ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Полный кавалер. Колонка Сергея Жигунова

Общество

Известный артист, режиссер, продюсер Сергей Жигунов вспоминает времена, которые сегодня иногда называют «лихие девяностые». Упоминается многолетний мэр Москвы Юрий Лужков.

Известный артист, режиссер, продюсер Сергей Жигунов в очередной авторской колонке для ФАН вспоминает времена, которые сегодня иногда называют «лихие девяностые». Упоминаются многолетний мэр Москвы Юрий Лужков и некоторые другие заметные фигуры той поры. Обращаем внимание читателей: Жигунов делится личными воспоминаниями, как ему трижды вручили одну и ту же медаль, которая сегодня даже не является государственной наградой. Поэтому название «Полный кавалер» стоит воспринимать как иронию. Это его интерпретация тех событий, о которых, возможно, другие их участники могут рассказать как-то иначе. Также напоминаем, что мнение колумниста может не совпадать с позицией редакции ФАН.

«Медаль «В память 850-летия Москвы» носится на левой стороне груди. При наличии других медалей располагается после медали «300 лет Российскому флоту». (Фрагмент Положения о медали «В память 850-летия Москвы». - Прим. ФАН).

Времена были мутные. Шел 97-й год. Зарплату гражданам зачастую платили в долларах, а налогов не платили вовсе. Родина подразваливалась. Министром финансов был Чубайс, а Юрий Михалыч, по слухам, метил в президенты.

И тут Москве стукнуло 850.

Меня вызвал Боря Вишняк, директор «ТВ Центра», где я тогда работал, и сказал: «Жигунов, тебе дали медаль». В горле перехватило. «Какую медаль?» - спросил я. «Чего-то там - летия Москвы, - ответил Боря. - Получать будешь в числе первых 100 москвичей. Из рук Лужкова лично». В голове зашумело. Перед глазами почему-то безостановочно начала крутиться сцена из недавно снятого мной фильма «Черный квадрат», в которой наш музыкальный редактор Володя Камоликов, игравший милицейского стукача, в ответ на реплику своего куратора «Родина вас не забудет» неожиданно ответил: «Хотелось бы».

…Родина, твои большие края… То березка, то рябина, куст ракиты над рекой…

Родина меня не забыла. Я много работал, и Родина меня заметила. Неожиданно захотелось встать под знамена и идти строем. Захотелось быть патриотом, гладить по утрам пионерский галстук и все такое… Ну, в общем, вы меня понимаете.

Медали вручали утром. Под камеры в мэрии на Тверской. За час до вручения меня вызвал Лысенко, наш ТВ-центровский начальник, которому надо было что-то срочно передать Лужкову и до которого он не мог дозвониться второй день. В большой торжественной зале мэрии было полно чиновников, настроение было духоподъемное. Непроснувшийся Юрий Михайлович колол горожанам поблескивавшие медальки на лацканы праздничных пиджаков. Когда очередь дошла до меня, я склонился над Юрием Михайловичем и передал ему просьбу своего руководителя. Юрий Михайлович очнулся и шарахнулся от меня в сторону. Я несколько раз встречался с Лужковым и успел заметить, что он панически боялся граждан, подкрадывающихся к нему ближе, чем на полметра. Его можно было понять. Приблизившиеся граждане, все как один, жарким шепотом просили у него квартиры.

Вечером на кухне собрались друзья. Известие о получении государственной награды шокировало не только меня. Мой товарищ по ростовскому ТЮЗу, на тот момент актер театра на Таганке Игорь Мужухин, принес граненый стакан. Налил до половины водки и опустил в нее желтый кругляшок с изображением Георгия Победоносца.

«Тряпку не замочи - сказал еще один наш товарищ, - полиняет». «Может, не надо?» - неуверенно спросил я. «Надо, - ответил таганковец Мужухин и в глазах его блеснула влага, - так положено». Собравшись, он строго добавил: «Ну, чтоб не последняя». Медалька бодро звякнула о стекло. И точно.

Вторую медаль в честь 850-летия Москвы недели через две мне вручили на «ТВ Центре». Боря Вишняк, недавно отправлявший меня на церемонию к Юрию Михайловичу, попытался колоть ее на лацкан моего пиджака. «Не надо», - строго сказал я и, отобрав награду, сунул ее в карман. Боре было неловко, он понимал, в чем дело.

Еще дней через десять раздался звонок из Союза кинематографистов. «Сереженька, - сказала трубка голосом Жанны Потаповой, секретаря Гильдии актеров, - не мог бы ты зайти в ближайшее время? Тут такая радость, такая радость!» Я почувствовал недоброе. Через два дня по-семейному, но тоже очень торжественно мне вручили третью медаль. Я смотрел на просветленные лица сотрудников Гильдии, а в голове крутилась песня Шевчука: «А она нам нравится, траля-ля-ля-ляля ляля ляляля».

Когда Шевчук в моей голове допел, я успокоился и подумал: «А что, я много работал, я заслужил, и Родина сделала меня полным кавалером медали в память 850-летия Москвы». Когда-нибудь я надену их в ряд и приду на какой-нибудь торжественный прием. В мэрию.

P.S. С 7 сентября 2010 года упомянутая медаль больше не является государственной наградой Российской Федерации. Слышите, что-то поскрипывает? Это Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин переворачивается в гробу от зависти. При его жизни подобных сюжетов не было.

Другие интересные материалы в официальном аккаунте Сергея Жигунова в Instagram*.

  • * - соцсеть признана экстремистской и запрещена на территории РФ