Сергей Миронов: «У меня не было и нет президентских амбиций!»

Общество

Всероссийский центр изучения общественного мнения провел опрос, касающийся отношения россиян к первым лицам государства. Оказалось, что председателю партии «Справедливая Россия - За правду» Сергею Миронову доверяет 24,4% россиян. В интервью главному редактору Федерального агентства новостей политик рассказал о том, как завоевать доверие граждан, побороть коронавирус без последствий для населения и изменить Россию к лучшему.

Сергей Миронов в политике с 1994 года. Именно тогда он был избран депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга I созыва. За 27 лет он успел побывать депутатом Государственной думы, председателем Совета Федерации России и совета Межпарламентской ассамблеи СНГ. Миронова знают как в РФ, так и за рубежом. Он одним из первых среди российских политиков начал осваивать блогосферу. Первая запись в его «Живом журнале» появилась 29 ноября 2007 года. Об истории успеха, политических свершениях, о жизни - в эксклюзивном интервью ФАН.

- С Вашим именем тесно связана реформа Совета Федерации 2001 года, после которой он приобрел свой нынешний вид. Теперь, спустя 20 лет, Вы считаете, что она реализована удачно? Ничего бы не поменяли?

- Уточняю, членом Совета Федерации я стал в июне 2001 года, именно в результате реформы палаты, инициированной президентом Владимиром Путиным. Напомню, до того в Совет Федерации входили главы исполнительных и законодательных ветвей власти в регионах. Реформа состояла, прежде всего, в том, что их сменили назначенные представители региональной власти - представители глав регионов и законодательных собраний. Значительно позже были введены элементы выборности в процедуру формирования палаты - на этом я настаивал с самого начала работы во главе СФ.

На этом посту я сменил Егора Семеновича Строева, который одновременно являлся губернатором Орловской области. В результате реформы члены Совета Федерации стали работать на постоянной профессиональной основе. Время показало, что это было правильное, удачное решение.

Я думаю, что развитие палаты может быть связано с дальнейшим расширением возможности избирателей участвовать в формировании палаты. Но резкие движения тут не нужны. Государственное строительство - это не поле для экспериментов. Но и в том, чтобы государственные структуры костенели, сковывая развитие общества, тоже ничего хорошего нет.

- Сергей Михайлович, в чем преимущество двухпалатного парламента перед однопалатным? Подошла бы, на Ваш взгляд, такая форма России?

- Такое устройство парламента позволяет сочетать и согласовывать интересы общества и интересы регионов, составляющих страну.

Двухпалатные парламенты характерны для многих государств. Как федеративных, например бундестаг и бундесрат в ФРГ, так и унитарных, например сенат и национальное собрание во Франции.

В России с самого начала развития отечественного парламентаризма парламенты были двухпалатными. Так было при Российской империи. С появлением в 1906 году Государственной думы фактически во вторую палату парламента превратился Государственный совет, действовавший как законосовещательный орган при императоре с 1810 года.

Двухпалатным был и Верховный Совет СССР. Он, напомню, состоял из Совета Союза, представлявшего непосредственно всех избирателей, и Совета национальностей как палаты регионов.

Все это лишний раз подчеркивает, что для России с ее региональным разнообразием альтернативы двухпалатному парламенту нет.

- Как знаток работы обеих палат парламента, опишите, пожалуйста, как происходит их взаимодействие и насколько часто между ними возникают конфликтные ситуации.

- Принципы отношения палат описаны в Конституции, а регламент взаимодействия закреплен в законодательстве о Федеральном собрании. Нужно просто соблюдать Конституцию и законы.

Что касается конфликтных ситуаций, то да, такое бывает. Но нечасто. Напомню одну из таких историй. В 1996 году президент Ельцин издал указ о «символе Знамени Победы». Само знамя выносилось только 23 февраля и 9 мая. В остальных случаях использовался «символ». Он представлял из себя красное полотнище, на котором отсутствовала советская символика (серп и молот). В 2005 году «Единая Россия» внесла законопроект о закреплении такого положения. Проект был принят Госдумой, но вызвал резкую критику в обществе.

Мы в Совете Федерации не поддержали искажение исторической правды и отклонили законопроект об ущербном «символе» Знамени. В свою очередь, Дума не согласилась с нашим мнением. В таких случаях обычно создается согласительная комиссия. Но на том основании, что закон был принят квалифицированным думским большинством, Госдума напрямую направила его на подпись президенту. Не скрою, я как председатель Совета Федерации также напрямую обратился к главе государства на этот счет. В итоге Владимир Путин наложил президентское вето на такой закон. Больше мы об этом постыдном «символе» не вспоминали. И слава богу!

- Вашей первой инициативой на посту главы Совфеда стало предложение увеличить президентский срок с четырех до семи лет. Тогда Владимир Путин его отверг, но уже через десять лет к вопросу вернулись и увеличили срок до шести лет. Вы считаете это своей личной победой?

