ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Переход Европы с газа на водород привяжет ее к России в обход Украины

Общество

Водородная стратегия Брюсселя, с полным отказом от импорта газа, еще больше привязывает Евросоюз к России и «вычитает» Украину.

Германия планирует к 2045 году полностью отказаться от импорта газа, заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель во время визита на Украину. Тем не менее, сразу вслед за этим глава «Нафтогаза Украины» Юрий Витренко сообщил, что компания готова продлить контракт с «Газпромом» после 2024 года — это якобы «поможет не допустить возможную войну с Россией».

В каком же направлении развивается ситуация на газовом рынке Европе? Как ЕС собирается уходить от использования природного газа в долгосрочной перспективе? К чему готовиться Украине и, что важнее, России? Об этом — в материале ФАН.

О чем в действительности сказала Меркель

Достаточно резкое заявление канцлера ФРГ, которое она сделала на итоговой пресс-конференции после встречи с президентом Владимиром Зеленским, было адресовано в первую очередь украинской аудитории. Дело в том, что украинский политикум на протяжении многих лет считал Германию чуть ли не союзником в противостоянии российскому «Газпромом». В то время как Берлин, несмотря на резкую риторику в отношении многих шагов России, во взаимоотношениях с Москвой по газовому вопросу всегда был предельно прагматичен.

Это отразилось на постоянной поддержке Берлином проекта газопровода «Северный поток — 2», который после запуска фактически обесценит эксклюзивность транзита через «незалежную», превратив украинскую ГТС в «еще один маршрут» доставки российского газа в Европу.

«Шаг за шагом к 2050 году Европе нужно будет достигать климатического нейтралитета, — заявила Меркель. — Это означает, что самое позднее через 25 лет из России в Европу не будет поставляться газ или будет поставляться в очень малом количестве».

Фактически, канцлер прозрачно намекнула украинской стороне, что единственным «утешительным призом» для Киева является пакет целевой помощи размером 1 млрд долларов, который будет направлен на создание на Украине новой отрасли по производству «зеленого» водорода. Такое соглашение было достигнуто между Германией и США в пакете урегулирования противоречий по вопросу постройки «СП-2», причем Берлин готов немедленно предоставить Киеву 175 млн долларов таких целевых фондов.

Однако для нас гораздо важнее декларация о том, что к 2045 году Берлин собирается полностью отказаться от импорта российского природного газа. Это вообще реально?

«Хотим водород, но не знаем, как»

Программные документы Евросоюза, которые касаются постепенного перехода к полной углеродной нейтральности, уже опубликованы. Это так называемая «Европейская зеленая сделка» (The European Green Deal) и «Водородная стратегия ЕС» (EU Hydrogen Strategy).

Согласно этим директивам, к 2050 году ЕС в самом деле поставил задачу перейти к полной углеродной нейтральности, что означает стимулирование с помощью специальных налогов перехода к сжиганию углеродно-нейтрального топлива — водорода.

Однако предложенная перестройка текущей модели европейской энергетики невозможна силами самого Евросоюза. В обоих документах декларирована «энергетическая недостаточность» субконтинента, из которой предлагается по-прежнему выходить за счет импорта энергии извне.

То есть ЕС признает печальную реальность: даже перспективные мощности ветряков, солнечных батарей и прочих «зеленых» источников в странах Евросоюза не смогут полностью обеспечить энергетические потребности его стран-участниц. Так что энергию все равно надо будет импортировать, пусть и в виде водорода, причем первичную подготовку такового должны будут проводить страны-экспортеры за пределами ЕС.

В логике указанных документов водород делится на три категории: «зеленый», полученный с помощью возобновляемых источников, таких как ветряки и солнечные панели; «желтый», произведенный с помощью АЭС; а также — «голубой», полученный из природного метана, но с обязательным захоронением СO2.

Так вот, главный акцент в немецко-украинских переговорах всегда стоял именно на «зеленом» водороде. Берлин прекрасно понимал, что у Киева нет значительных запасов природного газа, чтобы производить «голубой» водород, а производство «желтого» зависит от устойчивой работы АЭС, которую Киев явно не сможет обеспечить в долгосрочном периоде.

Впрочем, в производстве «зеленого» водорода у Украины тоже все плохо: на сегодняшний день украинские ветряки и солнечные батареи выживают исключительно за счет прямой перекачки денег энергорынка из заниженного тарифа на продажу электроэнергии с украинских ГЭС, АЭС и ТЭС.

За последние годы «зеленая» энергетика на Украине стала настоящим «тарифным клондайком»: ветряки и солнечные станции строились без какой-либо оглядки на их реальную экономику, в расчете на паразитирование на сверхвыгодном тарифе, субсидируемом государством. Так что «зеленые» киловатты сегодня напрямую зависят от наличия в стране других источников генерации, которые Киев последовательно уничтожает текущей тарифной политикой.

Россия играет по своим правилам

А вот у России возможности для производства всех видов водорода выглядят гораздо предпочтительнее.

Во-первых, наша страна обладает огромными запасами природного газа, который легко и дешево можно превратить в водород в рамках «голубого» варианта. При этом захоронение полученного СО2 не представляет особой проблемы — этот газ очень нужен нефтяникам для интенсификации добычи нефти. Поэтому перерабатывать метан в водород можно вблизи крупных нефтяных месторождений, которые могут стать резервуарами для утилизации СO2.

Во-вторых, в России стабильно развивается атомная энергетика, а избыток мощностей АЭС, возникающий, например, в ночное время, можно легко использовать для производства «желтого» водорода.

В-третьих, нельзя сбрасывать со счетов возможности России производить «зеленый» водород. Наша страна обладает по своим побережьям хорошим ветровым потенциалом, который, в том числе вблизи границ Евросоюза. Так что производство «зеленого» водорода в таких регионах выглядит достаточно привлекательно и экономически обосновано.

При этом стоит учесть, что именно экономика будет определять вопрос участия России в новой водородной стратегии Евросоюза. Ведь производство водорода — занятие отнюдь не бесплатное, и он объективно будет стоить дороже природного газа.

Так что развитие водородной энергетики в России будет диктоваться естественным экономическим процессом по принципу «если вы согласны — то платите больше за водород». А не разовыми европейскими подачками, как в случае Украины: вот вам, мол, немножко кредитов — постройте у себя производство водорода, который нужен нам.

Да, Евросоюз может в перспективе четверти века отказаться от импорта природного газа и заместить его импортом водорода. Причем, что интересно, скорее всего для такого импорта будет использоваться существующая газовая инфраструктура из России, такая как газопроводы «СП-1» и «СП-2».

А как же «незалежная»? О нет, непредсказуемая Украина — это лишняя переменная, которую на наших глазах сократили в результате обычного математического упрощения.