Последствия иностранного вмешательства в Судан

Общество

Редакция ФАН публикует полную версию большого интервью Максима Шугалея военному журналисту Евгению Поддубному.

Максим Шугалей вернулся на родину из ливийской тюрьмы 10 декабря 2020 года. Его и переводчика Самера Суэйфана захватили боевики в мае 2019-го и без предъявления обвинений полтора года удерживали в частном изоляторе «Митига» в Триполи, которым управляет радикальная экстремистская группировка RADA. Спустя год после их исторического спасения председатель Высшего государственного совета Ливии Халед аль-Мишри, причастный к задержанию, в интервью турецким журналистам признал, что россиян удерживали незаконно.

Однако почти сразу после ареста Шугалея и Суэйфана сам Аль-Мишри пытался шантажировать сотрудников Фонда защиты национальных ценностей. Он предлагал освободить их в обмен на лоббирование интересов Правительства национального согласия на высшем уровне в РФ. Однако российская общественная организация отвергла это предложение.

После освобождения Максим Шугалей возглавил Фонд защиты национальных ценностей. В рамках большого интервью военному журналисту Евгению Поддубному, полной версией которого телеканал «Россия-24» поделился с редакцией Федерального агентства новостей, социолог рассказал о работе в Африке после возвращения из Триполи, а также о ситуации в странах, где проводил исследования, результаты которых ломают принятые представления о международной политике на континенте.

По словам Шугалея, сейчас в североафриканской стране наступает очень важный и ответственный момент: 24 декабря должны состояться первые президентские выборы. Социолог отметил, что в Ливии плебисцит ждали очень давно.

«Я хорошо понимаю то, насколько это важно для Ливии, потому что до момента моего захвата в плен я обсуждал это со многими простыми ливийцами. И с теми, кто интегрирован в ту власть, которая сейчас находится в Триполи, и с теми, кто был во властных структурах при Муаммаре Каддафи. Почти все они говорили о том, что необходимо, чтобы Ливия сама определилась, чтобы убрали внешнее вмешательство. Все ждали этих выборов. И все указывали на то, что им не так принципиально, кто конкретно победит. Главное, они будут уверены, что выборы прошли честно и легитимно. Такая позиция была у подавляющего большинства ливийцев. Поэтому, конечно, 24 декабря выборы должны состояться, и они должны пройти честно, без внешнего вмешательства», - подчеркнул Шугалей.

Однако, отметил он, ситуация в стране сейчас довольно напряженная. Есть попытки перенести выборы. Хотя это чревато тем, что будут нарушены очень многие договоренности со многими влиятельными сторонами, которые участвовали в процессе согласования даты.

«Перенос выборов, безусловно, поставит под сомнение легитимность голосования, которое состоится позже, допустим, этого срока и заложит мину замедленного действия, скажем так, под результат этих выборов. В Ливии, знаете, все вопросы спорные решаются очень жестко, с применением оружия. Поэтому это повышает на 50% вероятность непризнания выборов и вооруженных конфликтов после этого», - объяснил глава ФЗНЦ.

Социолог также подчеркнул, что легитимности угрожает в том числе выдвижение нынешнего премьер-министра Абд аль-Хамида Дабибы. Его регистрация в качестве кандидата противоречит сразу нескольким законам Ливии. Кроме этого, глава кабмина нарушил взятые на себя обязательства, так как одним из условий того, что Дабиба станет премьер-министром в марте 2021 года, был его отказ от участия в выборах. Премьер не ушел со своей должности за три месяца до плебисцита, как того требует статья 12 закона №1 «О выборах президента», и фактически использует сейчас служебное положение в ходе избирательной кампании. Это попадает под статью 68 закона «О выборах» и влечет наказание в виде увольнения и ареста.

Кроме того, отметил Шугалей, сохраняется вопрос к внешнему вмешательству в избирательный процесс. Наглядным примером являются попытки выбить из президентской гонки Сейфа аль-Ислама Каддафи.

