ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Блокада и нелюди. Альгис Микульскис о плюющих в подвиг Ленинграда

Общество

Специальный корреспондент ФАН Альгис Микульскис в своей колонке разбирает самые постыдные либеральные мифы о блокадном времени.

С момента полного окружения Ленинграда и начала одного из самых страшных эпизодов Второй мировой войны прошло 80 лет. Но и сегодня находятся те, кто всеми силами стремится оболгать подвиг людей, почти 900 дней живших на грани смерти, но не сдавших агрессорам город. Специальный корреспондент ФАН Альгис Микульскис в своей колонке разбирает самые постыдные либеральные мифы о том времени.

Кольцо вокруг Ленинграда замкнулось 8 сентября 1941 года. Именно в этот день войска 18-й немецкой армии вошли в Шлиссельбург и захватили кусок побережья Ладоги, блокировав таким образом сухопутные пути снабжения города и фронта с большой землей. В полном окружении оказалось порядка трех миллионов человек — мирных жителей и военных. Собирался ли вермахт брать город штурмом? Нет, не собирался — все бои на подступах к Ленинграду были не чем иным, как обеспечением немцами наиболее выгодных позиций для дальнейшей блокады. О штурме свидетельствует и директива начальника штаба военно-морских сил Германии № 1601 от 22 сентября 1941 года «Будущее города Петербурга», в которой прямо говорится:

«Предполагается окружить город тесным кольцом и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сравнять его с землей. Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты, так как проблемы, связанные с пребыванием в городе населения и его продовольственным снабжением, не могут и не должны нами решаться. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинтересованы в сохранении хотя бы части населения».

Просто и ясно — город вместе с его жителями и защитниками должен быть уничтожен. Никакие просьбы о сдаче его не спасут.

И вот тут самонадеянные немцы ошиблись! Ленинград сдаваться не собирался. Ленинград собирался драться.

Об ужасе первой блокадной зимы написаны сотни книг и сняты десятки фильмов. Однако я так и не понимаю, каким образом выстояли ленинградцы, получавшие в самые страшные дни по 125 граммов хлеба в сутки, под непрерывными артобстрелами и авиаударами… По мне — это больше чем подвиг. Это уже нечто библейское. Этакие новые жития святых, пришедших к святости через запредельные муки. Но так блокаду воспринимают не все.

Есть в России — и не только в ней — те, кто абсолютно любой пример русского героизма извратит до неузнаваемости, обвешает ложными деталями и сведет его к совершенно противоположным смыслам.  

Самый, пожалуй, известный миф, связанный с блокадными днями — утверждения некоторых деятелей о том, что партийное руководство города, невзирая на тотальный голод, питалось чуть ли ни ананасами с клубникой и пирожными. Что, к примеру, писал по этому поводу в книге «900 дней. Блокада Ленинграда» американский журналист Гаррисон Солсбери, работавший во время войны постоянным корреспондентом газеты The New York Times в Москве и посещавший Ленинград в самое тяжелое время:

«Питались они несколько лучше остального населения. Андрей Жданов и его сподвижники, как и фронтовые командиры, получали военный паек: 400, не более, граммов хлеба, миску мясного или рыбного супа и по возможности немного каши. К чаю давали один-два куска сахара... Никто из высших военных или партийных руководителей не стал жертвой дистрофии. Но их физические силы были истощены. Нервы расшатаны, большинство из них страдали хроническими заболеваниями сердца или сосудистой системы. У Жданова вскоре, как и у других, проявились признаки усталости, изнеможения, нервного истощения».

Напомню: это слова американского журналиста, лауреата Пулитцеровской премии. И ни о каких «ананасах в шампанском» он не упоминает.

Не меньше историй ходит и о «нежной любви» к Ленинграду финского маршала Карла Густава Маннергейма, из-за которой он якобы отказывался обстреливать город и вообще не хотел помогать немцам замкнуть блокадное кольцо вокруг него. Так нечем было ему обстреливать — тяжелой артиллерии у финнов не было! Тем не менее вопрос о том, что финские войска делали на ближайших подступах к Сестрорецку, остается открытым. Как и вопрос, за что 4 сентября 1941 года немецкий генерал Альфред Йодль вручил «сентиментальному» маршалу «железные кресты» сразу всех трех степеней? Да не просто вручил, а по личному поручению Адольфа Гитлера!

Продолжать можно до бесконечности — фантазия у либеральных «ревизоров истории» богатая. Но я остановлюсь на самом, конечно, подлом из всех домыслов. Речь идет о необходимости сдачи города «на милость победителя», что, по мнению авторов этой доктрины, спасло бы массу человеческих жизней.

В пример обычно приводится Париж и прочие европейские столицы, взятые нацистами без боя и пережившие оккупацию в полном благополучии и сытости. Что ж… По этому поводу лучше Даниила Гранина что-то сказать невозможно.

«Когда европейские столицы объявляли очередной открытый город, была, оставалась тайная надежда: у Гитлера впереди еще Советский Союз. И Париж это знал. А вот Москва, Ленинград, Сталинград знали, что они, может быть, последняя надежда планеты», — писал классик в своей «Блокадной книге».

Выше я уже процитировал «Директиву № 1601», которая исчерпывающе описывает судьбу Северной столицы. Но не будет грехом упомянуть и «Военный дневник» начальника штаба вермахта, генерала-полковника Франца Гальдера, в котором он черным по белому зафиксировал следующее:

«Непоколебимо решение фюрера сравнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которые в противном случае мы будем кормить в течение зимы».

Впрочем, я думаю, что все эти доводы бесполезны. Не далее как вчера на странице известного «оппозиционного» телеканала, оскандалившегося с блокадной темой в 2014 году, под материалом, посвященном трагическим событиям 80-летней давности, появился красноречивый комментарий некоего «борца за историческую правду»:

«Так никто и не объяснил, почему Ленинград не сдали и предпочли заморить голодом 500 тысяч человек. Сказки про личную ненависть Гитлера ко всем без исключения ленинградцам оставьте сектантам».

О чем говорит этот краткий текст из Сети? Ни о чем, кроме того, что ненавидящая Россию публика давно все для себя решила и будет продолжать жить в придуманном мире, где Вторую мировую войну совместно начали СССР и Германия, где Иосиф Сталин намеренно уничтожал голодом ленинградцев, где болеющий диабетом Андрей Жданов, сидя в Смольном, питался исключительно сладкими эклерами, где вообще нужно было сдать все и вся.

Формально эти нелюди никаких законов не нарушают, поэтому пусть их судят не нынешние живые, а тени с Пискаревского кладбища.