ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

«Хоть трава не расти»: политолог Брен прокомментировал внезапное окончание локдауна в Аргентине

Общество

Внезапное окончание карантина вызвало подозрение у многих аргентинцев.

21 сентября министр здравоохранения Аргентины Карла Визотти объявила о долгожданном снятии карантинных мер в стране после 512 дней строгих ограничений.

Каким образом этот факт связан с поражением, которое правящая коалиция «Общий фронт» потерпела на недавних первичных парламентских выборах (PASO), специальному корреспонденту МФАН рассказал Густаво Брен, аргентинский политолог, антрополог, специалист по социальной психологии.

Манипуляции свободой

Карантин, объявленный 20 марта 2020, не ограничился четырехмесячной тотальной изоляцией аргентинцев. В том или ином варианте карантинные меры продлились до 21 сентября 2021 года, когда правительство сообщило гражданам долгожданную новость: по улице наконец-то можно можно ходить без маски, собираться больше десяти человек, а в ресторанах можно сидеть в помещении, а не на улице. При заполненности не более 50% вновь заработают дискотеки и театры. И даже туристам будет позволено въезжать: в октябре границы откроют для граждан соседних стран, а в ноябре — для всех остальных. Правда, посетить Аргентину смогут только те, кто вакцинирован обеими дозами (какой именно вакцины, значения не имеет).

Однако внезапное решение об отмене большинства ограничений вызвало у многих аргентинцев подозрения.

ФАН: Считаете ли вы, что решение правительства об отмене карантинных мер обусловлено политически?

Густаво Брен: Несомненно. 12 сентября прошли выборы PASO (что-то вроде генеральной репетиции всеобщих парламентских выборов, которые будут проводиться в ноябре), и при довольно высокой явке электората правящая коалиция «Общий фронт» обнаружила, что уже не пользуется поддержкой большинства.

Количество тех, кто оказался за чертой бедности в последние пару лет достигло 50% населения. Кроме того, администрации президента Фернандеса не удалось продвинуться в разрешении таких животрепещущих проблем нашего общества, как инфляция и преступность. Зато борьбу с коронавирусом они записали себе в «плюс»: мол, мы объявили строгую самоизоляцию, запретили работодателям увольнять людей в период пандемии, собственникам — выгонять квартиросъемщиков, позаботились о наличии вакцин, выплачивали субсидии и прочее. Теперь самое время объявить, что все эти меры возымели эффект, и все свободны. А свободой своей в итоге вы обязаны правительству.

— Вы считаете снятие ограничений преждевременным?

— Да, я так считаю. Даже в странах, где эпидемиологическая ситуация на сегодня значительно лучше, чем в Аргентине, введены «зеленые паспорта» и продолжают действовать определенные санитарные протоколы. А каково реальное положение дел с COVID-19 в нашей стране, мы не знаем. Аргентина делает слишком мало тестов, это общеизвестный факт.

По данным ВОЗ смертность от коронавируса составляет около 2%. Исходя из этого, если за вчерашний день от него умерло 105 человек, то количество зараженных никак не может сохраняться в районе 3000. Праздновать победу еще рано. Однако «Общий Фронт» объявил, что с COVID-19 покончено, а после ноябрьских выборов — хоть трава не расти.

«Оливос-гейт» и кризис социальных институтов

— Но ведь принятые меры действительно имели эффект, к тому же количество вакцинированных обеими дозами приближается к 50%.

— Эффект, безусловно, есть. Но результаты выборов отразили несогласие населения с неоправданно жесткими карантинными мерами. Еще не подведена черта под статистикой разорившихся предприятий, снижением количества рабочих мест. И субсидиями эту проблему не решить. Тем более, что бюджет для субсидий у государства закончился.

Для школьников 2020 год стал годом без образования: у 48,7% школьников нет компьютера, а у 47% Wi-Fi, так что о получении и метаболизации новых знаний и речи нет. Но дело даже не в этом — в бедных районах школа к тому же выполняет функцию присмотра за детьми, кормит их завтраком и обедом. То есть огромное количество детей все это время попросту недоедали.

И на фоне остальных обстоятельств мы внезапно узнаем, что в разгар карантина президент регулярно принимал тренера своей собаки, а также с помпой отметил день рождения супруги.

— Вы имеете в виду скандал, разразившийся в СМИ в августе 2021 года?

— Да. Парикмахер первой леди выложил в интернет фотографии с вечеринки, которую та организовала в пригородной резиденции президента по случаю своего дня рождения 14 июля 2020. Там было гораздо больше десяти человек, и все без масок — в то самое время, когда обычным гражданам можно было выходить на улицу только для того, чтобы выгулять собаку или купить хлеба, а весь город пестрел баннерами «Оставайся дома!»

И это факт, ставший достоянием публики, а сколько таких фактов осталось в тени. И люди это прекрасно видят. Свидетельство тому — беспрецедентный резонанс в соцсетях.

Нерешенные проблемы

— Вы заявляете себя «манделистом» — что это значит?

— Я последователь идей Нельсона Манделы и считаю, что самое главное в государстве — это прозрачность его социальных и политических институтов. Выйдя из тюрьмы, Мандела возглавил свою страну: он смог править ей, не опускаясь до реваншизма и сохраняя баланс между противоборствующими сторонами. Как ему это удалось? Деятельность его правительства была полностью лишена какой-либо закулисной возни и абсолютно прозрачна. Нашим правителям есть чему поучиться у Манделы.

— Каковы ваши прогнозы?

— Ну, что касается санитарных мер — не исключено, что после ноябрьских выборов противоковидные протоколы опять станут строгими и страну закроют. Потому что весьма вероятно, что кривая заболеваемости сейчас опять поползет вверх.

— А сработает ли стратегия «Общего фронта»? Удастся ли ему вернуть себе утраченные позиции за счет снятия карантина?

— Нет. Подломленную экономику за два месяца не починить. Думаю, оппозиции удастся не только сохранить, но и увеличить разрыв. Так или иначе — независимо от того, кому будет принадлежать большинство в Конгрессе, — Аргентину ожидает волна протестов. Это будут протесты среднего класса — тенденция, которую весь мир ощутил еще в доковидные времена: чилийский «социальный взрыв», «желтые жилеты» во Франции.

Пандемия поставила эти процессы на «ожидание» (хотя в США, например, ждать не стали). Но поскольку более или менее стандартные проблемы среднего класса затрагивают саму структуру западного социума — а решения для них так и не нашлось — протестные явления и дальше будут происходить по всему миру. И в Аргентине (с поправками на наши реалии) в том числе.