ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Паралич и разрушение?

Общество

Единственным вариантом спасения для НАТО могут стать поиски новых форм сотрудничества с РФ.

Нарастающий конфликт интересов членов Альянса способен парализовать НАТО и запустить процесс его разрушения. Едва ли не единственным вариантом спасения для руководства НАТО может оказаться усиление политической субъектности Альянса через поиски новых форм сотрудничества и сосуществования с Россией, считает публицист Андрей Союстов. Подробнее - в его материале.

11 декабря над территорией Украины впервые появился американский стратегический самолет-разведчик RC-135W Rivet Joint. Взлетев с авиабазы в Великобритании, он осуществил мониторинг военной активности на линии соприкосновения сторон в Донбассе, а заодно постарался «прощупать» западное российское приграничье.

Показательно, что это был воздушный разведчик именно США, а не ФРГ или Франции. Не менее показательно, что взлетел он с английской авиабазы, а не германской или французской. Несмотря на свое формальное «единство рядов», отнюдь не все страны-члены НАТО готовы активно участвовать в продолжении конфронтации коллективного Запада с Россией. Да и вообще, ситуация внутри Североатлантического альянса сейчас находится в статусе «все сложно». Давайте об этом и поговорим.

НАТО как структура европейской безопасности (и одновременно реликт времен холодной войны) сейчас все более теряет свою политическую субъектность. Все чаще европейские обыватели задаются вопросом, а в чем заключаются ценность и суть НАТО в XXI веке?

Все последние масштабные трудности Европы - миграционный кризис, ковидная пандемия и даже обострение отношений с Белоруссией - прошли без участия Альянса. Что, в общем-то, неудивительно.

Во-первых, НАТО как военно-политическая структура, исходно созданная для противодействия Советскому Союзу, с его распадом переориентированная Вашингтоном на «борьбу с международным терроризмом» (точнее - на участие в американских военных авантюрах в Ираке и Афганистане), а после вооруженного конфликта 2008 года в Южной Осетии вновь нацеленная американцами на «сдерживание» Москвы, банально не имеет соответствующих структур и протоколов для действий в условиях миграционных или пандемийных кризисов.

Во-вторых, западные военные бюрократы в Брюсселе не любят сложных задач, предпочитая их игнорировать.

Все это приводит к тому, что страны НАТО все чаще вынуждены решать свои вопросы не под эгидой Альянса, а в формате двусторонних отношений. Разумеется, такая тенденция подрывает позиции Альянса как центра и главного гаранта европейской безопасности. Например, Соединенные Штаты без каких-либо консультаций с партнерами по НАТО оказывают военно-техническую помощь Украине, тем самым усиливая украинский кризис, напрямую затрагивающий вопросы европейской безопасности. Да и та же Великобритания приняла решение отправить своих военных инженеров в Польшу, не поинтересовавшись мнением Брюсселя.

Повторюсь - НАТО все более теряет свою политическую субъектность. При этом внешне НАТО по-прежнему смотрится вполне респектабельно, объединяя европейские страны повесткой частых военных учений и антироссийских политических заявлений, то есть пустых, но красивых мероприятий, призванных формировать светлый образ европейской безопасности. Однако внутри Альянса чуть ли не с каждым днем множатся противоречия. Касаются они не только перманентного требования американской стороны об увеличении европейскими государствами своих финансовых взносов в «фонд» НАТО.

Лучше всего последнее заметно на примере украинского кризиса. Если США, Великобритания, Польша и «прибалтийские тигры» встретили госпереворот в Киеве с восторгом и немедленно приступили к оказанию военно-технической помощи постмайданному режиму, то члены НАТО из числа стран «старой» Европы (Германия, Франция и так далее) предпочли от отправки на Украину в больших количествах своих военных инструкторов и вооружений воздержаться.

Объяснялся сей нюанс достаточно просто. Лидеры стран «старой» Европы прекрасно отдавали себе отчет в том, что дальнейшая эскалация украинского кризиса способна аукнуться как минимум дальнейшим сокращением экономических связей с РФ и набегом новых толп беженцев - на сей раз украинских, а как максимум - перерастанием гражданской войны в Донбассе в масштабный военный конфликт между НАТО и Россией с ненулевой вероятностью его превращения в ядерное противостояние. Столь высоко поднимать ставки ради сомнительных дивидендов от освоения структурами Альянса украинской территории (что в первую очередь соответствовало интересам США, Великобритании, а также лояльных Вашингтону и Лондону правительств Польши и прибалтийских государств) ни в Берлине, ни в Париже не собирались.

