Поиск
Лента новостей
Закрыть
Весь мир
Газовые операторы Европы начали подготовку к работе с «Северным потоком — 2»
Украина
Журналистка Ивлева: Из жизни востока Украины ушла красота
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Журналистка Ивлева: Из жизни востока Украины ушла красота

    17:00  1 Апреля 2015  /обновлено: 6:32  27 Октября 2015
    112

    волонтеры

    Как может россиянин помочь людям из Донецкой и Луганской областей? Деньгами, медикаментами, едой. Кто-то «сражается» на информационных фронтах: каждый лайк как пуля, каждый репост словно штык. А можно задаться целью помочь конкретным людям конкретными делами, став волонтером. Эту задачу поставила себе российский фотожурналист Виктория Ивлева. Она жила в Славянске и Луганске, оказывая помощь нуждающимся, деля с ними тяготы повседневного быта. Рассказами и видеосюжетами о жизни славянцев и луганцев Ивлева поделилась на встрече в Москве, где побывал корреспондент Федерального агентства новостей.

    Славянск

    О совести Волонтерскую поездку в Восточную Украину Виктория Ивлева называет игрой «Журналист меняет профессию». Мысль о временной смене деятельности в горячей точке пришла к ней практически спонтанно: «Очень сложно понять этот момент решимости, когда встаешь с дивана, закрываешь Facebook и начинаешь делать что-то другое». В качестве первопричины, точки отсчета, Ивлева называет совесть: «Мне было страшно стыдно. Я не выдающийся государственный деятель, который может что-то сказать другим государственным деятелям. Я не депутат Госдумы, который может отважно выступить на заседании. Что я могу сделать? Могу поехать в этот город. А если вы помните, весной прошлого года Славянском был заполнен весь Интернет – ни о чем другом, кроме него, речь не шла». О взаимопомощи В кадре: автомобиль добровольцев останавливается у обочины. Водитель выходит из машины и кричит: – Хлеб бес-плат-но! К нему тут же сбегаются местные жители, берут хлеб, благодарят. – Господа благодарите! – улыбается водитель. Все началось с поста в соцсетях: «Это замечательное изобретение, которое мешает читать Достоевского. Но если его разумно использовать, получается много хорошего». Хорошее – прежде всего, неравнодушные люди – нашлось довольно быстро. Знакомые из Владивостока посоветовали обратиться к священнослужителю, который жил в Славянске. «Священник Петр Анатольевич Дудник и его помощники продолжают до сих пор там работать. С одним из его людей я въехала в город». Другой знакомый по сетям дал контакты человека из Славянска, который помог с жильем. «Когда что-то нужно, все начинает схватываться и получаться», – объясняет Виктория. Именно так, с помощью малознакомых людей, по ее мнению, и творятся добрые дела. Журналистка вспомнила, как, уже освоившись в Славянске, она с волонтерами раздавала хлеб: «Забыть человека, который целует хлеб...Это в XXI веке, в Европе...Людей, которые крестились, которые падали на колени, завидев хлеб...Я думаю, что не буду продолжать». Местные жители узнавали о волонтерах по «сарафанному радио». «Волонтеры отдают себя служению с утра до ночи. Они заменяют государство во многих позициях, хотя не должны и не обязаны. Но без волонтеров не было бы ничего», – с благодарностью вспоминает журналист добровольцев. Об электричестве В кадре: стол с разряженной техникой, которую освещает единственная свеча. Голос за кадром: Единственный полезный предмет здесь – свечка. Есть телефон, который почти не ловит сигнал. Есть разрядившиеся ноутбук и айпад. Есть фотоаппарат, который завтра точно "сядет". «Главное изобретение человечества – это электричество». К этой мысли Виктория пришла, когда во всем Славянске погас свет: «Раздался взрыв, из компьютерного провода посыпались искры, и все погрузилось во мрак. И началась другая жизнь: следующие пять дней мы прожили в каменном веке». Локаут поломал всю городскую жизнь. Были закрыты магазины – люди рвали абрикосы в садах, чтобы хоть что-то съесть. Дозвониться до кого-нибудь было практически невозможно: вышла из строя вышка мобильной связи. Без электроэнергии привычные в мирное время вещи оказались бесполезными: «Ты пользуешься телевизором как зеркалом, холодильником – как шкафом, фотоаппаратом остается только забивать гвозди. Еще остается компьютер и множество других причиндалов, которые абсолютно не нужны. А главный твой друг – свечка». О журналистах Для чистоты эксперимента Виктория Ивлева впервые жила в Славянске не в качестве журналиста. «Когда ты приходишь и говоришь, что журналист, все-таки, как бы ты ни вел себя на равных, ты немножко в другом положении. К тебе другое отношение, на тебя чуть-чуть, хоть на пять процентов, но смотрят со стороны. И тебе могут помочь как журналисту. А могут, наоборот, сказать, - мол, все вы такие, приехали деньги зарабатывать», – объясняет она решение оставить дома пресс-карты и удостоверения. Жизнь среди "простых" людей заставила по-другому взглянуть на свою профессию. «Однажды, когда я пошла за водой, то увидела, как мимо проходят вооруженные товарищи, и с ними какие-то инопланетяне. Определенно это были инопланетяне: у них были высокие шлемы, странные аппараты в руках. Потом я увидела синие накидки со словом «Пресса». Увидела себя, только с другой стороны. Я подумала: «Боже мой! Как мы далеки от народа, когда в таком виде заходим куда-то и что-то от этих людей пытаемся получить. И люди, вместо того, чтобы их послать, еще что-то говорят, и даже не очень агрессивно!» виктория ивлева

