ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

«Анти-Россия-2». Альгис Микульскис о «казахстанском проекте» Вашингтона

Общество

Специальный корреспондент ФАН рассматривает, к чему может привести повышенная активность американцев в Казахстане.

Ставка, которую США делали на Украину, сыграла на все 100%: сегодня наши юго-западные соседи представляют из себя общество тотальной русофобии и настоящий ударный авангард в возможном будущем конфликте. По этой причине есть все основания полагать, что обзаведясь верным слугой на европейском направлении, Белый дом обратит свой взгляд южнее, а именно — на Центральную Азию. Специальный корреспондент ФАН Альгис Микульскис рассматривает, к чему может привести повышенная активность американцев в Казахстане.

Об очередной вспышке антироссийских и антирусских настроений на среднеазиатских окраинах бывшего СССР новостные ленты заговорили в минувшем июле. Поводом к той информационной волне послужили сообщения из Киргизии и Казахстана, где неприязнь к русскоязычным согражданам якобы внезапно обернулась настоящей ненавистью с избиениями и «языковыми патрулями». К сегодняшнему дню все вроде бы затихло, а виновные в националистических выходках «аборигены» даже наказаны… Однако все ли так просто и сводится ли проблема лишь к локальным бытовым конфликтам на «языковой почве»? Чтобы понять это, предлагаю взглянуть на ситуацию с иного ракурса.

Буквально на днях в Telegram-канале «Рыбарь» был опубликован материал, начинающийся следующими строками:

«В Казахстане готовятся к прибытию главы Центрального командования ВС США, который будет обсуждать угрозы безопасности в Средней Азии со своими казахскими коллегами. И если с точки зрения российского обывателя такие события в новинку, то для южного союзника России по ОДКБ и члена Евразийского союза — это норма уже десяток лет».

Значит ли это, что американо-казахстанские отношения выходят на новый уровень? Вопрос не праздный — провал афганской авантюры США вовсе не тождественен утере Белым домом военно-политических интересов в Центрально-Азиатском регионе. К тому-же формально Афганистан к этому региону и не относится — в него входят как раз бывшие советские республики. Казахстан же является самой крупной из них и имеющей с Россией сухопутную границу протяженностью в 7598,8 км. На секундочку — самую длинную в мире непрерывную сухопутную границу между двумя странами.

Стоит ли говорить, что именно Казахстан сегодня является самым неиллюзорным кандидатом на переформатирование его в этакое подобие Украины — в «анти-Россию-2»? Все предпосылки для этого имеются — области с преимущественно русскоязычным населением на севере и северо-востоке страны, националистическое движение, старательно культивирующее исторические мифы о том же аналоге украинского «голодомора» и «русской вине» в нем, выпускники западных вузов, уже доросшие до высоких властных кабинетов… Имеются даже территориальные претензии к России — еще в 2017 году государственное информационное агентство «Казинформ» опубликовало любопытную карту, на которой обширные территории вокруг Омска и Оренбурга переданы под казахстанскую юрисдикцию.

Вот и не прекращают США свою бурную деятельность там. Причем на самых разных направлениях — от участия во всевозможных общественных кампаниях, таких как «16 дней активных действий против гендерного насилия», до совместных учений «Степной орел», регулярно проводимых с 2003 года, — без оглядки на то, что, как уже упомянуто выше, Казахстан входит в ОДКБ, таким образом, является военным союзником России. Можно, конечно, называть это «многовекторностью». Главное — не забывать, чем подобная политика едва не закончилась для президента Белоруссии и что целью подобных совместных учений является отработка действий казахстанских войск по стандартам и в составе сил НАТО.

Об успехах США на казахстанском поприще говорит и смена риторики касательно строительства там американской военной базы. В 2020 году президент страны Касым-Жомарт Токаев в интервью «Комсомольской правде», заявлял следующее:

«Строительство военной базы США в Казахстане не обсуждается и не стоит в повестке дня. В то же время сотрудничество между Казахстаном и Соединенными Штатами успешно развивается в таких стратегических сферах, как энергетика, инвестиции, технологии».

А спустя ровно год — практически день в день — спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад озвучил уже не такой категоричный сценарий.

«Сейчас мы находимся в процессе обсуждения. Должен сказать, что обсуждения были позитивными, обнадеживающими. Но я здесь не для того, чтобы объявить что-либо или сказать, что мы достигли определенного соглашения с конкретными странами по конкретным военным шагам в настоящее время, но обсуждения носят всеобъемлющий характер и охватывают отдельные усилия по экономическому развитию, гуманитарным нуждам, а также потребности безопасности».

Можно, конечно, сослаться на то, что к моменту брифинга, на котором выступил Халилзад, вопрос вывода войск из Афганистана был решен уже окончательно. Но как в таком случае относиться к «твердости президентского слова», сказанного Токаевым годом ранее?

Помимо военного аспекта в отношениях двух стран, разумеется, присутствует гражданский. И в нем ожидаемо не обошлось без USAID, чья репутация, мягко говоря, совсем неоднозначна. «Казахстанских программ» у этого Агентства США по международному развитию много. Но в свете этого материала особый интерес представляет одна. Дословно:

«USAID поддержало создание «Руководства по медиаграмотности» для университетов с использованием современных передовых практик и примеров из Центральной Азии, чтобы помочь обучить критическому мышлению и навыкам цифровой грамотности. Пособие сейчас используют в 29 вузах Казахстана».

Поясняю: в апреле 2020 года стало известно, что USAID перечислило 7,5 миллиона долларов на программу «информационной интеграции» Грузии. Причем целей этого финансового вливания никто не скрывал — в сопроводительном документе черным по белому было написано:

«Россия оказывает на Грузию пагубное информационное влияние, занимается дискредитацией западных институтов ЕС и НАТО, настраивает общественное мнение против них, распространяет чувство неопределенности, страха и поляризации среди населения. Распространяет теории заговора, полуправды и дезинформации против Европы и США».

Вот, собственно, и ответ на множество вопросов. Есть у кого-то сомнения в том, что именно американские «просветители» имеют в виду под «обучением критическому мышлению» и «медиаграмотностью»? Не лишним будет напомнить, что в свое время на «развитие демократии» в Ираке и Сирии USAID ежегодно тратило по 150 и 300 миллиардов долларов соответственно. Результат всем известен.

В настоящее время отношения России и Казахстана представляют из себя довольно устойчивую и «положительно заряженную» систему, останется ли она таковой в будущем, полностью зависит от Нур-Султана. Потому что Москве вступать в конфронтацию с таким крупным южным союзником никакого смысла нет. Как и южному союзнику — портить отношения с Москвой. Просто ему нужно помнить одну штуку: сотрудничая с США, необходимо особенно тщательно присматривать за собственным карманом, где лежит кошелек.