ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

При въезде в Степанакерт мы увидели портрет президента России Владимира Путина. Что это значит?

Общество

Конфликт в Нагорном-Карабахе является одной из самых обсуждаемых геополитических тем последнего времени. О том, что на самом деле происходит в регионе, и как он справляется с последствиями боевых действий съемочной группе Федерального агентства новостей рассказал глава МИД Республики Арцах Давид Бабаян.

- Мы за любые переговоры и встречи. Естественно, придаем им особое значение. Переговоры лучше, чем война.

Но переговоры не должны вестись ради переговоров. И мы рассчитываем, что в их результате какая-то лепта будет внесена в поддержание мира и стабильности в регионе. В первую очередь мы рассматриваем эти встречи в данном контексте.

Нельзя думать, что в течение одной-двух встреч будут решены. Уже более трех десятилетий конфликт практически не решается. Он вообще очень трудноразрешимый.

Основной лейтмотив встречи - Российская Федерация будет продолжать свою миротворческую деятельность. Москва, как и стороны конфликта, мировое сообщество, придает особую важность поддержанию мира и стабильности в регионе.

- В целом, особенно в Карабахе, удается. Почему там лучше получается, чем в других местах? Потому что здесь российские миротворцы. Главным результатом является то, что вероятность новой широкомасштабной войны практически нулевая. Любая агрессия против Арцаха будет автоматически означать агрессию против РФ.

Но на других участках соприкосновений, даже если считать взаимоотношения между Арменией и Азербайджаном, Баку ведет себя более агрессивно. Мы видим, что происходит: нападения, попытки продвижения вглубь армянской территории, захват заложников.

Но я думаю, что до широкомасштабных боевых действий дело не дойдет. В первую очередь, в виду того, что здесь присутствует Российская Федерация. Она действительно играет стабилизирующую роль в этом регионе. Нужно понимать, что пока российские миротворцы в Карабахе - войны не будет.

Арцах будет жить. Но если его не будет, то регион погрузится в геополитическую пучину конфликтов. Одной из главных мишеней станет именно Россия. Я всегда вашим русским братьям говорю: «Если не будет Арцаха, ваша следующая битва будет на Куликовом поле».

- Здесь вопрос практически философского характера. Все зависит от нашего народа. Наш народ не согласится никогда быть в составе Азербайджана. Даже если все мировое сообщество будет иметь такое видение урегулирования.

Мы не согласимся. В данном случае наш голос превалирующий. Что с нами сделает международное сообщество? Уничтожит? Естественно, нет.

С другой стороны, если в обществе наблюдается деградация всех основ поведения, ценностей, если за спиной этого общества будет стоять самое сильное в мире государство или мировое сообщество, это общество не спасти.

Таким образом, у нас есть общее понимание, что мы никогда не будем частью Азербайджана. Максимум, чего мы можем добиться, быть соседями.

У нас нет ненависти к азербайджанскому народу.

В лице Азербайджана мы имеем государство, где армяноненавистничество является идеологией. Как жить? Только как соседи. Для того, чтобы здесь был баланс, необходимо поддерживать этот баланс всеми методами: политическими, военными, геополитическими. РФ не выведет своих миротворцев до окончательного урегулирования конфликта. Россия чувствует ответственность за этот регион.

Урегулирование конфликта - это процесс очень долгий. Этот конфликт можно считать одним из самых трудноразрешимых. На ряду с израильско-палестинским, очень сложным. Народ намерен жить на своей исторической родине. Мы никуда не собирается отсюда. Будем жить до конца.

- Это очень сложно, но возможно. Необходимо, чтобы поменялось мировоззрение у Азербайджана. Там населению постоянно делают инъекции армяноненавистничества.

Сейчас мы видим, что этим вирусом пытаются заразить не только граждан страны, но и тех азербайджанцев, которые живут за его приделами. Последние несколько лет мы видим, что это происходит и в российско-азербайджанской диаспоре. Ненависть, столкновение, конфликты - это очень плохо и опасно. Но если будет поддерживаться военно-политический баланс, то соседство возможно.

- Эта война была самой страшной за всю нашу историю. Арцах таким маленьким никогда не был. Это сильный удар по нашей экономике, системе безопасности. Сейчас первая фаза восстановления. Необходимо обеспечить тысячи беженцев, внутренне-перемещенных лиц крышей над головой, простейшими вещами для жизни.

Сейчас строятся дома, их очень много. Нам и миротворицы помогают в восстановлении разрушенных инфраструктур.

