ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Как на глобальной безопасности скажется появление атомного подводного флота Австралии

Общество

Новости о появлении флота Австралии последовали за объявлением о создании военного альянса при участии также США и Британии.

Нынешнюю осень в глобальной оборонной политике можно назвать временем «новых военных альянсов» или попыток их создания. Уже несколько недель европейские политики и эксперты говорят о пользе выстраивания нового военного содружества европейских стран, в котором роль США была бы сведена к минимуму. Что, конечно, не нравится официальному Вашингтону, но после Афганистана у Соединенных Штатов большие проблемы с тем, чтобы доказать, что их военное присутствие все еще гарантирует стабильность и надежность, а также неминуемо ведет к победе.

Впрочем, в самих США решили не ограничиваться выражением «намеков на недовольство» и организовать свой, уже трехсторонний, при участии Британии и Австралии военный Альянс AUKUS (название которого образованно из первых букв государств-членов: Австралия, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты). Цель альянса — это «сдерживание Китая» в Индо-Тихоокеанском регионе. Если точнее, то «противодействие экспансионистской политике КНР».

Официально о создании этого союза было заявлено 15 сентября 2021 года, а уже через день, 16 числа, последовали первые конкретные планы по усилению вооружений. В частности, речь идет о том, что Австралия получит «по меньшей мере восемь атомных подводных лодок». Об этом официально заявил премьер-министр страны Скотт Моррисон.

И что особенно интересно, это объявление сопряжено еще и с разрывом отдельного австралийского контракта от 2017 года. Тогда Австралия заключила договор с французской корпорацией Naval Group на строительство нескольких обычных, не атомных субмарин. Однако сейчас Скотт Моррисон указал, что эта договоренность будет аннулирована в пользу нового проекта, реализуемого совместно с Лондоном и Вашингтоном.

Этот сюжет важен в контексте того, что именно Франция первая в публичную сферу, а именно на страницы одной из своих ведущих газет Le Figaro, вынесла идею создать только европейский военный альянс. В свете этого разрыв контракта Австралии с французской компанией выглядит как еще один «щелчок по носу» слишком заигравшейся в обеспечение общеевропейской безопасности только своими силами Франции. Пикантности ситуации добавляет и то, что Франция вполне в состоянии строить атомные подводные лодки. У этой страны есть четыре стратегических атомных субмарины «Триумфан». Кстати, у тех же США атомные подводные лодки — это «Огайо», которых сейчас в американском флоте насчитывается 18.

Правда, это суда, рассчитанные на размещение ядерного оружия. Которого (официально) у Австралии нет. Это государство не входит в «ядерный клуб». Но Австралия очень тесно связана с Британией. Тесно настолько, что та проводила в период с 1955 по 1963 год на территории этой страны свои ядерные испытания. И вот на фоне этой близости, поскольку новые подлодки будут не только австралийскими, но и флотом альянса, разместить на них можно будет много всего «интересного». Даже того, чего у Австралии нет. Это, конечно, вызовет волну международного возмущения, а также вынудит Китай экстренно усиливать свою оборону, в том числе и стратегическую, по Индо-Тихоокеанскому направлению. Есть мнение, что и Россия не останется в стороне: как минимум на уровне публичных заявлений, а то и в рамках новых совместных оборонных проектов с КНР. Но в рамках текущей геополитической конъюнктуры кого останавливают такие «мелочи»?

Справедливости ради, все же стоит сказать, что пока о вооружениях и специфике новых субмарин в СМИ не сообщается. Как не сообщается и о том, какие вооружения будут на борту подводных лодок. Более того, члены нового «тройственного союза» сообщили, что «Канберра будет соблюдать договоры о нераспространении ядерного оружия».

Однако сам размах проекта уже внушает то ли уважение, то ли определенные опасения. На момент 2019 года ВМС США поделилось данными о том, что в среднем закупка одной субмарины класса «Огайо» обходится ведомству примерно в 11,7 миллиарда долларов. Французский Le Triomphant стоил в 2009 году порядка 10 миллиардов франков, или 1,75 миллиарда долларов. Но «Триумфаторы» — это скоростные субмарины меньшего размера, которые берут свое за счет мобильности. Британские атомные «Astute» стоят примерно 3,8–4 миллиарда фунтов. Кстати, Соединенное Королевство планирует укомплектовать свой флот всего восемью подлодками этого класса. То есть таким же количеством, что сейчас в рамках развития AUKUS обзаведется Австралия, у которой до этого вообще не было атомного подводного флота. При этом в планах руководства альянса построить этот флот за 18 месяцев.

Кто будет платить за этот «банкет» — не очень понятно. Поскольку есть большие сомнения в том, что оборонный бюджет Австралии потянет такие затраты. Расходная его часть в 2020 году составляла 27,5 миллиарда долларов. Кстати, многолетний контракт с французской Naval Group стал для министерства обороны этой страны рекордным за всю историю и был подписан на 66 миллиардов. Атомные субмарины стоят дороже обычных. Соответственно, возрастает и сумма контракта. А главный «финансовый донор» в недавно возникшем альянсе — это именно Соединенные Штаты, расходная часть военного бюджета которых в 2020 году была равна 778 миллиардам долларов.

Думается, что в ближайшее время в связи с появлением AUKUS эти цифры существенно возрастут. При этом уже сейчас возникают определенные «странности» в поддержке со стороны США других, менее амбициозных, но важных стратегически для Соединенных Штатов проектов и союзников. Речь здесь идет про Украину. Дело в том, что на днях в ряде СМИ прошла информация, что США предоставит официальному Киеву батарею системы «Железный купол». Однако позже официальный спикер Белого дома Джен Псаки не смогла подтвердить эту информацию и попросила время на ее уточнение. И здесь есть два варианта: либо в Белом Доме опять какие-то проблемы с распространением актуальной информации, что в последнее время случается все чаще; либо в Вашингтоне не хотят предоставлять Украине систему ПРО, поскольку на оборонные нужды США и так предстоят существенные расходы.

Впрочем, если говорить про «Железный купол», то это система, созданная в Израиле, может применяться в рамках сугубо израильской специфики. Она противостоит палестинским ракетам. Которые, если говорить корректно, являют собой этакие «орк-технологии», морально и физические устаревшие, собираемые буквально на коленке. Просто в очень больших количествах. Ничему более сложному (хоть даже и малочисленному) «Железный купол» противостоять не может. И не потому что он «плохой». Как раз наоборот — потому что он очень хорошо отрабатывает именно свои задачи в рамках довольно своеобразной и узкой специфики. Зачем этот комплекс Украине — в принципе остается только догадываться. Но даже с получением батарей «Железного купола» у Киева возникли проблемы. Судя по всему, по той простой причине, что у США в приоритете сейчас другие, куда более масштабные проекты.

Правда, что на выходе получится из создания AUKUS, тоже не очень понятно. Поскольку ответ КНР, в общем-то, вполне предсказуем. Это, как и было сказано выше, наращивание вооружений. В том числе и стратегических. И это все очень непохоже на политику умиротворения и укрепления глобальной безопасности. Скорее, наоборот, приведет к очередному витку напряженности и гонки вооружений уже и на китайском направлении. Однако США сейчас необходимо в самые короткие сроки показать, что Вашингтон так или иначе осуществляет военное присутствие во всем мире и «борется с глобальными военными угрозами», а потому придется раскошеливаться еще и на атомный подводный флот для Австралии.