ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Распаляя угли

Общество

14 октября 2021 года список жертв взрывов в порту Бейрута пополнился за счет расстрела протестующей массы ливанцев.

Митинг за отставку ведущего следователя по делу о взрывах в порту Бейрута Тарека Битара привел к перестрелкам с людскими жертвами. В столицу Ливана введены части национальной армии, в то время как драматичная история с зашедшим в тупик расследованием дополнилась кровопролитием.

Международная редакция Федерального агентства новостей разбиралась в обстановке в Бейруте в настоящий момент, в подробностях произошедшей вспышки насилия, а также в перспективах расследования вместе с независимым экспертом и политологом Дмитрием Бабичем.

Утром 14 октября в Бейруте начался митинг, организованный ливанскими шиитскими организациями «Хезболла» и «Амаль». Демонстранты выступили с требованием об отстранении судьи Битара от расследования печально известных событий 4 августа 2020 года, когда детонация аммиачной селитры в столичном порту привела к многочисленным жертвам и разрушениям.

Это мероприятие состоялось после того, как премьер-министр страны Наджиб Микати решил снять с подозреваемых депутатскую неприкосновенность, которая не позволяла следователю вызвать обвиняемых на допросы. Речь идет о представителях властной элиты, силовиках и членах «Хезболлы».

По сообщениям свидетелей, все началось с того, что один из членов собравшейся толпы достал пистолет и стал стрелять по находящимся рядом людям. Стрелок определенно не был одинок: с балкона близлежащего здания посредством автоматического оружия также был открыт огонь неизвестными.

Вскоре последовал ввод армейских частей и дополнительных полицейских сил в город. К тому моменту протестное население уже принялось блокировать улицы.

Президент Ливана в связи с происходящими событиями связался с премьер-министром республики Наджибом Микати, министром обороны Морисом Слимом, главой МВД Бассамом Мавлави и командующим армией Джозефом Ауном, обсудив с ними варианты восстановления правопорядка в столице.

В результате к вечеру счетчик убитых остановился на отметке в шесть человек — четырех мужчинах и двух женщинах. Ранения получили от 30 до 60 ливанцев (по официальным данным — 32 человека). «Хезболла» и «Амаль» обвинили в произошедшей провокации правую христианскую организацию «Ливанские силы», однако она, в свою очередь, эти претензии отвергла, потребовав проведения тщательного расследования. Лидер этого движения Самир Гиагея осудил инцидент и заключил, что он стал возможен благодаря бесконтрольному распространению оружия в стране.

«Основная причина этих событий — неконтролируемое и широко распространенное оружие, которое угрожает гражданам во все времена и в любом месте. Я призываю президента, премьер-министра, а также глав министерства внутренних дел и обороны начать тщательное и точное расследование, чтобы установить, кто несет ответственность за то, что сегодня произошло в столице», — сказал он.

Стрельба длилась менее трех часов. Министр внутренних дел Мавлави подтвердил, что на месте столкновений действовали неизвестные снайперы.

«Первые выстрелы по протестующим были произведены снайперами, так как попадания приходятся в головы. Это очень опасный знак. Все жертвы могут принадлежать одной стороне (представителям одной религиозной общины — прим. ред.), и это может привести к возможной реакции. Я рассматриваю это как нападение на нацию», — заявил чиновник.

Расследование причин взрывов в порту Бейрута стартовало 5 августа 2020 года, когда под домашний арест были помещены представители администрации порта. На следующий день под допросом оказался владелец уже не существовавшего к тому моменту злополучного судна, привезшего опасный груз в ливанскую столицу.

Ведение дела было поручено судье Фади Савану, который заключил, что к катастрофе привела халатность представителей власти, причем в числе подозреваемых он привел президента Ауна, премьера Хасана Диаба, экс-министра финансов Али Хасан Халила, бывших министров общественных работ Гази Зейтера и Юсефа Финианоса, а также экс-главу МВД Нухада Махнука, начальника службы общей безопасности генерал-майора Аббаса Ибрагима и ряд других должностных лиц, депутатов, влиятельных представителей религиозных общин.

