ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Причинно-следственные связи

Общество

Международная редакция ФАН рассказывает, как африканская республика стала жертвой хищнических интересов бывшей метрополии, прибегнувшей к партнерству с боевиками.

Несмотря на давнее приобретение Мали статуса независимого государства, ее территории остались под пристальным вниманием бывшей метрополии. Франция оказалась не готова терять контроль над внушительной сырьевой базой, которую она нелегально эксплуатировала на протяжении десятилетий.

Одним из главных инструментов, используемых Елисейским дворцом для поддержания глобального потока ресурсов и средств, стали незаконные бандформирования. Инсценированная борьба с терроризмом привела к значительному усилению радикалов, угрожающих не только безопасности малийцев, но и всего мира.

Международная редакция Федерального агентства новостей выяснила, что французы пытаются скрыть в африканской республике и почему европейские элиты так встревожило сближение Бамако с партнерами из России.

Активная интервенция Франции началась в 2013 году. Именно тогда Париж инициировал проведение военной операции «Сервал», перетекшей в «Бархан», главной целью которых являлось уничтожение террористических группировок.

Однако за 8 лет миротворческой деятельности военные Пятой республики не добились успеха. Более того, с прибытием французских солдат в Мали боевики стали значительно опаснее, чем в 2012 году.

Африканское государство превратилось в крупный узел базирования радикальных формирований, перевалочный хаб для наркомафии и прочего теневого бизнеса. Не последнюю роль в этом сыграла Европа, поспособствовавшая дестабилизации обстановки в стране.

С прибытием в Мали российских специалистов, которых западные СМИ причисляют к «ЧВК Вагнера», Франция почувствовала угрозу огласки многолетних преступлений, из-за которых погибли сотни мирных жителей. Бывшая метрополия экстренно начала уничтожать улики, которые могли бы связать ее с деятельностью боевиков, и выводить военный контингент.

Осознав, что раскрытие истинной причины погружения Мали в террористический хаос в корне изменит ситуацию на геополитической арене, европейские элиты прибегли к избитому методу: стали проводить агрессивную политику в отношении России. В ход пошли необоснованные санкции и дезинформационная кампания, призванная очернить репутацию граждан РФ, работающих на территории Африки.

Независимый политический аналитик Роман Романов заявил, что Москве не следует поддаваться на провокации Европы, чтобы избежать репутационных потерь:

«Почему мы должны уступать позиции Франции или Великобритании с США? Это абсолютно глупо и даже вредно. Плюс в этой истории важно учитывать одну простую истину: отказ России в помощи Мали может быть использован Францией против нас и будет напоминать бегство американцев из Афганистана. Действительно, нашу страну будут, в том числе на Африканском континенте и в Азии, воспринимать как крайне ненадежного союзника. А ведь образ надежной России удалось отстроить только совсем недавно.
После распада СССР многие считали, что не стоит выстраивать союзнических отношений с Россией, поскольку Москва слишком слабый игрок. И только Владимир Путин смог это изменить. Попытка уйти из региона или отказ от помощи Мали может быть свидетельством того, что Россия вновь перестает быть важной и великой державой».

Несмотря на количество прямых и косвенных улик, связывающих боевиков с французскими солдатами, Париж по-прежнему продвигает легенду, согласно которой Пятая республика с 2013 года борется с боевиками. Европейские элиты до сих пор пытаются убедить международную общественность, что Мали нуждается в помощи бывшей метрополии.

Однако под маской благодетели скрывается нежелание Евросоюза терять каналы поставки наркотиков, ценных редкоземельных ресурсов, радиоактивных металлов и других богатств.

Депутат Государственной думы Виталий Милонов отметил, что между внешней политикой Франции и деятельностью боевиков наблюдается очевидная связь. Он уверен, часть денег с теневого рынка тратится иностранными акторами на финансирование радикалов:

«Самое обидное, что коммерческие и политические воззрения европейских компаний коррелируют с интересами деструктивных сил в африканских странах. И те, кто сейчас выступает за свержение легально избранных руководителей, всевозможные бунтари и террористы, они и будут себя предлагать европейцам в качестве партнеров для этой грязной работы.
И как бы не получилось так, что деньги, вырученные за это грязное дело, пойдут на вооружение как раз бандитов, которые устроят из своих стран просто поля для выращивания наркотиков, где в рабских условиях будут находиться жители. Таким образом, коллективный Запад вооружает африканских головорезов, а те и дальше дестабилизируют ситуацию в регионе».

Несмотря на продуманность преступной сети, организованной в Мали, Франция игнорирует самый главный вопрос: сможет ли она совладать с боевиками, когда те ощутят, что «партнерство» с Европой не совпадает с их интересами? Вполне вероятно, что радикалы, ощутив силу, пойдут против собственных спонсоров и заявят о себе на весь мир.

У Парижа нет никаких гарантий, что его «подопечные», которые уже близки к независимости от «доноров», не начнут терроризировать европейские государства, после того как им станет тесно в Африке. Бывшей метрополии стоит задуматься, готова ли она принять последствия опасной дружбы с неконтролируемыми террористами.