Санкционный тупик

Общество

Соответствующую инициативу рассматривает специальный комитет, однако власти и без этого настроены серьезно.

Иранские законодатели начали работу над утверждением плана ужесточения контроля за Интернетом. Инициатива под названием «Защита прав пользователей в киберпространстве и организация социальных сетей» обсуждается парламентом Исламской Республики уже почти год. У этого проекта есть как сторонники из числа законодателей, настаивающих на необходимости жесткой линии со стороны государства, так и противники — оппозиция и многие простые граждане.

Тем не менее в ходе планового заседания 28 июля законодателям поручили принятие очередного решения по проекту специальной комиссии по культуре. Изначально срок на это был поставлен до 6 сентября, однако политики до сих пор так и не пришли к консенсусу.

Если эксперты все же одобрят инициативу, то парламент получит возможность временно ввести ее в действие в тестовом режиме. При этом депутатам уже не понадобится проводить открытое заседание для окончательного утверждения законопроекта.

Согласно плану властей, контроль за национальным сектором Сети должен быть передан Министерством информационных и телекоммуникационных технологий Ирана в полное распоряжение специально сформированной межведомственной структуре.

Эта рабочая группа будет состоять из главы Высшего совета киберпространства и представителей мининформа, комиссии парламента по культуре, генеральной прокуратуры, Организации пассивной гражданской обороны, министерства разведки, Корпуса стражей исламской революции (КСИР), МВД и других ведомств.

Смещение значимости профильного ведомства в пользу правоохранительных и военных структур вызывает опасения даже со стороны самих чиновников. Так, экс-министр информационных и телекоммуникационных технологий Мухаммад Джавад Азари Джахроми, входивший в состав предыдущего правительства, незадолго до своего ухода с поста направил письмо спикеру парламента Мухаммаду Багеру с возражениями против отдельных положений законопроекта.

Часть плана, вызвавшая наибольшую критику у граждан — это ограничения, которые он накладывает на иностранные социальные платформы. В частности, это коснется таких сервисов как Instagram* и WhatsApp, которые являются двумя основными приложениями для общения, еще не попавшими под запрет иранского правительства.

Согласно законопроекту, рабочая группа будет регулировать объем широкополосного трафика для иностранных социальных платформ. Если поток передаваемой через сеть информации будет понижен до уровня местных аналогичных ресурсов, пользоваться зарубежными онлайн-сервисами будет фактически невозможно из-за радикального уменьшения скорости Интернета при обмене данными с ними. Даже не запрещенные мессенджеры станут полностью бесполезными.

Кроме того, новый закон обязывает иностранные социальные сети получать разрешение на работу от местных властей и создавать на территории Исламской Республики свои региональные офисы. Это в том числе потребует от них дополнительных финансовых трат и заставит подчиняться местному законодательству. В то же время нельзя не отметить, что наложенные западными странами санкции препятствуют такого рода сотрудничеству, которое становится практически невозможным.

Простые граждане, отрицающие новый план властей, создали петицию за отказ от соответствующего закона. Ее подписали уже более миллиона иранцев.

При этом они высказывают опасения по поводу того, что усиление правительственного контроля над Сетью негативно отразится на свободном доступе к ней. Особенно неблагоприятно это может сказаться на предприятиях малого бизнеса, которые во многом полагаются на Интернет и соцсети.

В условиях продолжающегося внешнего давления на страну и экономического кризиса утрата такого важного инструмента для заработка нанесет по ним разрушительный удар.

Власти Исламской Республики давно работают над контролем сетевой активности соотечественников. Интернет-цензура в государстве является одной из наиболее жестких в мире.

На территории Ирана под запретом находятся любые порталы политической или сексуальной тематики, а также блоги и источники, где приводятся данные о правах женщин. Еще в 2006 в «черный список» была внесена даже «Википедия».

В ближневосточном государстве существует особое подразделение кибер-полиции FATA, на которое возложена задача по обеспечению информационной безопасности республики.

Крупным сайтам и телекоммуникационным компаниям уже давно выдвигаются рекомендации о хранении своих серверов с базами данных в Иране, чтобы правоохранительные органы имели к ним доступ. Если обсуждаемый сейчас закон вступит в силу, эта мера станет уже обязательной, а ее несоблюдение окажется чревато блокировкой сетевого ресурса.

При этом власти могут отслеживать активность граждан в информационном поле и за счет контроля над Telecommunication infrastructure company (TIC) — государственным оператором связи.

В то же время FATA ведет постоянное «патрулирование» Сети и слежку за активностью граждан. Например, нередки случаи задержания иранок за публикацию фотографий без хиджаба или аресты людей по обвинению в ином «неподобающем поведении» в Интернете.

Однако при всем этом из населения около 80 млн человек порядка 46 млн иранцев являются активными пользователями Сети, большинство из которых — молодые люди до 35 лет.

