Новый ремонт, скепсис и подозрения

Общество

Не исключено, что Киев сомневается в возможности получения новых боевых кораблей из-за границы.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

На Украине внезапно решили попробовать отремонтировать серьезно изношенный и устаревший флагман ВМСУ - фрегат «Гетман Сагайдачный». Не исключено, что причиной этого стала неуверенность Киева в возможности получения новых военных кораблей, заказанных в Турции и Великобритании.

В ВМФ или ВМС практически каждой страны есть свой корабль-легенда, а то и не один. В Военно-морских силах Украины таким кораблем-символом, безусловно, является фрегат «Гетман Сагайдачный». В его истории, как в капле воды, отразилась судьба самих ВМСУ, созданных в соответствии с установкой «Чтоб было!» и до сих пор живущих в рамках той же парадигмы, то есть существующих достаточно бесцельно. По большей части для того, чтобы просто быть и хоть как-то обосновывать право Украины именоваться «морской державой».

Для начала отмечу, что при разделе Черноморского флота между РФ и Украиной, последовавшим вслед за распадом СССР, ВМСУ получили в числе крупных боевых единиц сразу несколько кораблей, способных стать флагманами молодых ВМС. Помимо «Сагайдачного», это были недостроенный ракетный крейсер «Адмирал флота Лобов», помпезно переименованный новыми хозяевами в «Украину», а также три сторожевых корабля - «Разительный», «Безукоризненный» и «Беззаветный», превратившихся под желто-голубым флагом в «Севастополь», «Николаев» и «Днепропетровск».

Казалось бы - живи и радуйся, борозди моря и океаны! Но не тут-то было. Несостоятельность ВПК Украины, хроническое недофинансирование ВМСУ, а также откровенно наплевательское отношение командования к кораблям привели к тому, что «Украина» так и не была достроена, а все три вышеупомянутых сторожевика быстро вышли из строя, из-за чего оказались исключены из состава военно-морских сил, утилизированы или затоплены. Единственным крупным боевым кораблем (полное водоизмещение 3650 тонн) после 2004 года в составе ВМСУ остался «Гетман Сагайдачный». Ему-то, из-за отсутствия других кандидатов, и пришлось стать флагманским кораблем Военно-морских сил Украины.

Будущий символ ВМСУ был заложен в 1990 году в Керчи как пограничный сторожевой корабль (ПСКР) «Киров». Переданный после раздела ЧФ Украине, он был переименован в «Гетмана Сагайдачного» и в угоду западной моде переклассифицирован во фрегат. От этого он мощнее, правда, не стал. «Сагайдачный», вошедший в строй ВМСУ 2 апреля 1993 года, как был ПСКРом, так им и остался. Он исходно был лишен ударного вооружения, за что получил прозвище «голубь мира». Отсутствие противокорабельных ракет делало «Сагайдачного» «беззубым» при встрече буквально с любым иностранным «одноклассником». При этом он оказался единственным кораблем в составе ВМСУ, штатно несущим вертолет. Правда, не противолодочный, а поисково-спасательный. Тем не менее наличие на борту новоявленного фрегата «вертушки» Ка-27ПС привело к появлению еще одного шутливого прозвища «Сагайдачного» - единственный украинский авианосец.

Несмотря на свою очевидную ущербность в роли фрегата, «Сагайдачный» являлся самым новым и современным кораблем ВМСУ. Благодаря этому «голубь мира» практически с самого начала своей службы стал главным представительским кораблем украинских военно-морских сил. На борту фрегата в разное время побывали не только все без исключения президенты Украины, но даже лидер России Владимир Путин (в 2000 и 2001 годах).

Не раз и не два «Сагайдачный» отправлялся демонстрировать флаг ВМСУ за пределы своих государственных вод. В 2013-2014 годах корабль принял участие в операции НАТО Ocean Shield, направленной на борьбу с сомалийским пиратством в Аденском заливе и у берегов Африканского Рога. Если бы не это обстоятельство, украинский фрегат с почти стопроцентной вероятностью в конце февраля 2014 года оказался бы в своем обычном пункте базирования - в Севастополе. И, как следствие, поднял бы во время известных событий в Крыму Андреевский флаг. По крайней мере, именно это произошло с другими украинскими кораблями, делившими севастопольскую бухту с кораблями ЧФ России.

