ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Главное - не опыт, а связи

Общество

Эксперты отмечают, что должности послов Турции за рубежом все чаще получают не карьерные дипломаты, а члены партии Эрдогана.

Министерство иностранных дел Турции находится в упадке, так как превратилось в отдушину для лоялистов правительства, далеких от дипломатии. Такую точку зрения высказывают оппозиционные политики и бывшие послы республики.

Будучи классом высокообразованных чиновников, знающих несколько иностранных языков, дипломаты в прежние времена занимали уникальное положение в государственном аппарате. Однако система коренным образом изменилась в период правления «Партии справедливости и развития» (ПСР) и особенно после того, как президент Реджеп Тайип Эрдоган имплементировал систему единоличного правления вследствие конституционного референдума 2017 года.

МИД в значительной степени был отодвинут на второй план, а внешняя политика стала проводиться в основном из Президентского дворца.

Как оппозиционеры, так и бывшие послы видят связь между ситуацией в МИД и многочисленными внешнеполитическими ошибками Анкары, которые она сейчас изо всех сил пытается исправить. Возможной частью проблемы является назначение приближенных к правящей партии лиц на должности послов независимо от их квалификации. Хотя такие назначенцы существовали и в прошлом, в последние годы их число увеличилось.

В этой связи появилось убеждение, что Эрдоган полон решимости подорвать традиционное, ориентированное на Запад, светское министерство иностранных дел и заменить его ведомством, которое отвечает его исламизированным внешнеполитическим ожиданиям.

Депутат от оппозиционной «Республиканской народной партии» (РНП) Утку Чакырозер на днях рассказал о состоянии МИД во время парламентских дебатов. Он обвинил правительство Эрдогана в назначении на дипломатические посты людей, которые заинтересованы в саморекламе больше, чем в самой дипломатии.

Так, например, парламентарий упомянул Эгемена Багыша, который в 2019 году был назначен послом в Чехии, несмотря на серьезные обвинения в коррупции против него. Бывший министр Турции по делам Евросоюза и главный переговорщик по вступлению в евроальянс, он был одним из четырех министров, вынужденных уйти в отставку 25 декабря 2013 года. Ему вменяли получение взяток в рамках схемы по нарушению санкций США в отношении Ирана, которая реализовывалась через турецкий государственный Halkbank.

Ранее во время антиправительственных протестов 2013 года Багыш заявил, что с каждым, кто войдет на площадь Таксим, будут обращаться как с террористом. Он также утверждал, что именно в республике находятся самое реформистское и сильное правительство в Европе и самый харизматичный и сильный лидер в мире.

Настоящий скандал создали слова Багыша о геноциде ассирийцев в Османской империи - в 2013 году дипломат сравнил данную трагическую страницу мировой истории с «мастурбацией». В целом он не раз становился фигурантом скандалов, как дипломатических, так и личных.

Утку Чакырозер также упомянул посла Турции в Катаре Мустафу Гексу, который использовал положение для рекламы юридической фирмы своего племянника с правительственного аккаунта. Примечательно, что в республике на законодательном уровне запрещена реклама контор адвокатов, тем не менее в данном случае никто не был как-либо наказан.

Кроме того, депутат РНП напомнил о недавно назначенном после в Ираке Али Рази Гюнее, который впервые въехал в диппредставительство в сопровождении тематической музыки из популярного телесериала «Долина волков». Сериал рассказывает о борьбе агентов «глубинного государства» против предполагаемых врагов страны, в том числе США.

«Места послов превратились в пенсионные проекты для депутатов ПСР и дворцовых чиновников. В результате этого мы значительно утратили позиции в отношениях с нашими традиционными друзьями, союзниками и соседями. Наша надежность и нейтральность были подорваны», - так прокомментировал положение турецких дипломатических представителей за рубежом Чакырозер.

Отмахиваясь от подобной критики, Эрдоган никогда не упускает возможности выразить свою антипатию к дипломатам старой гвардии, например, называя их «моншерами» (Mon Cher - с французского «мой дорогой», в турецком арго также используется в значении изнеженного сторонника западных ценностей). Их турецкий лидер воспринимает как космополитичных карьеристов.

Еще в 2010 году, когда Турция вела проевропейский курс, 72 отставных дипломата даже написали тогдашнему премьер-министру Эрдогану письмо от «моншеров», в котором осудили такое пренебрежительное обращение.

Тем не менее именно на «моншеров», то есть карьерных дипломатов, традиционно полагалась Турция, находясь в одном из самых неспокойных и опасных регионов мира - на Ближнем Востоке. Работа МИД республики также основывалась на принципах сохранения ориентации на Запад и отказа от участия в бесконечных конфликтах в регионе. Внешняя политика также, насколько это было возможно, держалась в стороне от внутренней , чтобы не ставить под угрозу более широкие интересы страны.

Как отметил бывший посол Турции в Индии Юсуф Булук, такие принципы больше не применяются.

«Нынешний режим недвусмысленно заявил о своей решимости преобразовать республику в исламистскую форму [правления]. Будучи ключевым компонентом структуры государственной службы, министерство иностранных дел сильно пострадало от этого политического вмешательства. Это заложило основу, поощряющую кумовство, блат и подхалимство с огромным пренебрежением к беспристрастности и опыту», - рассказал бывший дипломат в комментарии для Al Monitor.

В 2018 году Эрдоган постановил, что любой чиновник, проработавший в каком-либо государственном учреждении более пяти лет, может начать службу в министерстве иностранных дел. Это касалось не только должностей послов, но и всех постов во внешнеполитическом ведомстве. Независимая пресса расценила это как переход от меритократии (букв. «власть достойных») к системе, основанной на политической лояльности.

Как отмечает парламентарий Чакырозер, около 50 карьерных дипломатов ожидают, что их назначат в качестве послов за рубежом, однако пока что эти должности зарезервированы для бывших депутатов ПСР.

Экс-посол Турции в Швеции и Южной Корее Селим Кюнеральп в комментарии для Al Monitor отметил, что политические назначенцы распространены во многих западных странах. По его словам, это не значит, что такой дипломат будет плохим. Однако неверным в турецкой системе стало то, что главами дипломатических представительств выбирают людей из других министерств или органов власти, которые ранее не имели отношения к МИД.

По словам экс-посла Турции в Израиле и бывшего постпреда республики в НАТО Ахмета Узюмджю, число политических назначенцев в качестве послов возросло до исторического максимума. Он отметил, что при нынешней системе президент реагирует на международные события до того, как МИД представит свои рекомендации.

«Единственным утешением для высокопоставленных дипломатов МИД является то, что нынешнее состояние отношений Турции с зарубежными странами и ее положение на международных форумах не являются их заслугой», - добавил он.

Справедливости ради, необходимо отметить, что турецкая дипломатия за последние годы проявила себя довольно активно. В целом по числу дипломатических представительств за рубежом Турция занимает четвертое место, больше только у Китая, США и Франции. Тут же стоит напомнить о работе таких структур, как TİKA (агентство по сотрудничеству и координации), Diyanet (управление по делам религии, занимается постройкой мечетей и распространением духовной литературы), фонд Turkish Maarif Foundation и Институт Юнуса Эмре.

Однако внешняя политика Турции является хаотичной и привязанной лишь к одному человеку - главе государства. Например, в мае Эрдоган может заявить, что способен направить войска в Восточный Иерусалим для защиты Палестины, а уже через несколько месяцев изъявить желание наладить отношения с Израилем. При такой схеме дипломаты выступают лишь в качестве формальных исполнителей поручений президента, сами они не задают тон во внешней политике.

Что уж точно хорошо получается у послов Турции «эрдогановского образца», так это следить за политическими оппонентами действующего президента и нелояльными журналистами за рубежом. Согласно докладу НПО Freedom House о транснациональных репрессиях, Турция заняла первое место среди стран, которые реализовывали незаконную выдачу лиц из принимающих государств. С июля 2016 года турецкое правительство преследовало своих предполагаемых врагов по меньшей мере в 31 стране.