ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

История одной надежды

Общество

Фразу «земля ушла из-под ног» жители бывшей Армянской ССР не могут воспринимать без слез. Землетрясение 7 декабря 1988 года принесло горе в каждую семью, а процветающие города превратило в руины.

Сегодня Спитак - город с архитектурой, которая очень отличается от всей Армении. Никаких советских застроек, многоэтажек и крупной промышленности.

История этого региона берет свое начало еще до нашей эры. Но, по правде говоря, Спитак - один из самых молодых городов страны. Его полностью перестроили после 1988 года.

А что было до этого? Так сразу и не скажешь, но Спитак был промышленным городом. Только на сахарном заводе трудилось более 1000 работников. Здесь делали лифты, производили молочную продукцию, шили одежду.

А потом город исчез. Зарыл себя в землю, погубил жителей своими же обломками. Как много времени это заняло - месяц, день, час? Всего 30 секунд. Этого хватило, чтобы сильнейшее землетрясение стерло процветающий город с лица земли. Это произошло 7 декабря 1988 года. В 11 часов 41 минуту.

Самвел Макарян помнит тот день, как будто это было вчера. Он шел в здание администрации. Было утро, будний день. Мужчина еще не знал, что через несколько секунд его жизнь поделится на до и после.

«Когда прогремел гром, в первые секунды я подумал, что началась война или стреляют танки», - говорит Самвел.

У Самвела было пять дочерей. После того дня их осталось всего три. Самая младшая, ей было всего 19 месяцев, погибла. Старшая, шесть лет, - пропала без вести. Мужчину до сих пор мучает мысль о том, что, если бы в тот день они остались дома, - выжили бы все.

«В тот день был день рождения моей дочери, которая потерялась. Если бы его не было, может быть, мы бы и не вышли. В садике отмечают день рождения: торт, конфеты, стихи. Не отметили, может, дома бы осталась. Мой дом одноэтажный остался. Мы бы живы в нем остались все вместе», - продолжает мужчина.
«Однажды она пришла и говорит: «Мама, посмотри, какая я высокая, красивая! Я самая высокая в нашем садике!» - вспоминает Асмик Тирабян.

Жена Самвела в момент землетрясения сидела с подругой на кухне. На них буквально посыпался потолок. Женщина чудом выжила, а ее приятельница умерла на месте. Даже спустя 33 года, рассказывая о случившемся, Асмик сдерживает слезы и долго подбирает слова.

После подземных толчков Самвел побежал к дочерям в садик. Точнее - в то, что от него осталось. Одной из девочек удалось спастись после обрушения здания. Она схватилась за ногу воспитательницы и буквально выползла из-под обломков. Мужчина до сих пор с трудом описывает увиденную им картину.

«Она, когда вышла, страшно рассказывать, я ее не узнал. У нее не было вообще скальпа. Вся в крови. Она сама закричала: «Папа!». Я ее не узнал», - продолжает Самвел.

Младшую дочь нашли мертвой на второй день. Судьба старшей девочки, которая в тот день отмечала день рождения, неизвестна до сих пор. Ни ее, ни ее верхнюю одежду не смогли найти даже спустя 33 года.

«Шкафы открываю у всех детей в шкафах все есть. У моих детей ничего не было. Я уже потом думал, она же очень умная была. Чувствовала себя старшей среди них. Думаю, она забрала это, не знала, что такое землетрясения. Вышла, чтобы найти своих сестер, одеть и уйти. До сих пор чувствую, что она жива. Никогда не теряю надежду. Дело в том, что не нашли», - говорит мужчина.

Что такое магнитуда десять баллов? В октябре текущего года СМИ пестрили заголовками о толчках в японской префектуре Тиба. Его оценили, как «разрушительное»: с рельс сходили поезда, стены в домах ходили ходуном, а улицы наполнили звуки сирен.

Тогда в Японии была магнитуда шесть баллов. А в Спитаке в тот день толчки были почти в два раза сильнее. Красный сектор. Сила землетрясения - «уничтожающая». Характерны трещины в грунте и полное разрушение зданий.

«Толчки были очень сильные. Волнистые. На той стороне дороги были трехэтажные здания. Я видел, как одно здание поднимается, а другое опускается», - рассказывает Самвел.

Землетрясение унесло жизни 25 000 человек. Более полумиллиона жителей остались без крыши над головой. 140 тысяч - получили инвалидность. И все это за 30 секунд.

Найденных под завалами отвозили на футбольный стадион на опознание. Там их искали родственники. Обычно в этих краях на похороны одного человека собирается полгорода. Теперь же смерть пришла в каждую семью - ходить к товарищам было некогда.

«Как будто чуть-чуть успокоился. Если это природное явление, то это не враг сделал, не сосед твой, не противник. Просто природное явление. Миришься с этим», - говорит мужчина.

Когда тела всех погибших были преданы земле, пришло время возрождать город из мертвых. Изначально советская власть хотела возвести Спитак в другом месте, чтобы не подвергать жителей повторной опасности.

Но в итоге город остался на своем месте. Помощь оказывали не только союзные государства, но и иностранные: Швейцария, Австрия, Италия, Великобритания и другие.

«Следующий день как будто большая стройка была. Нигде ничего не стояло. На каждом шагу, на каждом миллиметре люди работали: спасатели, военные, солдаты. Все работали», - вспоминает Макарян.

У людей, подавленных горем, появилась надежда на лучшее будущее, на новые дома. Но через несколько лет произошел еще один не менее масштабный катаклизм - развал СССР. Стройка заглохла.

«Уже котлованы остались отрытые, арматуры торчали, кое-где были выставлены колонны. Те, которые построили, - построили. Остальные - уехали. Спитак остался со своим Спитаком. Надеждой на свой народ, свою страну Армению», - отмечает Самвел.

После пережитого Самвел и Асмик не оставили надежду вернуть семейное счастье. Уже после землетрясения у них родился сын Нерсес. Он знает о землетрясении только по рассказам. Горе, которое пережила его семья, он видит в слезах матери.

«Я стараюсь, чтобы они перешли на другую тему. Стараюсь отталкивать этот разговор. Все равно не получается. Когда вспоминают, начинают плакать и переживать. Но я даю надежду, что та сестра, которая потерялась, найдется и все будет хорошо», - поясняет Нерсес Макарян.

Самвел признается, что любые беседы с товарищами в итоге приходят к воспоминаниям о Спитаке. Это подтвердил и заместитель руководителя Спитакской общины Артак Матосян. По его словам, траур по погибшим объединяет весь город.

«Каждый год 7 декабря в городе царит грустная атмосфера. Каждый из нас заново переживает эту боль. В этот день руководство и население собираются у памятника, посвященного жертвам землетрясения, чтобы отдать дань памяти. После этого каждая семья идет на кладбище к родственникам, которые погибли после землетрясения», - говорит Артак.

Самвелу и Асмик было больно осознавать, что съемочная группа пришла к ним домой без вестей о дочери. Но семья убеждает себя, что жизнь продолжается. Ведь после пережитого 33 года назад уже ничего не может сделать им по-настоящему больно.