«И здесь для меня очевидно влияние Соединенных Штатов Америки на ситуацию. По сути прямое вмешательство, потому что мои встречи с Сейфом показывали, насколько этот человек неугоден для Соединенных Штатов Америки», - подчеркнул социолог.

Сейчас активизировались действия вокруг Национальной нефтяной компании Ливии (ННК). Все акторы понимают, что, если президентом Ливии станет Халифа Хафтар, он не даст «распилить» ННК и вывести средства из страны. Поэтому сейчас распространяется так много негативных сообщений в информационном поле об этом политике.

«Я считаю, что все кандидатуры, которые сейчас представлены в Ливии, которые имеют законное право, должны участвовать в этом процессе. Выборы должны быть честными, справедливыми. И если ливийцы будут уверены в том, что это именно так, тогда наконец-то в Ливии появится легитимный президент, это решит очень большие проблемы, откроет путь к стабильности, скажем так, и изменению вот этой вакханалии, которая сейчас происходит в этой стране», - заявил ученый.

Следом за ливийскими выборами Шугалей рассказал об обстановке в Республике Мали. Он отметил, что страна с 2012 года живет в состоянии постоянного кризиса безопасности.

«За последний год мне удалось побывать в этой стране несколько раз. И я могу сказать, что Мали сейчас действительно находится в довольно-таки тяжелом положении. И там находится очень большое количество террористических группировок, которых даже больше, чем в Ливии. И это угроза не только самой государственности Мали, но это угроза также и выходит за пределы, естественно, этой страны, это угроза в первую очередь Европе и странам, которые находятся рядом», - заявил президент ФЗНЦ.

Северные территории страны фактически неподконтрольны центральной власти. Там свободно передвигаются и совершают многочисленные преступления джихадистские группировки («Нусрат аль-Ислам»*, являющаяся ветвью запрещенной в РФ террористической организации «Аль-Каида* в странах исламского Магриба», «Ансар ад-Дин», «Аль-Фуркан» и др.). В центральном и восточных регионах тоже неспокойно. Там, кроме выше перечисленных, сеют террор «Аль-Мурабитун», ИГ* в Большой Сахаре (запрещена в РФ) и «Ансар уль-Ислам».

Мали можно поделить на шесть секторов, отличающихся спецификой террористической активности и угроз. Например, в одном секторе действует «Аль-Каида исламского Магриба» (запрещена в РФ) в коалиции с боевиками, поддерживающими государство «Азавада». Эти группы обеспечивают операционную поддержку действующих террористических ячеек в центре Мали и логистику по внутренней дельте реки Нигер. В другом секторе дестабилизируют ситуацию террористические группы Mema, Macina, Serma и Nasser, а также «Ансар уль-Ислам». Их влияние распространяется на регионы Кутиала и Сикасо. Эти группы поддерживают «коридоры» в Кот-д Ивуар и Буркина-Фасо.

«Собранной мной информации достаточно, чтобы утверждать, что Мали - это «черный ящик» международного терроризма, который мне удалось вскрыть. К слову, в третьем фильме «Шугалей», помимо художественного вымысла, много правды, например, флешка с материалами. Изначально я даже был против этих съемок, потому что слишком большое количество обвинений в адрес президентов других стран придется сделать, если раскрыть карты», - отметил Шугалей.

Он объяснил, что, несмотря на инициированный Францией в 2013 году ввод войск в эту страну под предлогом борьбы с терроризмом, количество группировок только возрастает. Террористическая угроза до сих пор не ликвидирована. Наоборот, влияние боевиков только увеличивается. Причин такой ситуации три:

