права блокировать те или иные резолюции Совбеза ООН. Напомним, что в Совбез ООН входят пять уже упомянутых постоянных его членов и еще десять государств, избираемых на двухлетний срок, по пять стран за год. При этом решение Совбеза считается принятым, если за него проголосовало девять его членов, включая совпадающие голоса всех постоянных членов, — то есть, если никто из последних не проголосовал "против". На что же рассчитывают оппоненты России, желающие лишить ее права вето?

    Атака в лоб и обход с флангов

    Дипломаты ряда постсоветских государств неоднократно за последние месяцы заявляли о том, что им удалось найти "формулу", с помощью которой можно было бы нейтрализовать роль России в Совбезе ООН по "украинскому вопросу". Об этом, например, упоминали постпред Украины в ООН Юрий Сергеев, а также его молдавский коллега Влад Лупан. Как правило, при этом идет ссылка на пункт 3 статьи 27 Устава ООН, в котором сказано, что "сторона, участвующая в споре, должна воздержаться от голосования" в Совбезе, даже если она является его постоянным членом. Кроме того, согласно пункту 2 той же статьи, решения Совбеза по вопросам процедуры считаются принятыми, когда за них просто поданы голоса девяти членов Совета — в этом случае право вето, то есть обычное голосование "против" со стороны постоянного члена, не играет роли. Из слов указанных дипломатов следует, что им известен способ, как можно "процедурно" привязать Россию к тому или иному спору, обсуждающемуся на Совбезе ООН, чтобы лишить нашу страну возможности голосовать по данному вопросу. До сих пор, однако, Организация Объединенных Наций не знает подобных прецедентов. Тем не менее, совсем скидывать со счетов это угрозу не стоит, поскольку, в частности, неопределенный международный статус Крыма не позволяет однозначно утверждать, что Россия не является одной из сторон территориального спора с Украиной. И хотя в марте прошлого года российский постпред Виталий Чуркин успешно отразил давление западных государств, заблокировав резолюцию Совбеза о нелегитимности намечавшегося референдума на полуострове, нашей делегации в ООН следует быть готовой к новым, более продуманным атакам по крымскому вопросу. Но все равно это будет, что называется, атакой в лоб. Однако есть и другие, нелинейные стратегии, способные отнять у России столь важный инструмент внешней политики или хотя бы принизить его значение. Одной из подобных стратегий является существенное расширение состава постоянных членов Совбеза ООН. Среди их "непостоянных" коллег мало кого устраивает роль свадебного генерала, избираемого лишь на пару лет и не имеющего возможности заблокировать то или иное решение "старших братьев". При этом мир действительно изменился, и уже невозможно отрицать внешнеполитического значения таких государств, как Германия, Индия или Бразилия. Очевидно, рано или поздно они должны будут войти в состав Совбеза ООН на постоянной основе — иначе под угрозу может быть поставлен авторитет всей организации. В этом случае, однако, встанет вопрос о "договороспособности" Совбеза. В случае расширения состава обладающих правом вето с пяти до, скажем, десяти членов риск блокирования той или иной резолюции повысится многократно. И тогда возникнет вероятность того, что право вето может быть вообще снято разом со всех постоянных членов или трансформировано во что-то более компромиссное — лишь бы ООН не повторила печальную судьбу Лиги Наций. Разумеется, до расширения Совбеза еще далеко. К тому же, ни одно из "государств-основателей" ООН не горит желанием делиться своим преимуществом. И все же, рано или поздно, открывать двери для новых постоянных коллег им придется. Кроме того, надо понимать, что "антироссийский блок", обладающий устойчивым большинством голосов как в Совбезе, так и в Генассамблее ООН, испытывает меньше опасений лишиться права вето, чем Россия.

    Делать малое большим, а большое — малым

    Еще одна стратегия по снижению роли постоянных членов Совбеза может быть связана с резким расширением полномочий других ооновских групп и учреждений. Сегодня все они играют второстепенную роль в мировой политике, хотя, например, МАГАТЭ в последние годы существенно подняло свой статус и, в известной степени, определяет судьбу целых государств, таких как Иран или Северная Корея. Не менее влиятельными являются две другие организации в системе ООН — МВФ и Всемирный банк, превратившиеся, по сути, в филиалы американского Минфина. А ведь у ООН есть и свой судебный орган — Международный суд, в обязанности которого прямо входит разрешение территориальных споров "или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира". Конечно, сегодня авторитет этого суда минимален, а полномочия сужены до предела. Однако, как и в случае с МАГАТЭ, Международный суд также со временем может быть преобразован в более значимую структуру прямо под носом постоянных членов Совбеза ООН, не имеющих оснований отказывать ему в этом. Еще один вектор давления на Россию может развиваться по линии ее "незаконного правопреемства". До сих пор статус Российской Федерации как наследницы Советского Союза мало кем оспаривался, если не считать наших "украинских партнеров". Однако и на эту тему в скором времени может раздаться стройный хор голосов, считающих, что у нас нет полного права распоряжаться советским наследием. Заметим, что в Уставе ООН в списке постоянных членов Совбеза никакой России не значится — там до сих пор прописан именно СССР (статья 23, пункт 1). Ревизия права России на ее кусок ооновского пирога может идти и с другой стороны — через диффамацию роли и заслуг Советского Союза в победе над странами Оси в 1945 году. В западных исторических кругах давно уже является мейнстримом приравнивание СССР к нацистской Германии "по признаку тоталитаризма" и распространение на Советский Союз ответственности за развязывание Второй Мировой войны, с чем Россия никогда не согласится. Всяческое приуменьшение советского вклада в победу прямиком ведет к вопросу о том, "с какой стати эти русские заседают в Совбезе?" И хотя у российского представительства в ООН имеются все необходимые рычаги для противодействия политическим последствиям этой пропаганды, она лишь набирает ход.

    Право сильного

    Пока что все эти планы выглядят как химеры. Поэтому сейчас Россию больше должна волновать западная практика "расширительного трактования" некоторых ключевых резолюций Совбеза, а также участившиеся попытки наших недругов обделывать свои дела на международной арене, вообще не прибегая к ООН. Примеры широко известны: в первом случае, это западная агрессия против Ливии, а ко второму относится, скажем, нынешнее нападение Саудовской Аравии и коалиции ее ближневосточных "клиентов" на Йемен. Вопиющим случаем нарушения Устава ООН стало вторжение США и их союзников в Ирак в марте 2003 года. Оно не только не опиралось на решения ООН, но и сопровождалось откровенной фальсификацией — достаточно вспомнить выступление госсекретаря США Колина Пауэлла на специальном заседании Совбеза ООН. На нем Пауэлл картинно тряс поддельной колбой с "бациллами сибирской язвы", утверждая о наличии у Ирака оружия массового поражения. Которого, как теперь точно известно, просто не существовало. Впрочем, эти примеры отлично доказывают, что "право сильного" работает в этом мире гораздо лучше, чем резолюции ООН. Раз так, опасаться покушений на наши полномочия в Совбезе не следует — Россия должна уметь защищать свои национальные интересы, даже если она лишится всех международных представительств и останется в полнейшей изоляции.  

    Автор: Илья Вахлаков
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях