ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Востоковед Вородин: правительство «Талибана» не станет реальным институтом власти

Общество

Эксперт заявил, что полевые командиры талибов продолжат доминировать в политической жизни Афганистана.

Новое правительство Афганистана, сформированное движением «Талибан»* (запрещенная в России террористическая организация), по своей сути и функциям будет сильно отличаться от тех, что мы привыкли видеть в других странах. Об этом в интервью ФАН заявил политолог и востоковед Дмитрий Вородин.

Как стало известно СМИ, исполнительную власть в стране получил глава совета руководства «Талибана» Мохаммад Хасан Ахунд. Ранее талибы уже дважды анонсировали и откладывали создание кабинета министров — по словам их представителей, задержка была связана с тем, что лидеры террористов пытались сформировать инклюзивную администрацию, приемлемую для мирового сообщества.

Правительство или ширма?

«В Афганистане политические институты западного типа всегда опираются на традиционные структуры, там всегда заметны следы племенных элементов. Благодаря этому исторически сложился дуализм власти — центрального правительства и племен, обладавших известной долей самоуправления, — рассказал Вородин. — Афганское государство, представляющее собой по сути альтернативу племени, взяло на себя племенной этноним, сохранило и закрепило некоторые черты племенной структуры, став орудием трайбализма».

В итоге, продолжил политолог, государство во многом сохраняло черты племенного образования, что и обусловило самостоятельность входивших в его состав племен.

«Например, такой известный надпарламентский орган власти в современном Афганистане — Лойя-джирга, созываемая нерегулярно (последний раз — в 2002–2004 годах) — имеет своим прообразом джиргу племени. Она выступала в качестве важного элемента государственного строя Афганистана со времени образования Империи Дуррани (1747) и до начала XXI века», — отметил востоковед.

По его словам, у титульного афганского этноса — пуштунов — племенная идентичность всегда доминировала над этнической. Поэтому режим талибов в 90-е апеллировал не столько к пуштунам в целом, сколько к отдельным пуштунским племенным группам, причем к гильзаям в большей степени, чем к остальным. Эксперт подчеркнул: племенная структура афганского общества сложилась в качестве силы, которая не укрепляет государство, а противостоит ему.

«Государственная власть, по сути, не достигла племен, — заметил собеседник ФАН. — Замкнутые сообщества (такие как каумы) и кланы со своими независимыми и специфическими устоями повседневной жизни традиционно представляют собой наиболее серьезную преграду на пути эффективного государственного строительства в Афганистане, поскольку в стране главенствуют не политические факторы, а отношения родства и патронажа. В ходе, например, двух последних электоральных кампаний, по итогам которых побеждал Ашраф Гани, было очевидно, что эти традиционные формы отношений не скоро отправятся на свалку истории (возможно — никогда)».

Полевые командиры останутся править

Вородин убежден: даже если новое правительство будет обладать реальной властью, то институт полевых командиров, окончательно сформировавшийся к концу 1970-х, останется слишком важным для политической культуры Афганистана, чтобы просто так сдать свои позиции.

«Выше уже говорилось о том, что Афганистан — трайбалистское государство, — отметил политолог. — Племенная организация афганцев всегда имела черты военного братства. И на более низких уровнях то же самое — родовое объединение афганцев непосредственно переходит в военное».

По словам востоковеда, институт полевых командиров прекрасно вписался в традиционную структуру афганского общества, а в 1990-х, в условиях его фрагментации и одновременного распада государства как политического института, лидеры боевиков обрели и вовсе полную власть над территориями, которые контролировали.

«Известные полевые командиры были важнейшими игроками в политических процессах в Афганистане между 2001 и 2021 годами. Их сила будет сохраняться и в дальнейшем», — убежден эксперт.

Признают ли правительство талибов другие страны?

Собеседник ФАН отверг возможность «мгновенного и тотального» признания правительства талибов в мировом сообществе. По его словам, мир ждут долгие переговоры, выражения обеспокоенности, заявления о том, что кабинет министров талибов должен быть инклюзивным и действовать с учетом прав и интересов различных социальных групп.

«Такова, например, позиция Турции, озвученная главой МИД Мевлютом Чавушоглу, — заметил Вородин. — А госсекретарь США Энтони Блинкен заявил о продолжении поддержки каналов связи с «Талибаном» по важным вопросам. В свою очередь представитель МИД Катара Лолва аль-Хатер призывает и не торопиться с признанием нового правительства, и одновременно не давить на новую власть в Кабуле, а выстраивать конструктивный диалог. В целом вполне в духе времени. Шаг вперед, шаг назад».

Ранее депутат Госдумы Виталий Милонов заявил, что в Афганистане не пройдут идеи радикального феминизма.

  • * - запрещенная в РФ террористическая организация

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!