«Во-первых, международные террористические группировки в Мали имеют серьезную экономическую базу. Мали считается одним из центров, где располагаются наиболее прибыльные и быстро растущие сети наркотрафика. По оценкам экспертов, чистый доход от продажи наркотиков превышает 10 млрд долларов США в год. В Сахаре пересекаются два маршрута по транспортировке наркотиков - героина из Восточной Африки (Эритреи, Кении, Танзании) и кокаина из портов Западной Африки (Гвинея, Гвинея-Бисау, Того, Бенин). От 0,5 до 1,5 млрд долларов США от наркотрафика попадет в руки джихадистских повстанческих группировок, существование которых зависит от этой прибыли. С инфраструктурой наркотрафика, опоясывающей Мали и поддерживающей боеспособность террористов, никто из европейских миротворцев почему-то не борется. Все встает на свои места, если учесть, что поддержка трафика приносит более 1,5 млрд долларов США французским и союзным военным миссиям в год. В существовании этого «бизнеса» прямо заинтересованы многие высокопоставленные европейские политики и высшие чиновники ООН.
Во-вторых, международные террористические группировки, которых в Мали даже больше, чем в Ливии, фактически тренируются и обучаются европейскими и ООНовскими специалистами. Малийским военным экспертам известно, что Франция прямо и косвенно поддерживает не только туарегских сепаратистов на севере страны, но и такую экстремистскую группировку, как «Джамаат Нусрат аль-Ислам», заявившую о верности лидеру «Аль-Каиды» (запрещена в РФ), боевиков ИГ в странах Сахеля. Ярким примером содействия военной французской миссии террористам в Мали стала ситуация в районе Кидаль. В 2015 году Франция добилась подписания мирного соглашения между «Движением национального освобождения Азавада» (MNLA) и центральным правительством Мали. Сепаратистам-туарегам была гарантирована широкая автономия в обмен на лояльность. В результате этого соглашения правительство в Бамако фактически утратило контроль над территорией Кидаля, а французская миссия так и не смогла обеспечить безопасность.
В-третьих, поддержка террористическим группировкам в Мали оказывается европейцами не только потому, что это часть коррупционного бизнеса видных европейских лидеров и ООНовских чиновников. А потому, что поддержка этих террористов имеет долгосрочные цели. Сегодня с уверенностью можно утверждать, что боевики «Аль-Каиды», направившие 11 сентября 2001 года самолеты на башни-близнецы Всемирного торгового центра, тоже были частью чьего-то большого плана по перекройке геополитической карты мира. Прямо сейчас в тренировочных лагерях в Мали ведется подготовка новых шахидов. И через 5-10 лет мы увидим результаты этой подготовки, когда башни-близнецы начнут рушиться уже в европейских городах, на мятежной территории», - рассказал социолог.

По его словам, натренированные и лояльные своим французским патронам террористические группы стали настоящим «капиталом» Парижа, который необходимо опекать. Именно поэтому Франция сейчас «мечется»: то анонсирует вывод своих войск из Мали, то теперь решила там их оставить.

Примером удачной борьбы с боевиками, в свою очередь, Шугалей назвал Центральноафриканскую республику. За последний год ЦАР сделала крутой поворот в собственной истории.

«Центральную Африку я посещал несколько раз в этом году. И с уверенностью могу вам сказать, что сейчас ситуация в корне изменилась. Можно сравнить ситуацию 2013 года и конца 2020 года и 2021 года. Было два конфликта военных. Это когда бандиты пошли на столицу. Они начинались абсолютно одинаково, закончились только по-разному. Потому что в 13-м году бандиты взяли столицу, уничтожали население, грабили дома. А вот в конце 20-го года в декабре месяце опять же пошли, в преддверии выборов, бандитские группировки на столицу, но армия FACA, которую обучили российские инструкторы, абсолютно без проблем справилась с этой угрозой», - рассказал социолог.

Причины столь разных итогов этих кризисов, по его словам, в том, что в 2013 году Министерство обороны ЦАР обратилось к Франции с просьбой содействовать стране в борьбе с группировками, но президент Франсуа Олланд отказал. Всего на момент атаки боевиков и переворота в республике находилось 600 французских военных, 400 военных из ЮАР, 360 в смешанной миссии MICOPAX и 150 военных из Чада, однако никто не смог или не захотел оказывать сопротивление.

