ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Журналист Ларкин о трагедии в Одессе: восемь лет местное население живет в состоянии страха

Весь мир
Журналист Ларкин о трагедии в Одессе: восемь лет местное население живет в состоянии страха
Из личного фотоархива Алексея Ларкина

События 2 мая 2014 года, когда радикалы в Одессе устроили кровавую бойню над теми, кто не поддержал госпереворот в Киеве, унесли жизни 48 мирных протестующих. Шестеро были забиты насмерть на подступах к зданию Дома Профсоюзов, 42 заживо сгорели, оказавшись запертыми в огненной ловушке, сотни пострадали в уличных столкновениях. Виновные до сих пор не наказаны.

В день восьмилетней годовщины пожара в одесском Доме Профсоюзов, воспоминаниями о событиях того времени поделился с международной редакцией ФАН журналист RT, автор документального фильма «Волноваха под огнем» Алексей Ларкин.

По его словам, именно эта трагедия явилась той красной чертой, когда стало понятно, что украинский конфликт — настоящая война против русских. После Одессы все стали воспринимать ситуацию действительно серьезно.

«В 2014 году я заканчивал школу, весь май голова была занята экзаменами и переездом в Петербург. А события в Одессе вначале воспринимались как череда митингов и акций — дело привычное для Украины. Ситуацию в Донбассе я не экстраполировал на Одессу, потому что она всегда в моем сознании была сама по себе. Одесса — это свой собственный мир, который живет вне чужой суеты и скандалов. И тут вдруг пришло понимание катастрофы.
Сперва говорили про пожар, потом про погибших, и только спустя некоторое время до меня дошла полная картина — людей сжигали заживо. Было такое чувство сдавленного гнева и тревоги за родные места», — рассказал журналист.

Потом с каждой годовщиной, по словам Ларкина, всплывали все новые подробности. Выяснилось, что всех сочувствующих погибшим в Доме Профсоюзов посадили в тюрьмы.

«Обсуждать эту тему с одесситами стало опасно. Вдруг оказалось, что мои друзья из Одессы должны набраться мужества, чтобы возложить цветы в день памяти, потому что это приведет в самом лучшем случае к допросу, а в худшем — к тюрьме или пыткам», — пояснил он.

Ларкин поделился, что эта иррациональная жестокость и ненависть никак не могли увязаться в его голове с образом солнечной и беззаботной Одессы с ее специфическим юмором и вечно праздничными улицами.

«И, в конце концов, это выжгло какую-то черную дыру во мне, я сегодня уже не могу думать об Одессе без боли. Все мои друзья в этом городе восемь лет живут в состоянии страха и подавленности.
Когда Владимир Путин в обращении сказал, что наказание для виновных в сожжении людей в Доме Профсоюзов является одной из наших целей, я немного выдохнул. Потому что теперь есть понимание, что это не только людская боль, но ее разделяет и государство. И оно отомстит за нас», — подытожил собеседник ФАН.

В заключение Алексей Ларкин рассказал, что когда работал в Донбассе и спрашивал ополченцев, почему они пошли воевать, то 8 из 10 сразу вспоминали 2 мая и называли его главной причиной.