Несмотря на все существующие ограничения, граждане активно используют даже те соцсети, которые запрещены правительством. Доступ к ним они получают благодаря VPN-технологиям, применение которых также не поощряется властями.

Главной проблемой в стране являются не столько блокировки, сколько низкая скорость Интернет-соединения. Исходя из этого наибольшую популярность имеют те сервисы, которые адекватно работают даже в условиях нестабильной сети. Одним из них является Telegram, наряду с Twitter входящий в число наиболее популярных сервисов.

Применение VPN, впрочем, позволяет подключаться практически к любым ресурсам, однако эксплуатация данного механизма требует большой скорости Интернета, доступ к которой имеют не все.

Особо стоит отметить тот факт, что аккаунты в социальных сетях «черного списка» есть даже у представителей правящей элиты Ирана. Так, активные страницы в Twitter ведут большинство министров и даже верховный лидер аятолла Хаменеи.

При этом Тегеран поощряет развитие национальных сервисов, которые в избытке представлены в стране. Иранцы создали свои аналоги практически всех популярных мировых мессенджеров и соцсетей, многие из которых фактически являются прямыми копиями.

Граждане действительно используют их, однако иностранные продукты у большинства людей все же являются более востребованными. Так они имеют возможность выйти в глобальную мировую сеть, а не ограничиваться масштабами домашнего региона.

Иранские эксперты полагают, что власти сейчас стараются протолкнуть инициативу по созданию собственной Сети. Сторонники жесткой линии уже давно указывают на благоприятный, по их мнению, опыт Китая, где Интернет находится под полным контролем Пекина.

Так, доступ к иностранным сайтам на территории КНР строго регулируется правительством в целях цензуры. Все веб-страницы фильтруются по «черному списку» и ключевым словам, что делается под предлогом защиты национальной безопасности.

При этом контроль за местными сайтами усиливается за счет необходимости их официальной регистрации в Министерстве промышленности и информатизации. Так в случае размещения там незаконных данных владельца сетевого ресурса легко отследить.

Еще 13 октября президент Ирана Эбрахим Раиси приказал Высшему совету киберпространства и министерству информационных и телекоммуникационных технологий создать «национальный Интернет».

«В условиях, когда враги вторгаются в жизнь иранского народа, в частную жизнь и личную информацию в стране, любая халатность недопустима», — заявил глава государства.

Примечательно, что в период своей предвыборной кампании он говорил о том, что не будет ограничивать доступ граждан к сетевым ресурсам, сравнивая Сеть с такими базовыми вещами как потребность в воде или электричестве.

Особо любопытной в этом контексте становится недавняя инициатива американского Конгресса, представители которого обратились к президенту Джо Байдену с призывом скорректировать действующие ограничения в отношении Ирана. В частности, они предложили исключить оттуда положения, запрещающие продажу персональных средств связи иранцам.

В качестве одного из ключевых аргументов в этом вопросе была заявлена необходимость предоставить иранцам возможность легко выходить в Сеть и иметь беспрепятственный доступ к ней ради безопасного общения и обмена информацией с внешним миром. Эта потребность была заявлена как важнейший атрибут гражданского общества.

«Мы считаем, что в интересах Соединенных Штатов поощрять свободный поток информации в Иране, чтобы позволить людям общаться друг с другом и с внешним миром», — говорится в письме конгрессменов.

Несмотря на то, что США в большинстве случаев прямо эксплуатируют вопросы защиты «гражданских прав и свобод» жителей других стран как оправдание своей внешней политики, на деле их санкции лишь усугубляют положение простых людей.

Впрочем, если Вашингтон и правда проявит инициативу по смягчению действующих ограничений, то иранцы, возможно, и не потеряют легитимного доступа к оставшимся соцсетям. Однако если этого не будет, изоляция граждан Исламской Республики продолжится.

В то же время инициативы Тегерана о создании «национального Интернета» аргументированы именно внешним давлением со стороны США и их союзников, дестабилизирующих обстановку в стране. Для реализации соответствующего плана Исламской Республике потребуются весьма значительные средства, найти которые будет нелегко, однако власти имеют много веских поводов для пути в этом направлении: от санкций до «западных хакеров», совершающих атаки на правительственные базы данных.

Новый закон «Защита прав пользователей в киберпространстве и организация социальных сетей» является очередным защитным механизмом для Тегерана, вынужденного переходить в оборону в условиях продолжающегося давления. Но в этом случае беспокойство людей, вероятно, вызывают не столько сами принимаемые инициативы, сколько методы их реализации.

Запреты властей создают гражданам неудобство, но пока не становятся непреодолимой преградой для желающих выйти в Интернет. В то же время прямой захват контроля над Сетью военными и правоохранителями осуществляется в несколько грубой форме, без проведения соответствующей информационной кампании и, например, организации опроса среди населения. Осуществление этих процедур смогло бы демократизировать запущенные властями процессы без противодействия этому со стороны населения.

  • * - соцсеть признана экстремистской и запрещена на территории РФ

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!