ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

«Роснефть» подставляет плечо «Газпрому» в его борьбе с правилами Евросоюза

Общество

Инициатива «Роснефти» о допуске компании к экспорту трубопроводного газа, кроме очевидного варианта обхода требований Третьего энергопакета ЕС, позволит нефтяникам эффективнее работать.

В правительстве России рассматривают инициативу «Роснефти» позволить компании экспортировать природный газ из страны. Крупнейшая нефтедобывающая компания страны обратилась в правительство с просьбой предоставить ей возможность экспортировать трубопроводный газ, заявил журналистам вице-премьер РФ Александр Новак.

Почему «Роснефть» именно сейчас выступила с такого рода инициативой, к каким изменениям может привести отмена монополии «Газпрома» на экспорт трубопроводного газа — в материале ФАН.

Инициатива прорабатывается

«Такое обращение есть, оно в правительстве РФ. Ожидаем мнения наших министерств, затем это будет обсуждаться в правительстве», — такова была реакция вице-премьера Александра Новака на вопрос журналистов о том, каким образом в правительстве России восприняли обращение «Роснефти» с просьбой дать этой компании разрешение на экспорт трубопроводного газа.

Ранее глава Минэнерго Николай Шульгинов уже комментировал эту инициативу на брифинге в рамках форума ВЭФ-2021. Тогда министр сообщил, что вопрос возможного допуска «Роснефти» к экспорту трубопроводного газа рассматривается в министерстве.

Впрочем, обсуждение в правительстве инициативы «Роснефти» будет лишь первым этапом обеспечения возможного «доступа к трубе». Сегодня монополия «Газпрома» на трубопроводный экспорт газа закреплена Федеральным законом РФ от 18 июля 2006 года №117-ФЗ «Об экспорте газа». Согласно этому закону, исключительное право на экспорт природного газа в газообразном состоянии предоставляется организации-собственнику единой системы газоснабжения или же ее 100% дочерним обществам.

Такая законодательная норма на исключительное право экспорта «Газпрома» отнюдь не «бесплатна»: за нее естественная российская монополия всегда «рассчитывалась» со страной льготными ценами на газ для населения и обязанностью проводить льготную газификацию. Так что обсуждение отмены этой законодательной нормы в любом случае будет увязываться с достаточно сложным и комплексным вопросом обеспечения энергетической безопасности нашей холодной и северной страны.

С другой стороны, прецеденты изменения этой нормы уже существуют: в 2013 году в указанный федеральный закон была внесена норма, отменившая монополию «Газпрома» на экспорт сжиженного природного газа (СПГ). Это позволило создать в России новую отрасль производства СПГ и обеспечить выход российского газа на целый ряд рынков, где поставка трубопроводного газа была просто невозможной.

А каков смысл нынешнего обращения «Роснефти»?

Убить всех зайцев

Наиболее очевидное и, в общем-то, правильное объяснение — это защитные меры России в борьбе с ограничениями Третьего энергопакета ЕС. Недавнее решение высшего земельного суда Дюссельдорфа постановило, что эти нормы применимы к проекту «Северный поток — 2» (СП-2). Это означает, что «Газпром», будучи одновременно производителем газа и владельцем 100% акций оператора газопровода, компании Nord Stream 2 AG, сможет воспользоваться не более чем половиной мощности газопровода. Остальные 50% должны быть оставлены для иных потенциальных поставщиков газа.

Такое решение немецкого суда уже вызвало реакцию «окончательной перемоги» во властных киевских кабинетах, где даже заявили, что «иных российских поставщиков газа в трубе СП-2 не может появиться в принципе». Хотя природный газ в России добывает добрый десяток компаний, многие из которых никак не зависят и не связаны с «Газпромом». Так что вопрос наличия альтернативного российского газа в вынуждено опустевшей трубе СП-2 определяется лишь стратегией России по борьбе с надуманными ограничениями Третьего энергопакета ЕС.

Инициатива «Роснефти», судя по всему, одна из таких «защитных линий», самая простая и очевидная. Крупнейшая российская нефтедобывающая компания имеет серьезные возможности по добыче природного газа. Это связано с тем, что практически любое нефтяное месторождение содержит значительные объемы попутного нефтяного газа.

Утилизация этого «бесплатного подарка» всегда была головной болью нефтяников: часто дебиты такого газа были незначительны для магистрального газопровода от нефтяных скважин, но достаточно велики для безопасности самого месторождения. Это заставляло нефтяников жечь пресловутые «факелы» на месторождениях, по мощности которых Россия долгое время удерживала неприятное первое место, только недавно уступив эту сомнительную пальму первенства в пользу США.

Теперь же у «Роснефти» может появиться серьезный стимул утилизировать этот попутный нефтяной газ, производя его очистку и последующую прокачку на экспорт. Причем экспорт тут видится необходимым условием: такой газ будет дороже в себестоимости, нежели газ «Газпрома» и его улавливание, очистку и подготовку к экспорту можно окупить только экспортными ценами, но не субсидируемым и достаточно низким внутренним тарифом на газ.

Конечно, надо понимать, что у «Газпрома» есть и другие варианты обойти ограничение на 50% мощности СП-2. Например, можно продать контрольный пакет Nord Stream 2 AG европейцам. Или же пойти на очень сложную и затратную процедуру анбандлинга, то есть разделения активов, в ходя которой «Газпром» хоть и сохранит владение оператором СП-2, будет фактически «изгнан» из управляющих структур своей дочерней компании. Но оба этих решения достаточно затратны и приведут к частичной утрате российского контроля за СП-2.

В том же случае, если в правительстве России и в Государственной думе примут решение о «допуске к трубе» других российских газодобывающих компаний и, в частности, «Роснефти», Евросоюз действительно «останется с носом». Поскольку и формально, и практически требование об альтернативном заполнении 50% мощности СП-2 будет соблюдено и выполнено на практике.