- Да, действительно, сразу после избрания председателем Совета Федерации я предложил увеличить срок президентских полномочий. Но обращаю внимание на то, что я не предлагал делать это немедленно, сказал, что такое решение нужно тщательно подготовить. Так оно в результате и произошло.

А шесть или семь лет - это, я считаю, непринципиально. Принятый вариант в шесть лет, на мой взгляд, вполне оптимален. И, конечно, я не воспринимаю это как личную победу. Это победа здравого смысла. Четыре года - это все-таки слишком мало для нашей страны.

- Будучи главой Совфеда, Вы официально были третьим по значимости человеком в стране. Каково было жить с таким грузом ответственности? Какое Ваше самое яркое впечатление того периода?

- Груз ответственности - это очень важно, конечно. Но этот груз не свалился на меня неожиданно. Я всегда ответственно относился ко всему, чем занимался. Став главой Совета Федерации, я вошел в состав Совета безопасности. А это не только большая ответственность, но и определенные ограничения. К этому я тоже был готов.

Когда начал работать в Совете Федерации, поставил себе задачу побывать в каждом российском регионе, чтобы знать и понимать, чем и как живет каждая область, край или республика. Иначе как возглавлять палату регионов?! И побывал везде! Во многих местах не по одному разу. Это и были самые яркие впечатления: масштабы нашей России, ее богатство и разнообразие, колоссальный потенциал, в том числе потенциал творческий, человеческий. Одно дело читать об этом в книгах и справках, и совсем другое - видеть своими глазами и непосредственно ощущать биение пульса жизни страны.

- Как Вы восприняли свой уход с этого поста в Госдуму, где стали лидером своей фракции? Как понижение своего статуса или как смену деятельности?

- Слово «воспринял» тут неуместно. Как будто мне кто-то внезапно сообщил о переменах в моей судьбе. Не было такого. Это было мое собственное решение, глубоко обдуманное. Я уже десятилетие был на одном из ключевых постов в государстве. Но моя активная работа на оппозиционном по отношению к «Единой России» фланге вызывала естественное напряжение, и в какой-то момент я понял, что пора уходить. А уходить всегда лучше вовремя. К тому же не для того я столько сил приложил к созданию партии «Справедливая Россия», чтобы после нашей первой победы на парламентских выборах оставить капитанский мостик перед вторым, даже более важным, политическим экзаменом.

- Вы дважды участвовали в президентских выборах в 2004 и 2012 годах и каждый раз занимали на них последнее место. Чем отличались друг от друга эти две Ваши избирательные кампании и с чем Вы связываете получение столь скромных результатов?

- С тем, что у меня не было и нет президентских амбиций. Поэтому не следует делать из моих результатов какие-то глубокомысленные выводы. Моим главным стремлением было гарантировать своим участием, что выборы состоятся и никакие неожиданности вроде снятия всех кандидатов не смогут помешать голосованию.

Кроме того, ко времени кампании 2012 года партия «Справедливая Россия» окончательно утвердила себя в качестве парламентской, и уклоняться от участия в важнейших федеральных выборах мы в тех условиях посчитали для себя неправильным, хотя и поддерживали Владимира Путина.

- Как у Вас складывались отношения с другими лидерами фракций? Не приходилось ли сталкиваться с «ревностью» Зюганова, ведь Вы «работаете» с его электоральным полем?

- Отношения вполне рабочие, несмотря на то, что один из моих коллег любит постоянно переходить на личности. Но надо просто учитывать эту его особенность. И слово «ревность» к отношениям между лидерами фракций вряд ли подходит.

Если уж говорить о ревности, то скорее я чувствую ревность со стороны не лидеров, а всей фракции «Единая Россия», потому что многие наши предложения, которые парламентским большинством ЕР отвергаются, нередко вносятся затем президентом страны.

С Геннадием Андреевичем у нас нет споров относительно приоритета в выдвижении тех или иных законодательных инициатив. Главное - дело делать, принимать нужные и полезные народу законы.

- Вы уже много лет выступаете за прогрессивную шкалу подоходного налога. Какие силы противостоят тому, чтобы богатые платили больше, чем бедные, а не наравне с ними - по 13%? Что сделано в этом направлении?

- Эта сила - олигархи, которые еще, к сожалению, имеют влияние, в том числе на политиков. Но в 2021 году произошел, наконец, перелом. По инициативе президента введены элементы прогрессивного налогообложения для самых богатых граждан. Теперь те, чей годовой доход превышает 5 млн рублей, уплачивают 15% подоходного налога. Дополнительные средства идут на лечение детей с тяжелыми заболеваниями. Это уже прорыв. Значит, бастион плоской шкалы НДФЛ совсем не так неприступен, как нас много лет убеждало правительство.

- Как Вы относитесь к тому, что теперь большинство оппозиционных политиков состоит в КПРФ? С чем это связано? Что Вы посоветуете Зюганову в этой связи?

