ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

- Бога я уже нашел

Общество

Российский и белорусский актер, звезда сериалов «Чужой район» и «Дознователь» Вячеслав Аркунов за свою карьеру успел побыть и режиссером, и сценаристом, и даже каскадером, постановщиком трюков. В интервью ФАН Аркунов рассказал о том, как проводит свободное время и какие черты вкладывает в своих героев.

- Вы были каскадером, но это было очень давно. Расскажите об этом периоде Вашей жизни.

- Да, это уже в прошлом. И я как каскадер очень много работал. У меня был даже свой трюковой театр. Это когда я жил и работал в Белоруссии. Очень много выступали, ездили по стране. Делали не просто трюки - постановки делали. На разные темы.

Работал над многими фильмами и как постановщик трюков, и как каскадер. Очень давно я снимался в фильме «Гу-га» и там познакомился с одесской группой каскадеров под руководством Владимира Жарикова. Очень известный - был постановщиком трюков в «Место встречи изменить нельзя». Мы сдружились, разговорились. Говорю, хочу попробовать себя в этом деле. Он отвечает, что «давай, у нас тут и драк много». И фактически, несмотря на то, что еще и снимался как актер, я был каскадером. Тренировался с ними. И потом постепенно создал свою организацию, отобрал людей. Многому их научил. И пошло-поехало.

- Травмы были?

- Обычно журналистов это расстраивает. За всю мою сознательную работу были только царапины, какие-то синяки. Ни переломов, ни травм. Никаких смертей не было. Хотя бывали ситуации на грани, где вот-вот можно было погибнуть. Но это не от нас зависело, а от других киношных моментов.

- Следовали технике безопасности?

- Да-да, я в этом плане очень дотошный человек, и у меня не проходит такое, мол, и так сойдет. Нет, не сойдет. Я все проверял. Очень жестко, конкретно и дотошно. И ребятам говорил, что это ваше здоровье и ваша жизнь - инвалидами быть не надо. Да и мне грех на душу за их смерти не хотелось брать. У кого-то семьи, дети. И ребята понимали мою жесткость. До мелочей. Даже иногда злились.

Когда хорошая подготовка, в сотни раз меньше люди получают травмы, чем в том же хоккее и футболе. Очень травмоопасные виды спорта.

Потом я вернулся на родину. И мне просто было интересно сниматься в кино в хороших ролях, заниматься режиссурой. Но какие-то небольшие трюки и драки я делаю сам. По остальным трюкам говорю ребятам-каскадерам (все местные меня уже знают): «Делайте сами». И дело не в том, что я боюсь.

- Дураки и идиоты, да. Но я говорю им: «Ребята, это ваш хлеб». Зачем я буду его отбирать? Они тоже должны что-то делать.

- У вас внушительная фильмография, сыграли много различных героев. Кто вам больше всего нравится?

- Знаете, я люблю всех своих героев. Я человек старой школы. Я не халтурю в кино, даже когда в спектаклях участвую. Бывает иногда, что некоторые актеры относятся к постановкам как к халтуре. Но я-то вижу профессиональным глазом. Но я так не могу - зрители смотрят. Я всегда продумываю своего героя, поэтому они у меня разные, даже если я играю одинаковые образы. Там полковник - тут полковник. Но они у меня разные. Я как режиссер по образованию придумываю для них какие-то штучки, характеры, чтобы это были разные люди. Без штампов. Иногда сморишь - актер играет разных людей, но, в принципе, он один и тот же - одинаковые, заштампованные.

Например, играл в «Дознавателе» полковника РУВД. Такой «Мухомор». Кричит что-то. Неинтересный. И я начал думать, как сделать его интересным. Придумал ему определенный образ и характер. Моя инициатива была: полковник разговаривал на разных языках, какие-то пословицы произносил. Он говорит и на армянском, и на грузинском, и на итальянском, и на арабском, и на английском, и даже на старом камерунском, который никто, кроме двух племен, не знает. Он говорит на всех языках мира, был там и там. Такой интересный и толковый мужик. И он не врет - все правдиво говорит.

Тот же Артур в «Чужом районе». Такой собирательный образ. Его тоже пришлось продумать. Очень необычный, всем очень лег на душу.

- Бытует мнение, что актеры очень часто не похожи на своих персонажей. Ты как зритель привыкаешь к определенному образу, который закрепляется за актером, но в реальности очень часто оказывается все иначе. Персонаж и актер совершенно не похожи друг на друга. И по характеру, и по мироощущению.

- Да, есть актеры, которые какие на экране - такие и в жизни. С такими же характерами, тараканами, нелюдимостью. И действительно, есть актеры, которые играют одних персонажей, а в жизни они - другие. Играют, например, очень хмурых персонажей, к которым даже страшно подходить, а в жизни классные, интересные и веселые ребята.

- Что насчет вас?

- Я играю разных людей. И серьезных, и злодеев, и веселых, и компанейских, и нелюдимых. Но в жизни я просто человек. Все мы в мир пришли голыми, каждый со своей задачей. И уйдем мы отсюда, только набравшись опыта. Все остальное останется здесь.

- А есть ли персонаж, которого вы еще не играли, но очень хотели бы?

- Я очень хочу больше играть комедийных героев. Нет такого, знаете, - Гамлета сыграть. Мол, сыграл такого персонажа - и все, выполнил жизненную миссию. Нет, у меня такого нет. Я хочу играть интересных. Какой бы он ни был, но чтобы был интересным. В сказках хочу играть.

- Например, для детей.

- Да. Очень жалко, что этот пласт как-то не осваивается. Очень мало. Хочется сыграть сказочных героев, комедийных. Вот это, конечно, с удовольствием. Хотя я стараюсь в каждого персонажа внести немного юмора. Какого бы героя я ни играл. В рамках разумного, конечно.

- В свободное время вы пишите иконы по старинным традициям иконописи с благословения РПЦ. Это очень необычно. Может, вы таким способом что-то пытаетесь для себя найти, ответить на какие-то вопросы? Ищете Бога?

- Почему вы это делаете? Попытка перезагрузиться? Отвлечь себя от основной работы, например.

- Во-первых, мне это нравится. Я еще и картины рисую. Во-вторых, это действительно очень отвлекает. Посмотрите, сколько всякой информации - мозг перегружен у людей. И это очень отвлекает. Когда работаешь над картиной и над иконой, ты как бы уходишь в другой мир. Это как медитация. Тебя ничего не отвлекает. Ты сам духовно очищаешься.

- Это сейчас особенно актуально на фоне коронавирусных ограничений, с которыми мы живем уже два года. Потом информационный негатив вокруг политической ситуации в мире. Люди реально звереют.

- Да, это помогает отвлечься. Когда человек имеет сильный дух, их не берут все эти потрясения. Почему и говорили, когда все сидели по домам, чтобы занимались чем-то своим. Для меня это тоже было определенное отвлечение. Кроме икон я еще и над сценариями работаю. Это тоже хорошо отвлекает.