Еще одним фактором, заставляющим ФРГ и Францию дистанцироваться от военно-технической поддержки постмайданного режима, являлся разрастающийся на украинской территории радикальный национализм. Мало того, постмайданная Украина все больше превращалась в центр притяжения радикалов из других государств. В таких условиях для ФРГ и Франции, в политической повестке придерживающихся антифашистских взглядов, оказывать военно-техническую помощь Киеву было неприемлемо.

Как мы видим, «трещин» под «штукатуркой» красивого фасада НАТО более чем достаточно.

Во время организованной американскими «ястребами» недавней медийной атаки против России руководство Альянса оказалось в положении, более всего напоминающем стремление, пардон, одним задом усидеть на двух разъезжающихся стульях. С одной стороны, руководству НАТО по «долгу службы» пришлось принять в информационном прессинге Москвы достаточно активное участие, выполняя свою медийную и политическую роль. С другой стороны, осознавая, что вся эта атака есть не более чем «театральная декорация», выстроенная для пущего нагнетания антироссийских настроений, генсек НАТО Йенс Столтенберг как заведенный напоминал, что Альянс не обязан (читай - «не будет») бросаться защищать Украину от России.

Подобной эквилибристикой руководство Альянса, по-видимому, будет вынуждено заниматься и дальше, поскольку «стулья» под ним продолжают благополучно разъезжаться. Так называемая «партия войны», куда входит значительная часть американского и британского истеблишмента, продолжает толкать НАТО в сторону нарастающего противостояния с Россией. Этого не хотят не только в Берлине и Париже, но и в Брюсселе, ибо одно дело осваивать бюджеты под прикрытием пропагандистского лозунга «Русские идут!», и совсем другое - рисковать реально оказаться на линии огня. Одновременно руководство НАТО, продолжая демонстрировать антироссийскую риторику, рискует упустить возможность договориться с Россией.

Тут следует сделать небольшое отступление. Каких-то иллюзий в отношении достижения конструктивных договоренностей с Брюсселем Москва не испытывает. В ответ на увеличение военного присутствия НАТО у своих границ Россия не только усиливает группировку ВС РФ на западном стратегическом направлении, но и наращивает темпы военно-технической интеграции с Белоруссией. Этот процесс зашел уже настолько далеко, что президент Республики Беларусь допустил возможность размещения на белорусской территории элементом ядерной триады РФ, а также дал понять, что Минск выступит на стороне Москвы как в случае агрессии Запада против России, так и в ситуации с масштабной эскалацией конфликта в Донбассе. Из территории потенциальной уязвимости Белоруссия уверенно становится мощным военным плацдармом Союзного государства, способным охладить «горячие головы» не только на Украине, но и в НАТО. И в Европе этого не могут не понимать, что еще больше добавляет головной боли руководству Альянса.

Теперь давайте вернемся на поле дипломатии.

Напомню, что президент России Владимир Путин предложил юридически закрепить прекращение расширения НАТО на восток. Кроме того, МИД РФ потребовал дезавуировать решение саммита НАТО 2008 года о возможном включении Украины и Грузии в Североатлантический альянс. Фактически Москва предъявила ультиматум Брюсселю, заодно предоставив руководству НАТО возможность продемонстрировать политическую субъектность Альянса. Тем самым Брюссель оказался в очень неудобной для себя «вилке».

Если руководство НАТО решится пойти на публичные уступки России, это подорвет всю идеологическую основу Альянса, а также заставит Брюссель признать за РФ право на свои интересы не только в Европе, но и в иных регионах - Южном Кавказе, Арктике и так далее.

Если же руководство НАТО откажется договариваться с Россией о границах влияния (а именно такое намерение сейчас Брюссель и демонстрирует), то Москва непублично продолжит этот диалог с президентом США Джозефом Байденом. Что станет еще одним ударом по политической субъектности Альянса. Ведь американский президент станет договариваться о европейской безопасности с президентом РФ через «голову» Брюсселя, а затем эти договоренности будет «продавать» своим европейским партнерам по НАТО уже за их уступки в пользу Соединенных Штатов. Получится, что важнейшие для столиц «старой» Европы вопросы европейской безопасности военные бюрократы Альянса окончательно отдадут в руки США. Что, конечно, не устроит ни Берлин, ни Париж.

В условиях острой конфронтации Запада с Россией вышеупомянутая «вилка» угрожает окончательно разрушить и без того во многом мнимое «единство рядов» НАТО. Нарастающий конфликт интересов членов Альянса вполне может парализовать НАТО как управляющую структуру и запустить процесс его разрушения.

При таких обстоятельствах едва ли не единственным вариантом спасения для руководства НАТО станет усиление политической субъектности Альянса через поиски новых форм сотрудничества и сосуществования с Россией. Однако шансы на реализацию Брюсселем такой стратегии в текущих реалиях крайне невелики.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.