Скорого решения не предвидится

Общество

Учителя ближневосточной страны отказались работать до выполнения их требований правительством.

Продолжающийся экономический кризис сказался на всех сферах жизни Ливана, в том числе и образовании. Сейчас данная область переживает наиболее сложный период: 10 января преподаватели государственных школ объявили бессрочную забастовку, что привело к закрытию учебных заведений.

Педагоги требуют улучшения условий труда, увеличения зарплат и выплаты дополнительных денежных компенсаций, которые позволят повысить их доходы хотя бы до прожиточного минимума.

Начиная с 2019 года в республике началось поэтапное снижение курса национальной валюты: ливанский фунт с тех пор обесценился более чем на 95%, и граждане с трудом сводят концы с концами. При этом власти не скорректировали размер окладов госслужащих с учетом этого обстоятельства, что привело к резкому спаду покупательной способности населения.

И если ранее возникающие на этом фоне забастовки захватывали преимущественно столицу и крупные города, то теперь докатились и до отдаленных районов Ливана.

«Моя зарплата теперь едва покрывает расходы на бензин и замену шин, а я живу в нескольких деревнях от своей школы. Мы находимся в горах, поэтому если я не смогу нормально поменять покрышки, то попаду в аварию», - рассказала журналистам издания Al‑Jazeera Мона Аззам, учитель начальных классов, работающая в сельской школе на территории района Чуф.

Педагог сообщила, что из-за падения курса ливанского фунта ее зарплата стала эквивалентна всего 100 долларам. Этих денег ей едва хватает на топливо, которое нужно для автомобиля и генератора, обеспечивающего ее жилье электричеством, светом и теплом. По этой причине в январе 2022 года 58-летняя Аззам впервые решила присоединиться к протесту учителей.

Еще хуже дела обстоят у сотрудников школ, имеющих почасовой оклад. И если ранее за 60 минут работы в регионах Ливана учителя могли рассчитывать на 13 долларов, то теперь, по некоторым оценкам, получают менее одного.

При этом ранее преподаватели нередко поддерживали наименее обеспеченных учеников, оплачивая из своего кармана учебники и канцелярские принадлежности, однако теперь не могут позволить себе и этого. Кроме того, они так и не получили компенсации от правительства за дополнительные расходы на интернет и телефонные счета во время пандемии коронавируса, когда они преподавали дистанционно.

Сложившаяся ситуация приводит к резкому оттоку кадров из сферы образования, где и без того прослеживается острая нехватка сотрудников. У правительства Ливана банально нет средств на то, чтобы нанять новых людей. И это при условии, что на фоне продолжающегося экономического кризиса нагрузка на школы возросла, поскольку многие ливанцы, ранее пользовавшиеся услугами частных образовательных заведений, из-за финансовых трудностей отдают своих детей в государственные.

«Доступ к образованию становится все более сложным, поскольку родители с трудом могут позволить себе транспорт, канцелярские принадлежности и даже питание. Топливо для отопления также является проблемой для школ, как и электричество», - рассказал Дима Вехби, советник по вопросам политики, пропаганды и коммуникаций Международного комитета спасения.

Тем не менее правительство в этих условиях попросту говорит о своем бессилии. Так, например, министр просвещения Аббас Халаби признал претензии и запросы бастующих учителей об улучшении условий труда оправданными.

«В этом нет сомнений, но такие же требования выдвигают военные, работники судебной системы и водители общественного транспорта. Это проблема не только учителей, а всей страны», - сказал чиновник.

Он также отметил, что не имеет необходимых полномочий для помощи сотрудникам учреждений, входящих в его зону ответственности.

«Это проблема выходит за компетенцию министерства образования, и у меня нет возможности решить ее. Я не министр финансов, и не я один определяю политику кабинета министров», - заключил Халаби.

Глава образовательного ведомства обратился к международным гуманитарным организациям за помощью в оснащении ливанских школ необходимым оборудованием, принятии мер по охране здоровья с учетом распространения COVID-19 и обеспечении выходцев из бедных семей учебными принадлежностями.

Кризис в стране оказал крайне негативное воздействие на подрастающее поколение ливанцев. По оценкам Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) и других гуманитарных групп, в последний год на территории республики зафиксированы тысячи случаев жестокого обращения с детьми, включая увеличение числа браков с несовершеннолетними, вербовку радикальными группировками, привлечение к тяжелому труду и секс-бизнесу ради получения денег нуждающимися родственников.

В общей сложности около 15% семей перестали отправлять своих детей в школу.

На этом фоне в стране активизировались различные некоммерческие организации, которые предлагают несовершеннолетним новые возможности. Например, НКО CodeBrave обучает техническим навыкам подростков из неблагополучных семей, пытаясь помочь им получить работу и высшее образование. Подготовительные центры данного учреждения в Бейруте оснащены всем необходимым оборудованием и пользуются популярностью у населения.

В 2021 году CodeBrave оказала поддержку более чем 400 студентам и имеет финансирование для поддержки еще 100 в 2022.

Официальный Бейрут, между тем, не планирует повышать зарплаты учителям и другим работникам государственного сектора, согласно законодателям и проекту бюджета правительства на 2022 год. В понедельник на первом более чем за три месяца заседании кабмина планируется обсудить лишь план по увеличению транспортных стипендий педагогам и предоставлению временных денежных премий. Об индексации окладов речи не идет.

Тем не менее бастующие преподаватели полны решимости отстаивать улучшение условий труда и не намерены возвращаться с работы до выполнения их требований. И в этих обстоятельствах ливанским властям следует грамотно оценивать перспективы внутренних сложностей. Системная проблема требует срочного решения, иначе в будущем Бейрут столкнется с критическим дефицитом квалифицированных кадров, способных внести свой вклад в дальнейшее развитие государства.