    Луганск

    О лекарствах В Луганске журналистка-волонтер оказалась в декабре. «Я поехала туда, когда прочитала сообщение ОБСЕ про Славяносербский психоневрологический дом-интернат. Там были выбиты стекла, не было тепла и света. Мы насобирали денег, купили полторы тысячи памперсов». Как и в Славянске, добровольцам помогали общие знакомые. Они в итоге вывели волонтеров на главного врача местной больницы, который согласился помочь. В самом интернате, между тем, ситуация была спокойнее, чем в европейских сводках. Однако мост рядом с ним был разрушен, и полторы тысячи подгузников пришлось перетаскивать вручную. Добровольцы объехали все больницы региона: необходимо было понять понять, в чем нуждаются пациенты. Ситуация сейчас особо плачевная в психоневрологических учреждениях, сетуют волонтеры, – там нет профильных лекарств, туда боятся везти нейролептики, психотропные препараты, которые сложно купить без рецепта. В столь тяжких условиях выжить помогают российские гуманитарные конвои. «Еда практически везде есть: гуманитарная помощь из России доходит», – отмечает Виктория. Об идиотах В кадре: местный житель демонстрирует осколок снаряда. – Вот, «подарок» нам прислали, возьмите! – Это осколок? – Да. – И много таких? – Полное ведро. Зато ставить палки в колеса беженцев начала Украина. 21 февраля официальный Киев ввел пропуска для проезда на неконтролируемую зону АТО, блокировав мирных жителей в Донецке и Луганске. «Они делят зону АТО на две части: часть территории под контролем Украины, например, Славянск, и неконтролируемая часть. Для того, чтобы получить пропуск, находясь в Луганске, надо покинуть город, добраться до той территории, подать заявку, десять дней подождать, приехать и забрать ее, вернуться, собрать вещи и ехать в третий раз. Понятно, что это бред сивой кобылы, придуманный идиотами из военного ведомства», – объясняет Ивлева схему бюрократической ловушки. Она рассказала, что попыталась однажды для эксперимента выехать по правилам. Однако украинские солдаты, глядя на заявление, сказали, что понятия не имеют, что с этим делать. На этом дело кончилось. О воспоминаниях В кадре: местная жительница, пенсионерка, набирает воду из лужи для хозяйственных нужд: – Вот жили-жили, и дожили… Оказалось, что несмотря на смертельную угрозу, местные жители – даже женщины с детьми и старики - неохотно соглашаются на эвакуацию. «Это, наверно, неправильное трактование, но я вдруг поняла, почему бог обратил жену Лота в камень. Ну подумаешь, повернулась посмотреть на бывший дом. Но он не покарал, он спас ее от воспоминаний. Потому что невозможно от них избавиться, когда насильно тебя лишают дома. Это твоя жизнь, которую ты строил по кирпичикам, как кум Тыква», – полагает Виктория. О политике И российские, и украинские волонтеры в один голос заявляют: разговоры о политике – последнее дело в их работе: «Ты разговариваешь о кино, читаешь им стишки, чтобы развлечь. Но в основном ты звонишь людям, говоришь, что уже едешь, все будет хорошо. Спрашивать «А вы за кого?» – полный бред, никому в голову не приходит». «Волонтерская нейтральность выражается в том, что ты помогаешь тем, кому плохо и ни о чем их не спрашиваешь», – уверена Ивлева. О красоте «Никогда не забуду, как сидела в луганском кафе и увидела, как заходит компания. Обычная девушка, парень в штатском и военный в камуфляже. У него был автомат Калашникова, который он положил на подоконник рядом со мной. Эти вещи не должны быть вместе: кафе и лежащий на его подоконнике автомат. Вещи из миров, которые никак не соприкасаются», – вспоминает Ивлева. Этот горький гротеск действует на всех: кто-то его замечает, кто-то делает вид, что не обращает внимания. Вместе с миром из жизни востока Украины ушла красота, отмечает журналист: «Ты можешь просто выйти из дома, сесть на лавочку и посмотреть на закат. Но если мимо тебя проезжает танк, это неправильно. Так нельзя, закат не должен быть с танком».

    Автор: Владимир Карпухин
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях