Кемска волость — 2: Альгис Микульскис о новых претензиях Эстонии на русскую землю

Общество

Спецкор ФАН Альгис Микульскис рассмотрел требования Эстонии отдать часть земель России с точки зрения исторического контекста.

В Эстонии вновь заговорили о «возврате земель». Кандидат в президенты от Консервативной народной партии Хенн Пыллуаас 5 июля в очередной раз решил, что Тартуский мирный договор от 1920 года все еще действует и потребовал от российских властей отдать Таллину часть правобережья Нарвы и Печорского района.

Специальный корреспондент ФАН Альгис Микульскис рассматривает эти требования с точки зрения международного права, исторического контекста и здравого смысла.

Территориальные претензии к России — штука насколько неновая, настолько же и бесполезная. Более того — давно уже ставшая неким «общим местом» в российской политической повседневности. Согласитесь, кто сейчас всерьез относится к тем же притязаниям Японии на южные Курилы? В Токио кто-то что-то скажет по теме, ему ответят со всем дипломатическим вежливым равнодушием. На этом все затихает до очередного «самурайского» заявления…

То же самое с Крымом. Правда, на Украине выступают гораздо смешнее и активнее, докатившись уже до неофициальных пока требований вернуть Кубань, Ростов, Воронеж и Белгород… Мнение Москвы всем хорошо известно: «От мертвого осла уши!» Так и тянется эта история уже восьмой год — Киев не унывает, продолжая упорствовать в своей ереси, российский сегмент интернета хохочет, украинский — сотрясает воздух обещаниями американских кар… В общем — все при деле, никому не скучно.

5 июля к шоу-программе опять решила присоединиться Эстония. Неспешно вышла на сцену и, чуть помедлив, начала свой конферанс. Устами кандидата в президенты от Консервативной народной партии Хенна Пыллуааса, который, выступая на съезде своей политической структуры, вновь попытался показать фокус с оживлением мертвого Тартуского договора и приданием легитимности указанной в нем государственной границе.

«Вновь» — потому что сеанс некромантии впервые был проведен магом еще в январе этого года. Также безуспешно. Тогда его заклинание звучало следующим образом:

«2020 год был сложным и необычным. 2 февраля мы отметили столетие со дня подписания Тартуского мирного договора, которым Россия признала независимость и неприкосновенность Эстонии. Тогда была согласована граница между Эстонией и Россией, которая, согласно международному праву, действует и сегодня».

В минувший понедельник Пыллуаас был более лапидарен. Прямо вот сказал как отрезал:

«Нет никакой необходимости и причины узаконивать преступную оккупацию Печор и территорий за Нарвой!»

А после деоккупации ведь всегда следуют компенсации, верно я продолжаю вашу мысль, господин кандидат в президенты? Так вот: ни компенсаций, ни деоккупаций не будет. Так как не было оккупации. Сейчас объясню, почему…

В 1721 году закончилась Северная война, которую Российская империя вела со Шведским королевством. Шведы ее проиграли и заключили с нами Ништадтский мир. Согласно его положениям, Швеция признала суверенитет России над Лифляндией, Эстляндией и еще кое-какими прибалтийскими территориями. Россия в свою очередь, проявляя великодушие к побежденной стороне, выплатила шведской короне за эти земли 2 миллиона ефимков — 1,3 миллиона рублей. Таким образом Эстония стала частью Российской империи и оставалась ею аж до 1917 года.

Советская власть задержалась в Эстонии ненадолго — до февраля 1918 года, когда эстонская территория оказалась оккупированной немцами. Большевики, конечно, попытались восстановить положение вещей, но не преуспели и, после тринадцатимесячной войны, 2 февраля 1920 года, между Москвой и Ревелем был подписан тот самый Тартуский (Юрьевский) мирный договор. Советы безоговорочно признали независимость и самостоятельность эстонского государства, отказавшись от всех прав, в том числе имущественных, ранее принадлежавших Российской империи.

Эстония в свою очередь обязалась не предъявлять России никаких претензий, вытекающих из факта своего прежнего пребывания в составе Империи. А еще к Эстонии тогда отошли часть Псковской губернии (так называемый Печорский край, ныне Печорский район Псковской области РФ), участок правобережья реки Нарва (ныне территории в Ленинградской области РФ). Вот к этому-то документу совершенно напрасно и апеллирует Хенн Пыллуаас.

Напрасно, потому что в 1940 году Эстония вошла в состав СССР и договор утратил силу. Мы стали союзом государств, и все границы потеряли смысл.

Попытки вернуть его к жизни были названы несостоятельными например в 2019 году, когда официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, отвечая на вопросы журналистов, подвела черту под неумеренными эстонскими территориальными аппетитами:

«Позиция России хорошо известна: Тартуский договор давно принадлежит истории. Его действие, как и других международных соглашений, имевшихся у Эстонии, в том числе с Советской Россией в период 1920–1940 гг., прекратилось 6 августа 1940 г. с вхождением Эстонии в состав СССР. Для нас эта тема навсегда закрыта».

Строго говоря, официальные российско-эстонские договоры, касающиеся пограничных вопросов, существуют и подписаны. Но не ратифицированы! И не будут ратифицированы Россией до тех пор, пока ее эстонские контрагенты будут взывать к мертвым сущностям из прошлого.

Что ответить Хенну Пыллуаасу? Думаю, что-нибудь ответят те, кто уполномочен делать это на государственном уровне. И снова все затихнет до тех пор, пока у очередного эстонского деятеля не зачешется пограничный вопрос. Этот цикл, похоже, бесконечен.

P. S. Я хотел было помянуть в тексте статьи спартанского царя Леонида с его легендарным «Приди и возьми!», но не буду. Потому что Леонид сказал это великому Ксерксу, сыну Дария, царю державы Ахеменидов… А тут, прости господи, Эстония.

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!