Однако судьбе было угодно, чтобы сообщение о начале Крымской весны фрегат получил не в Севастополе, а в Черноморских проливах. В силу неясности обстановки командир украинского корабля принял решение следовать не к берегам Крыма, а в Одессу. Это решение спасло «Сагайдачного» для ВМСУ, и оно же стало прологом к последующим злоключениям «единственного украинского авианосца».

Большую часть времени после Крымской весны фрегат проводил в акватории Практической гавани Одессы. Вызвано это было не только «политическими причинами», но и банальным исчерпанием техресурса корабельных систем. Одновременно с затянувшимся простоем корабля падал уровень подготовки экипажа, лишенного возможности оттачивать свое умение в море. Словом, чем дальше, тем больше фрегат приходил в упадок.

Весьма красноречивой иллюстрацией процесса деградации «Сагайдачного», а равно и украинского ВПК, стал следующий эпизод. Еще до участия украинского фрегата в операции Ocean Shield на корабле вышла из строя штатная навигационная РЛС. Поскольку запчастями к советской аппаратуре украинские моряки не располагали, штатную навигационную РЛС на «Сагайдачном» заменили американской РЛС яхтенного (!) образца. Когда же и эта аппаратура в ноябре 2015 года «скисла», на новую навигационную РЛС Furuno FAR-2 117/27 для «Сагайдачного» пришлось собирать деньги всем украинским волонтерским миром.

К 2017 году фрегат окончательно превратился в запаркованный в Практической гавани Одессы «конференц-зал», на территории которого командующий ВМСУ с помпой принимал разнообразные делегации. Проведенная тогда же на корабле дефектовка доказала то, что все в Одессе и так давно знали, - фрегату срочно требовались капитальный ремонт и модернизация. В противном случае «Сагайдачный» рисковал разделить печальную судьбу другого корабля ВМСУ - корвета «Винница», изношенного в хлам, в 2007 году лишившегося хода, так за кучу лет и не отремонтированного, а в 2021-м, наконец, списанного.

Проблем с техническим состоянием «Сагайдачного» накопилось с избытком. Корабль крайне нуждается в доковом ремонте, так как последний раз проходил его в декабре 2012 года. Срок последующего докования истек еще в декабре 2014-го. Толщина обрастания подводной части корпуса фрегата составляет 15-20 мм, износ протекторной защиты - 60-70%, пять единиц забортной арматуры оказались утрачены. Также была зафиксирована течь дейдвудных устройств. У рулевой машины РЭГ8-3 наблюдалась утечка масла из насосов и трубопроводов гидравлики. Из-за этого периодически исчезало управление рулевой машиной из ходовой рубки. На вертолетной площадке «единственного украинского авианосца» имело место сквозное растрескивание сварных швов палубы длиной 10 погонных метров. Котлоагрегат, электрический швартовый шпиль, система автоматического контроля температуры, зенитный ракетный комплекс «Оса-МА2», 100-мм артиллерийская установка АК-100 и множество прочих корабельных комплексов, устройств, узлов и агрегатов пришли в полную или частичную неисправность.

Иными словами, «Сагайдачный» полностью потерял боеспособность. Денег на ремонт фрегата не имелось, так что офицеры ВМСУ стали всерьез поговаривать о скором списании многострадального флагмана. Любопытно, что впервые об этом еще летом 2017 года заявил бывший командующий ВМСУ вице-адмирал Сергей Гайдук.

«Отпевание» фрегата уже набирало обороты в штабах и курилках ВМСУ, когда в ситуацию неожиданно вмешался лично президент Украины Петр Порошенко. Официально - по причине крайне негативных для имиджа и боевого потенциала ВМСУ последствий утраты «Сагайдачного». На деле же Петр Алексеевич банально хотел пополнить собственный кошелек за счет госбюджета, задействовав в схеме с ремонтом фрегата принадлежащее себе любимому судостроительное предприятие «Кузница на Рыбальском» (бывшая «Ленинская кузница»). Неведомым для стороннего человека образом именно расположенная в Киеве «Кузница» выиграла тендер на ремонт стоящего в Одессе «Сагайдачного», после чего Порошенко санкционировал выделение собственному судостроительному предприятию 14,5 млн гривен для реанимации фрегата.

