Ключ от Славянска

Ключ от Славянска

08.07.2014 0:37
2693

Корреспондент Федерального агентства новостей побывал в Славянске накануне того, как город был вынужденно оставлен силами ополчения Донбасса и занят украинскими карательными отрядами. "Шевелите челюстью!" В Славянск я ехал вместе с очередной партией новобранцев в ополчение. Провожали нас так, будто видимся в последний раз. Возможно, многие действительно не вернутся назад, по крайней мере, строить планы на возвращение мог только я, от чего мне стыдно перед ними. Никто из них не знал, что я журналист, пока я не достал фотоаппарат, уже проезжая через руины Семеновки. Перед выездом нас инструктировал военный психолог. Он долго рассказывал, что мы будем чувствовать в первом бою, что шокового состояния никак не избежать, но можно к нему подготовиться. «Главное – раскрыть лёгкие, шевелите челюстью!», – постоянно повторял он. Командир без воинского звания сказал напутствующее слово и раздал всем маленькие иконки с 90-м псалмом на обороте. Многие носят ленточку с этим псалмом на запястье, но не каждый священник может это одобрить – в православной вере оберегов нет. На выезде из Донецка мы проезжали несколько блокпостов, на одном из них нас провожает манекен девушки, одетой в камуфляж, на другом большими буквами написано: «Пункт приёма правосеков». С инженерной точки зрения эти сооружения не впечатляют: честно говоря, единственное, на что они годятся, так это уменьшить скорость движения автотранспорта в этих местах. В то же время выглядят блокпосты довольно обжитыми. То тут, то там видны пластиковые стулья, столы, зонтики – как в летних кафе, обильно разбросан мусор. Маршрут на фронт проходил через Горловку, Артемовск, Николаевку и Семеновку. В Донецке дороги заметно лучше, чем в целом по СНГ, водитель может позволить себе полихачить. Особенно наш рулевой разгонялся, проезжая через Семеновку, вот только здесь уже дорога сплошь усеяна воронками от снарядов. И вот – первые разрушенные дома. Для каждого это определенный этап. Кто-то посчитает, что именно с этого момента он на войне, кто-то найдет здесь лишь дополнительное доказательство увиденному по телевизору. Мы проезжаем мимо огромных черных корпусов ТЭС. Странно, но тогда я не смог разглядеть хоть сколько-нибудь серьезных повреждений на ней, хотя позже, спустя несколько дней, увидел дыры от мин, зияющие в крыше. Здесь опять блокпосты, но они значительно отличаются от тех, что я видел прежде: блиндажи с перекрытиями из железобетонных плит, окопы в полный рост и капониры. Кроме того, сами бойцы отличаются от тех, что стоят под Донецком – их лица черны то ли от огня, то ли от солнца, выглядят они старше, выглядят усталыми. Город жажды Я не сразу понял, почему на улицах так много людей с ведрами, они снуют всюду. Мужчины, женщины, дети. Сперва я предположил, что люди занимаются сбором урожая. Черешня, вишня, шелковица как раз поспели, а здесь просто лес фруктовых деревьев, площадь городской застройки примерно равна площади культурных насаждений в городе. Позже понял, что они носят воду. Ни питьевой, ни технической воды нет, её доставляют со скважин автоцистернами, реквизированными у предприятий пищевой промышленности, которые остановились еще несколько недель назад. Восстановить водоснабжение Славянска в ходе осады пытались много раз, была идея сделать выводы «гусаков» на первых этажах жилых домов, чтобы не нужно было включать мощные насосы и вода шла бы самотеком. Но все эти планы завершились ничем, в попытках починить систему погибло несколько гражданских специалистов, а очередные минометные обстрелы вновь разрушали водопровод, доказывая, что «укропы» могут стрелять не только по площадным целям, вроде городов, но и укладывать снаряды и мины довольно точно. За несколько дней пребывания в Славянске я так и не узнал, где точно можно запастись питьевой водой, нам на троих хватило 5-литровой баклажки, привезенной из Донецка, а техническую воду набирали прямо в фонтане в центре города, там же местный военный кинолог купал своего пса – большую красивую немецкую овчарку. Люблю собак! С отсутствием воды связана и проблема канализации: сточные воды скапливались в городском коллекторе, их невозможно было откачать, так как из-за отсутствия электричества оказались затопленными насосы очистной системы. Сохраняется вероятность слива нечистот в реку Донец, затем в Дон и Азовское море. Если это произойдет, все города ниже по течению от Славянска могут оказаться на грани экологической катастрофы. Без света, но с Интернетом До недавнего времени электроэнергия подавалась только в часть Славянска, свет был в районе улицы Артема, и этот фактор стал причиной небольшой миграции горожан в эти места, благо сейчас там много свободного жилья – из 120 тысяч жителей в городе оставалось не больше 50-60 тысяч. В центре города, на одной из парковых аллей, организовали пункт зарядки мобильных телефонов. Повсюду висят оборванные провода, Славянск вряд ли когда-нибудь снова увидит троллейбусы... Удивительно, но с чем не было проблем, так это с интернетом! Один единственный энтузиаст поддерживает в работоспособном состоянии всю городскую сетку. Его зовут Дима, он мне очень помогал, пока я был в Славянске (спасибо тебе огромное!). В тех районах города, где есть электричество или работают генераторы, интернет доступен. Благодаря этому, мы могли получать свежую информацию извне, а люди из Славянска – связываться с родственниками. Особенно актуально это было в свете того, что телефонная связь, как стационарная, так и мобильная, функционирует очень плохо. Призрак голода ...