- Не могу с Вами согласиться. Что значит «большинство оппозиционных политиков»? А что, Валерий Гартунг - политик не оппозиционный? А Михаил Делягин? А Олег Шеин? А тысячи депутатов региональных законодательных собраний и представительных органов местного самоуправления в субъектах Российской Федерации? Если эти политики не имеют пока федеральной известности, то это вовсе не означает, что они отказались от своих оппозиционных взглядов.

А Зюганову я советую задуматься, наконец, о перспективах объединения наших партий и о том, что нам сегодня нужно делать, чтобы завтра это объединение стало неизбежным.

- В период думской избирательной кампании 2021 года Ваша партия сменила название, став «Справедливой Россией - За правду». Не кажется ли Вам, что оно превратилось в банальное нагромождение смыслов, в масло масляное?

- Мы не название сменили, мы объединили вокруг парламентской партии «Справедливая Россия» еще две левые партии, которые до сих пор не были представлены в Госдуме.

Наше новое название, уточню его полный вариант: «Социалистическая политическая партия “Справедливая Россия - Патриоты - За правду”», как раз и отражает это объединение. И заодно глубинную суть нашей партии: без правды нет справедливости, а борьба за справедливость - это и есть подлинный патриотизм. Так что никакого масла масляного. Это констатация нашего достижения, ради которого пришлось много поработать.

И мы продолжаем работать над объединением всех левых, социально ориентированных сил. Если у нашей партии будет когда-то новое название, то произойдет это в связи с продолжением нашей коалиционной политики на левом фланге.

- Как складывались Ваши отношения с Захаром Прилепиным? У Вас было ощущение того, что он пытается забрать лидерство в объединенной партии?

- Не было и нет такого ощущения. И отношения складываются отлично. Захар - яркий человек, человек огромной творческой энергии. Он уже один из лидеров партии. И, что более существенно, он один из лидеров современной русской литературы. А литература в нашей стране - вещь, может быть, более важная, чем любая партия.

И мне смешно слушать рассуждения о том, что Захар якобы пытается что-то в партии «забрать». Не обращайте внимания на домыслы и спекуляции. Мы не для интриг объединились, а для того, чтобы работать вместе и с большей отдачей. Так и работаем.

- Почему Прилепин так и не стал депутатом, хотя и был одним из лидеров списка? Это было Ваше решение?

- Нет, конечно. Это было решение самого Захара. Он - самостоятельный человек с большим жизненным опытом и не нуждается в чьих-то подсказках при принятии важных решений, тем более в том, чтобы решения принимались за него.

После думских выборов он несколько пересмотрел свои дальнейшие жизненные планы и убедительно, на мой взгляд, объяснил свой шаг. Но он остается сопредседателем партии и руководителем Палаты депутатов СРЗП.

- В одном из материалов газеты «Версия» о Вас написали: «Прирос к мандату. Миронов 20 лет дает обещания избирателям, но безбедную жизнь обеспечил пока только себе». Что Вы об этом думаете?

- Есть хорошая пословица: «Змею обойдешь, а от клеветы не уйдешь». Цитата, которую Вы привели, - еще одно подтверждение старой мудрости. Но я не обращаю внимания на клеветников. Много чести!

Наверное, авторы подобных измышлений рассчитывают на то, чтобы спровоцировать какую-то необдуманную реакцию. Не дождутся! Да, бывает обидно. Но мне некогда лелеять обиды. Есть дела поважнее.

- Не хотели бы вернуться обратно в спокойный Совфед?

- Снова входить в ту же реку? Нет, это этап пройденный. Сегодня мне гораздо интереснее работать в Думе и заниматься делами нашей партии, которая неуклонно наращивает свой политический вес. Это работа, которая каждый день приносит результаты.

- Какие у Вас планы на ближайшее будущее?

- Мои планы - это планы нашей партии и фракции. Мы о них заявили в ходе предвыборной кампании. Главная задача для нас сегодня - борьба с бедностью. Об этом говорил и Владимир Путин, обращаясь к депутатам Думы в начале работы VIII созыва.

Фактически президент процитировал тогда ключевые тезисы нашей партийной и предвыборной программ. Я понял это как поддержку наших законопроектов о справедливом базовом доходе, о «родительских» зарплатах, о прожиточном минимуме, о повышении стипендий и пенсий, о компенсации расходов граждан на лекарства и многих других. Ближайшие планы - добиваться принятия этих инициатив.

- Ваши идеальные выходные - какие они?

- Чтение хорошей книги. Прогулка. Спортивные занятия. Общение с друзьями и близкими. Думаю, тут я не оригинален.

- А Новый год, 2022-й, как планируете отмечать?

- Как обычно: за праздничным столом с елкой и подарками под ней для моих близких.

- В прошлом году Вы приняли участие в благотворительном проекте «Дед Мороз 2021 против COVID-19», а еще объявили в Вашей интернет-приемной «Елку желаний». Будут ли в этом году какие-то проекты?

- Обязательно! Для того и Новый год, чтобы радовать сюрпризами. И на то они и сюрпризы, чтобы не оповещать о них заранее.

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!