Буквально сразу после окончания ремонта на «Сагайдачном» вышла из строя двигательная установка. Последующее расследование показало, что причиной поломки стало низкое качество ремонтных работ, дополненное исчезновением в никуда 1,6 млн гривен из числа госбюджетных средств, выделенных на оживление корабля. Этот скандал на Украине замяли, а ремонт «Сагайдачного» продолжили. Восстановительные работы на корабле велись, но в час по чайной ложке. Фрегат ремонтировался, ненадолго уходил в море, чтобы «прогуляться» там с очередным заглянувшим в Черное море эсминцем США, после чего вновь вставал в ремонт, на который государство исправно выделяло дополнительный средства. И так без конца.

В 2018 году неплохо заработавший на серых схемах с оборонными заказами Порошенко решил замести следы и избавился от акций «Кузни». В следующем году Петр Алексеевич проиграл президентские выборы Владимиру Зеленскому, после чего на Украине началась кампания по «извлечению грязного белья» Порошенко на белый свет. В числе прочих грехов всплыл и тот факт, что к моменту завершения президентства Петра Алексеевича денег на возвращение «Сагайдачного» в строй оказалось потрачено чрезвычайно много, а вот полноценный ремонт корабля так и не был выполнен! В итоге прокурорам удалось взыскать с «Кузни» 47,3 млн гривен штрафных санкций, что на восстановлении боеспособности флагмана ВМСУ никак не сказалось.

В последующие месяцы «Сагайдачный» продолжал изображать из себя малоподвижную часть одесского ландшафта. Украинские адмиралы по этому поводу еще некоторое время комплексовали, но когда им пообещали скорое получение из Турции новейших ракетных корветов, а из Великобритании - современных ракетных катеров, особые переживания касательно печального состояния «голубя мира» в ВМСУ прекратились. Информации о том, что сумма, ранее согласованная на новый раунд ремонта и модернизации «Сагайдачного», с 436 млн гривен урезана до 208 млн, была воспринята спокойно. Потом стали поговаривать, что и сокращенная сумма выделена не будет. Возобновление слухов о неотвратимо грядущем списании «Сагайдачного» также особого ажиотажа в украинских военно-морских силах не вызвало. Действительно, чего волноваться, если Украина вместо дышащего на ладан бывшего ПСКР скоро получит новые боевые корабли?

Тем неожиданее 13 января 2022 года для общественности прозвучало сообщение «Укроборонпрома» о заключении в конце 2021 года госконтракта на проведение в Николаеве комплекса ремонтно-модернизационных работ, направленных на восстановление боеспособности «Сагайдачного».

Согласно озвученным условиям госконтракта, воскрешение фрегата решено осуществлять в несколько этапов, первым из которых станет очередная (какая уже по счету?) дефектовка. В «Укроборонпроме» уточнили, что запланированный объем работы ранее ни одним предприятием страны за весь период независимости Украины не осуществлялся. Этот пафосный акцент в пресс-релизе сразу многих насторожил, что и неудивительно. ВПК Украины не смог достроить полученный в наследство от СССР ракетный крейсер. Не смогли отремонтировать и «Винницу». Да и вообще кластер военно-морского кораблестроения на Украине сейчас находится в столь аховом состоянии, что Киеву приходится даже катера заказывать за границей.

Полноценный ремонт «Сагайдачного» за 2014-2021 годы ВПК Украины, как мы знаем, тоже не осилил. Так на основании чего Киев теперь надеется все же собственными силами оживить фрегат? Поскольку внятный ответ на этот вопрос отсутствует, доминирующей реакцией на новость от «Укроборонпрома» стал скепсис. Точнее, скепсис, изрядно приправленный подозрениями. Последние касались не только того, что украинские верхи по-прежнему станут использовать ремонт флагмана ВМСУ для распила средств, но и вероятной причины, которая могла подтолкнуть Киев внезапно вспомнить идею возвращения «Сагайдачного» в строй.

По мнению ряда специалистов, такой причиной могут выступать серьезные опасения Киева не получить заказанные за рубежом для ВМСУ ракетные корветы и катера, иначе зачем бы украинскому руководству тратить средства на капитальный ремонт и модернизацию серьезно изношенного и устаревшего «голубя мира»? Впрочем, версию с попыткой реализации окружением Зеленского отработанной еще при Порошенко схемы обогащения на оборонных заказах я бы со счетов сбрасывать тоже не торопился. Все-таки мы говорим о постмайданной Украине, где возможно все что угодно.