Но потом начнется более сложный этап. Нужно будет перестроить экономику. Сейчас особый акцент должен быть поставлен на интенсивные технологии. Мы потеряли около 80% пахотных земель. А это не может не учитываться при планировании экономического развития.

У нас очень много работы. Но при правильном подходе, поддержании пыла и энтузиазма можно будет достичь результата.

- Вы знаете, депрессия в таком регионе, как наш, является приговором народу и государству. Есть боль, кровоточащая рана. Но мы выходим из этого состояния.

Мы очень похожи на бойца, который потерял во время войны ногу, руку, глаз. Но мы все-таки живы. Мы должны выйти из этого состояния. Мы выйдем.

У нашего народа очень сильная иммунная система. По крайней мере 13 000 лет живем на нашей исторической родине. Видели многих врагов. У них был колоссальный потенциал. Сейчас о них даже никто не знает, не слышит. И это мы пройдем. Просто необходимо вести соответствующую работу.

- Это одна из национальных черт армянского народа. Мы всегда пытаемся найти на стороне виновного в наших проблемах. Это не так. Основные ошибки делаем мы сами.

Все наши победы и поражения - в них виноваты мы. Я не хочу кого-либо упрекать. Я даже не виню Азербайджан и Турцию. Они самые честные враги в мире. Никогда не скрывали подлинных интересов, говорили: «Мы придем и нападем на вас».

То, что случилось с нами, требует очень глубокого анализа. Естественно, не публичного. Толпа, демагоги, подонки не достойны даже слышать правду. Но в соответствующих инстанциях мы должны проанализировать все сами.

Я лично считаю, что мы проиграли в первую очередь не Азербайджану и Турции, а самим себе. Говорят, во внешней политике нет постоянных врагов и постоянных друзей. Я считаю, что они есть.

Постоянный враг - это эгоизм, отсутствие патриотизма и когда личные интересы превалируют над государственными. Это вечные враги, которые тысячелетиями окружали наш народ. Поэтому надо бороться именно с ними. Если мы сумеем их нейтрализовать, то очень много проблем будут решено.

- Это было очень похоже на 22 июня 1941 года. Люди мирно спали, это было около семи утра. Началась бомбардировка. Тысячи беспилотников роем напали на спящих граждан. Никто не предупреждал. Они никогда не предупреждали. Они говорили, что нападут, но конкретной даты объявления войны мы от них не видели.

Были люди, которые прогнозировали. Но я не хочу об этом говорить. В любом случае характер будущей войны не сумели предугадать.

В любом случае, лично я и мое окружение, предполагали, что это будет бесконтактная война. Потому что современная война такая.

Она отличалась тем, что Турция, непосредственный член НАТО, участвовала в боевых действиях. Она привезла в регион несколько тысяч боевиков из Ближнего Востока. Вместе с ними были и северокавказцы, представители других народов. Во время войны говорили, что часть боевиков была дислоцирована на границу с Россией, спецслужбы об этом также заявили. Помните, была попытка взорвать монумент «Родина-мать» в Волгограде.

Это общий подход. Вопрос не только в Карабахе. Недавно президент Эрдоган сам это подтвердил, держа карту, которая включает Якутию, Дальний Восток. Нужно серьезно относиться к этим вещам. Многие смеялись над Гитлером в 1932-1933 годах. Он тоже показывал карты такого рода. Видите, к чему это привело.

- Наш солдат не проиграл битву. Потеря вооруженных сил Азербайджана оценивается в 20 000 человек. Они скрывают данные, подкупают родственников, чтобы об этом не говорили.

Наш солдат перемолол цвет азербайджанского спецназа. Он потерял около 80-85% личного состава войск специального назначения.

Наш солдат не проиграл. Эти молодые 18-летние парни стояли насмерть. Они проявляли чудеса героизма. Солдаты и добровольцы стояли до последней капли крови.

- Знаете, здесь государство ведет соответствующую политику. Например, налоговую. Очень много новых льгот. Эта система разрабатывается. Уже в скором времени будут соответствующие результаты.

Я сам считаю, что основы экономики для стран, как наша, должны основываться на малом и среднем бизнесе. Налогообложение было бы совершенно минимальным. Чтобы малый развивал средний, а средний уже будет локомотивом.

Соответствующие шаги предпринимаются. Люди могут получать льготные кредиты. Погашаются они, в том числе, с помощью государства. Эти программы имеются.

- Это вопрос немного иного характера. Сейчас безработицы практически нет. Но это из-за того, что очень масштабные проекты по постройке жилья и инфраструктуры.