Ни один из них не явился по повестке в прокуратуру, ссылаясь либо на собственную неприкосновенность, либо на необходимость получения соответствующего распоряжения от премьер-министра или главы МВД. Когда же судья попросил снять политический иммунитет с этих людей, Халил и Зейтер подали на него жалобу, в которой заявили, что Саван действует избирательно и предвзято, не имея права руководить расследованием ввиду собственной заинтересованности, ведь в результате взрыва был поврежден его дом.

В феврале 2021 года главный следователь был отстранен, и дело передали другому судье — Тареку Битару. Однако он, в свою очередь, пришел к тем же выводам и также попросил у временного министра внутренних дел Мухаммада Фахми снять неприкосновенность с главных подозреваемых. Это прошение было отвергнуто.

В ходе следственных действий Битар также столкнулся с противодействием властей, чьи представители отказываются явиться на допросы и предпринимают шаги по его отстранению от расследования, что в числе прочего выразилось в ряде исков о его предвзятости.

Эксперт Дмитрий Бабич счел необходимым напомнить о сложной структуре власти в Ливане. Дело в том, что с 60-х годов XX века ее делят три основные общины: сунниты, шииты и христиане. Политика государства реализуется через баланс интересов этих групп.

Обвинения же со стороны Битара могут являться элементом этой внутренней борьбы, и протест, вызванный его деятельностью, объясним с данной точки зрения. При этом собеседник поставил под сомнение причастность христиан к расстрелу.

«Я считаю в данной ситуации «силами добра» как раз манифестантов и стоящую за ними «Хезболлу». Те, кто в них стреляли — безусловные преступники, потому что, во-первых, стрелять в демонстрантов отвратительно, а во-вторых, это напоминает действия террористических суннитских групп. Обратите внимание, что все радикальные исламистские организации, которые нам угрожают, суннитские. Они считают, что во имя их победы над шиитами, христианами и евреями можно убивать», — отметил Бабич.

Строящиеся на преступной халатности обвинения, по словам эксперта, не вполне справедливы по отношению к подследственным лицам, так как в некоторых ситуациях настоящих виновных привлечь к ответственности толком нельзя. В качестве аналогии он привел трагедию с малазийским бортом MH17, сбитым над Донецкой областью в 2014 году.

Не так важно, кто его сбил, считает эксперт — настоящее преступление совершили те, кто допустил пролет пассажирского самолета в районе боевых действий. Но какую статью им можно предъявить? Получается, что к ответственности их привлечь нельзя, а непосредственных исполнителей — можно, однако это сложно назвать справедливостью.

«Также и с этой селитрой. Предъявлять обвинения правящим кланам в создании атмосферы вседозволенности и раздолбайства невозможно. Я понимаю возмущение простых людей, но я не думаю, что в этой ситуации вообще возможна справедливость», — считает Бабич.

Что же касается перспектив тупикового расследования взрывов, то его однозначный исход, как и его сроки, определить сложно. Если проблема заключается в борьбе властных групп, то ливанцы сами найдут оптимальное решение, как они делали это раньше.

«Ливанцы умеют решать свои внутренние проблемы. Удивительно, но у них самая демократическая страна на Ближнем Востоке, где во власти представлены все крупные религиозные группы. Это очень сложный механизм, в котором стороннему человеку очень трудно разобраться, но он работает. Как-то они этот вопрос решат, главное — чтобы все не скатилось в революцию. Нужно находить компромисс между властными группами на основе существующей системы», — заключил эксперт.

Виновников расстрела толпы и их мотивы еще предстоит установить. Однако можно заявить однозначно, что это событие нисколько не продвинет разбор прошлогодней трагедии, а лишь повысит градус напряжения между религиозными общинами.

Логическая точка в даче оценки взрывов может быть поставлена только на основе консенсуса между ливанцами, однако до сих пор катастрофа лишь разделяет их.