Когда я видел людей на улицах, меня не покидала мысль о том, что передо мной – голодный человек, что все эти люди постоянно недоедают и хотят есть. На рынке в центре Славянска покупатель – большая редкость, а среди продавцов были только две старушки, продающие вместе пять переспелых кабачков, и пожилой мужчина с банкой вишен, которую никто не купит, потому что их полно в каждом дворе. В небольшом магазинчике продавалось несколько кусков свиного сала – и больше ничего. Наибольший ассортимент можно встретить в магазине «Брусничка», который стал известен даже за пределами Славянска. Сюда завозят продукты, несмотря ни на что. Работает он всего несколько часов в сутки, у него есть собственный электрогенератор, да и вообще «Брусничка» – эдакий островок цивилизации посреди хаоса войны. Внутри, на первый взгляд, все так, как в традиционном супермаркете: светло, корзины, кассиры в кепи и передниках, но вот только полки пусты. Хлеба нет совсем, в холодильнике – несколько кусков колбасы и сыра. Сухари с изюмом разложены так, чтобы создавать видимость их большого количества. А вот всяких чипсов, соленых орешков и прочей закуски полно, но на это никто не станет тратить деньги, тем более, что зарплаты и пенсии не платят два месяца, и закусывать особо нечего – в Славянске при ополченцах действовал «сухой закон». Если вам посчастливилось получить недельный паёк в пункте раздачи гуманитарной помощи, а их (пайков) на многотысячный город приходило всего около пары сотен в сутки, остаётся еще проблема его приготовить, ведь целые районы города и отдельные дома из-за обстрелов лишены газа. Своё горе На улицах полно битого стекла, в каждом втором доме есть разбитые взрывной волной окна. Но дворники до недавних пор работали исправно, вывозили мусор, убирали дворы и улицы. Несмотря на то, что частного транспорта в городе почти не осталось, переходить дорогу безопасно не всегда: то и дело проносятся патрульные машины ополчения. Встречались и пешие дозоры: меня два раза останавливали, проверяли документы, оказывается, теперь даже харьковская прописка вызывает подозрение, хотя еще недавно Харьков был одним из очагов сопротивления киевской власти. Я ходил по городу, фотографировал, общался со славянцами. У каждого своя история, своё горе. Одна женщина рассказывала, как осталась жива после того, как в двух метрах от нее разорвалась мина: «Убило всех моих курей, кроме одной, осколками и взрывной волной обнесло листья с картошки в огороде». Её сосед по улице чудом остался жив, успев запрыгнуть в подвал в начале бомбардировки, а его дом оказался полностью разрушен. Вообще, частный сектор очень сильно пострадал от обстрелов, к примеру, в Черевковке, одном из районов города, почти половина домов разрушена, а в остальных выбиты стекла. Возле пункта раздачи гуманитарной помощи практически круглосуточно в очередях стоят люди. Здесь женщина, мать троих детей, жаловалась, что живет в поселке Андреевка, пригороде Славянска, совсем близко от печально известной горы Карачун, и по ночам её детям мешают уснуть «звуки веселья и пьяных застолий с девочками украинских солдат». Иллюзия безопасности Перед отъездом я спустился в одно из бомбоубежищ, благо, что Холодная война оставила во многих городах нашей Родины эти напоминания о себе. Здесь постоянно жили несколько женщин и много детей, часть из которых потеряла собственное жильё, а некоторые попросту боятся оставаться в своих домах и квартирах. Пока взрослые рассказывали о ситуации в городе, детишки играли, бегали, будто войны совсем нет - тогда это несколько успокаивало меня и их родителей... Что сейчас с ними? Страшно даже представить. Слухи о казни славянских милиционеров, о повешенных на столбах «пособниках террористов» приводят в ужас. Сейчас много разговоров о том, правильно ли сделал командир ополчения Игорь Стрелков, оставив город, и был ли другой выход. Рассуждать и давать оценки здесь без определенной доли компетенции – бессмысленно и глупо. Очевидно лишь одно: еще нескоро я вернусь в Славянск. Алексей Мирный Фото: Федеральное агентство новостей/Алексей Мирный

Алексей Громов
Озеров: Наши военнослужащие в Сирии понимают, что отступать некуда — позади Москва
Закрыть