Когда мы будем сталкиваться со следующим этапом - перестройки экономики - нужно будет проводить достаточно продуманную политику. Потому что безработица будет здесь иметь геополитические последствия. Люди просто могут уходить, начнется отток.

- По продовольственной безопасности у нас почти проблем нет. В энергетической составляющей есть. Были случаи, когда азербайджанцы перекрывали энергоснабжение. Благодаря вовлечению российских миротворцев, конфликты решаются.

Энергетическая сфера очень пострадала во время войны. Мы потеряли большую часть наших ГЭС. Это требует коренного переустройства гидроэнергетики. Мы должны провести ряд смелых шагов.

- Более 85% пахотных земель и пастбищ потеряны. Это не может не отражаться на сельском хозяйстве, животноводстве. Сейчас очень важно перейти на интенсивные методы ведения сельского хозяйства. У нас даже нет той земельной базы, земельного фонда, который был.

Пока это первый год. Идет помощь людям, решение социальных вопросов. Когда они будут решены, мы должны поднимать сельское хозяйство на качественно другой уровень. Должно быть, как в самых передовых странах, у которых нет земельных ресурсов. Например, как в Израиле.

- Государство субсидируют фермеров, которые ведут свою деятельность в приграничных территориях. Они получают по льготным ценам семена, удобрения. Если из-за климатических условий они теряют урожай, государство субсидирует эти расходы. Это очень либеральный режим.

- Новых дорог мы должны построить мало. Почему? Все старые остались.

Но имеется ряд стратегических проектов, которые мы должны осуществить в течение ближайших двух-трех лет. Необходимо будет обойти азербайджанские посты, исходя из вопросов безопасности. Тогда будут проложены новые, стратегически важные дороги. Уже процесс начался. Земляные работы ведутся.

За этот год заасфальтировано 60-70% дорог в городе Степанакерт. Асфальтированы дороги в райцентрах. Если новые дороги не строятся, то старые ремонтируются интенсивными темпами.

Я думаю, что это даст свои результаты и будет оказывать влияние на экономику в целом.

- Я думаю, закончат в срок. Будем надеяться. Экономических и финансовых препятствий нет. Будем ждать.

Идут работы, наши энергетики работают день и ночь. Кстати, они это делают очень хорошо. Если энергосистема дает сбой, то незамедлительно выезжают на место. Бывают случаи, когда перерезается кабель. Энергетический или для Интернета. На месте решается. Я думаю, в срок будет сдан.

- У нас ситуация достаточно серьезная. Потому что количество заболевших и случаев летальных исходов резко увеличилось. На днях было соответствующее решение правительства. На территории республики введен особый режим в связи с коронавирусом.

Школы и университеты перешли на онлайн-режим. Работа в разных государственных учреждениях также учитывается.

Сейчас идет активная вакцинация населения. Тут, кстати, тоже проблема. Ряд людей не верит в эффективность. Приходится работать в информационной сфере, объяснять. Когда началась эта эпидемия, до войны Карабах был одним из самых безопасных мест. У нас было очень мало инфицированных.

Во время войны практически все население было инфицировано. Но во время стрессовых ситуаций организм получает дополнительный ресурс. Летальных исходов практически не было.

После того, как фаза активных действий закончилась, организм более спокоен - летальных исходов больше.

Сейчас ведется соответствующая работа. Да, медучреждения переполнены. Но в последние дни мы видим спад. Меры, которые принимаются министерством здравоохранения, уже дают свой эффект.

Я сам уже переболел, вакцинировался «Спутником-V». Нормально себя чувствую. Сейчас ждем ревакцинацию, соответствующие правовые акты. В декабре будем ревакцинироваться.

Абсолютно никаких проблем. Здесь нам тоже помогли миротворцы. Из России были получены вакцины. Сейчас есть и другие типы. Но в основном население предпочитает «Спутник V».

- Население Карабаха было около 160 тысяч. Сейчас остались в Армении 20-22 тысячи. Это жители тех районов, которые сейчас оккупированы Азербайджаном.

Люди возвращаются, отстраивают свои населенные пункты заново. Уроженцы одного и того же села будут жить вместе. В этом есть логика. Это будет дополнительным стимулом, чтобы население возвращалось или поддерживало тесный контакт со своими земляками.

- Это общественная инициатива. Для нас Россия - братская страна. Мы связаны очень многими нитями - культурными, историческими, человеческими, геополитическими. У нас к России особое отношение.

Кстати, наши близкие отношения с Россией не должны волновать никого в других регионах и странах. Это неправильно. Мы просто братские народы. Это братство должно поддерживаться и укрепляться.

Именно участие России и лично президента Путина приостановило войну.