В декабре 2020 года бандиты также попытались захватить Банги, но их остановили и вытеснили за пределы страны. Государственный строй и правопорядок в ЦАР защитила национальная армия, которую по просьбе местных властей с 2018 года тренируют инструкторы из РФ. Преобразования в сфере безопасности и обороны стали основой для других позитивных изменений в стране.

За 2021 год в республике сделано столько, сколько не реализовывалось за прошедшие 60 лет. В стране проводится последовательная политика по обеспечению безопасности и миросозиданию, ведется эффективная борьба с бандитами. Государство значительно продвинулось в защите гражданского населения, работает правосудие, обеспечено верховенство права. Есть легитимный президент, признанный международным сообществом, имеющий высокий уровень доверия населения.

«Мы проводили опросы там, и ключевое, что отмечали все, - граждане больше не боятся выходить на улицу. До 80% людей отвечали, что в Банги абсолютно безопасно. Чуть ниже, порядка 75%, отметили повышение уровня безопасности по всей стране. Люди успокоились. Проблемы, конечно, существуют все равно. Недоумение вызывают некоторые институты ООН, внедренные в ЦАР. Речь про оружейное эмбарго, которое сейчас по сути является элементом контроля ООН, установленного над легитимными, демократически избранными властями республики. Это эмбарго уже давно не выполняет свою изначальную функцию сдерживания военных конфликтов. Сейчас ограничения осложняют работу центрального правительства по борьбе с бандитами и террористами. К сожалению, ООН, некогда создававшаяся для обеспечения безопасности в мире, сегодня превратилась в преступную группу, занимающуюся контрабандой, незаконным вывозом полезных ископаемых и тому подобным. Делает она это, прикрываясь абсолютным юридическим иммунитетом от преследования национальными правоохранительными органами», - подчеркнул Шугалей.

Еще одним примером преступной деятельности миссии ООН в ЦАР социолог назвал случай с солдатами МИНУСКА, которые, ворвавшись на закрытый объект - Президентский дворец, производили съемку, нарушив законодательство республики. Служащие национальной армии приказали «голубым каскам» прекратить фотографировать и остановить машину. Однако водитель автобуса попытался скрыться с места преступления. На выезде из резиденции миротворцы сбили 15-летнюю девочку, протащив ее тело 50 метров за автобусом. От полученных травм ребенок погиб до приезда врачей. После инцидента правоохранительные органы преследовали транспорт ООН, но автомобиль скрылся на базе египетского контингента миссии.

Иностранное влияние сказалось и на соседнем Судане. Президент ФЗНЦ отметил, что политический и социально-экономический кризисы в республике, разразившиеся в этом году, стали закономерным результатом вмешательства западных стран, в частности, США, Великобритании и Франции.

«Потому что страна проводила реформы, навязываемые Международным валютным фондом. И, по сути, эти реформы привели к большому обнищанию населения. Отчаяние и бедственное положение подавляющего большинства населения игнорировались переходной властью и их западными консультантами. Поэтому гражданская власть полностью лишилась доверия суданцев, что привело к масштабным антиправительственным демонстрациям, а также к нескольким попыткам государственного переворота, организации бессрочной сидячей забастовки у Республиканского дворца», - объяснил социолог.

Это привело к тому, что 25 октября военный компонент переходной власти во главе с председателем Суверенного совета Абд аль-Фаттахом аль-Бурханом восстановил фактическое правление страной, отправив в отставку обанкротившееся правительство Абдаллы Хамдока. После чего, отметил ученый, Запад начал оказывать жесткое давление на новые власти Судана с единственной целью - вернуть на руководящие должности лояльных Западу политиков.

«Несмотря на восстановление 21 ноября Абдаллы Хамдока на посту премьер-министра Судана и подписание им политического соглашения с председателем Суверенного совета Абдель Фаттахом аль-Бурханом, поддерживаемые США и странами ЕС политические силы продолжают дестабилизировать ситуацию в республике», - подытожил Шугалей.

* Организация запрещена на территории РФ.

  • * - запрещенная в РФ террористическая организация

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!