ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Шансов изменить status quo нет

Общество

Украинский эксперт Чмут: «Если мы говорим о противоракетной обороне, то она отсутствует».

Несмотря на все усилия украинского ВПК, в ВСУ сохраняется аховая ситуация с дальнобойными ракетными комплексами и современными средствами ПВО/ПРО. Самое печальное для украинской армии заключается в том, что в обозримой перспективе изменить этот status quo Киев никак не сможет.

Недавно главнокомандующий вооруженными силами Украины генерал-лейтенант Валерий Залужный на своей странице в Facebook* опубликовал перечень приоритетных направлений перевооружения украинской армии. В число таковых попали:- Разработка собственных ракетных комплексов, в том числе большой дальности, с целью создания сил сдерживания;

- Разработка систем противоракетной обороны, в частности, для борьбы с гиперзвуковыми ракетами;

- Разработка новейших систем противовоздушной обороны, в том числе с беспилотными авиационными комплексами.

Все это очень напоминает украинский вариант олимпийского девиза «Citius, altius, fortius!» - «Быстрее, выше, сильнее!» В то же время перечисленные Залужным «хотелки» весьма точно перечисляют наиболее проблемные зоны в области вооружения ВСУ, включая такие, как отсутствие у сухопутных войск современных комплексов ПВО и ПРО, а также ракетных комплексов, способных создавать угрозу объектам стратегической важности в глубине тыла вероятного противника. Упомянутая Залужным необходимость разработки собственных ракетных комплексов «с целью создания сил сдерживания», она как раз про последнее - главкому ВСУ крайне не хватает ракет, способных с украинской территории долетать, например, до Москвы.

Иными словами, пану генерал-лейтенанту очень хотелось бы иметь собственный аналог российского оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер-М» с декларируемой максимальной дальностью пуска ракет в 500 км. Однако, как известно, бодливой корове бог рогов не дает. Сейчас дальность средств огневого поражения сухопутных войск ВСУ ограничивается цифрой всего лишь 120 км - именно на столько «дотягивают» находящиеся на вооружении украинской армии советские тактические ракетные комплексы «Точка-У» и реактивные системы залпового огня «Смерч». Применение тех и других в Донбассе выявило целый комплекс проблем с боеприпасами «Точек-У» и «Смерчей», вызванных давно истекшими сроками хранения ракет и ракетных снарядов. Поскольку полным циклом производства таких боеприпасов ВПК Украины не располагает, постольку своевременно обновлять боекомплекты «Точек-У» и «Смерчей» ВСУ не могут. По той же причине заведомо проблемной является широко распиаренная на Украине разработка системы «Ольха-М», созданная на базе «Смерча», то есть реактивной системы залпового огня с новыми корректируемыми боеприпасами. Даже по самым оптимистичным предположениям дальность последних не превышает 170 км. Так что на роль «сил сдерживания» украинская «Ольха-М» явно не годится. В силу отсутствия соответствующих компетенций о создании собственного аналога российского «Искандера-М» украинским генералам приходится только мечтать.

Впрочем, с точки зрения приоритетов для ВСУ все же первое место по важности занимает не ракетный «меч», а ракетный «щит», то есть средства противовоздушной и противоракетной обороны. Но и здесь все те же самые причины: нет полного цикла производства ракет на украинской территории, отсутствие у ВПК Украины компетенций для создания современных ракетных комплексов - являются пока непреодолимым препятствием для повышения боеспособности ВСУ.

Кстати, начиналась история украинской группировки ПВО просто замечательно. В наследство от СССР Украине досталась матчасть всей 8-й отдельной армии ПВО, то есть ЗРК средней и большой дальности С-125, С-75, С-200А/В/Д, С-300ПТ и ПС. Помимо этого, у нее имелось несколько дивизионов ЗРС С-300В, а также около 20 дивизионов ЗРК «Бук». Перечисленные комплексы состояли на вооружении 132 зенитно-ракетных дивизионов. Своеобразным бонусом к унаследованным от Советского Союза ЗРК шло многочисленное содержимое радиотехнических бригад и почти полное радиолокационное покрытие всей территории Украины.

Последующие годы независимости стали (по понятным причинам) временем «усушки и утруски» сил украинской ПВО.

Первыми еще в середине 1990-х с вооружения оказались сняты ЗРК С-75. Затем настала очередь маловысотных комплексов С-125, которые несли службу до начала 2000-х. Дальнобойные ЗРК С-200В и Д эксплуатировались до 2013 года.

Наиболее современными ЗРК, доставшимися Украине от СССР, были С-300ПТ и С-300ПС в количестве около 30 дивизионов. По состоянию на 2010 год, в подразделениях ПВО еще оставалось 16 дивизионов С-300ПТ и 11 дивизионов С-300ПС.

К 2013 году возраст самого старого из имеющихся у Украины ЗРК достиг 40 лет, а самого молодого - 20 лет. К моменту Евромайдана практически все С-300ПТ ввиду критического износа оказались сняты с боевого дежурства, что оставило единственной зенитно-ракетной системой большой дальности в украинской ПВО С-300ПС. Отсутствие качественного обслуживания в совокупности с износом и постоянным сокращением запаса еще не вылежавших сроки хранения ракет уменьшило количество дивизионов С-300ПС до 7-8, способных нести боевое дежурство.

Следующей напастью, серьезно уменьшившей численность украинской ПВО, стали события 2014 года в Крыму, когда под контроль ВС РФ перешла матчасть двух зенитно-ракетных полков, имевших 4 дивизиона С-300ПС и дивизион С-300ПТ.

Начало военных действий в Донбассе заставило ВСУ обратить на проблемы своих сил ПВО самое пристальное внимание. Предприятия украинского ВПК принялись спешно формировать специальные рембригады и отправлять их в части ПВО. То, что вернуть в строй на месте не представлялось возможным, отправлялось из воинских частей на заводы. Дефицитнейший ЗИП добывался путем «каннибализации» той матчасти, что шансов на восстановление уже не имела вовсе.

Такие экстренные меры позволили в 2017 году довести количество ЗРК, находящихся в строю сил ПВО Украины, до 22 дивизионов С-300ПТ и С-300ПС, а также 9 дивизионов «Буков». В начале 2018 года украинские СМИ опубликовали информацию, что совместными усилиями минобороны и ВПК Украины удалось вернуть в строй до четверти парка всех имеющихся у Киева «Буков». Однако после этого возможность получения запчастей и комплектующих за счет «раскулачивания» списанных ЗРК оказалась полностью исчерпана.

Однако настоящей «ахиллесовой пятой» украинской ПВО стало не откровенно посредственный уровень обученности личного состава (приведший 4 октября 2001 года к уничтожению украинской ракетой Ту-154 авиакомпании «Сибирь») и даже не потеря в ходе гражданской войны на юго-востоке страны части развернутых там ранее РЛС. Главной проблемой сил ПВО Украины с самого начала их существования, как и следовало ожидать, стали ракеты для ЗРК. Собственными силами их выпускать украинский ВПК не мог. Продавать же Киеву «свежие» зенитные управляемые ракеты Москва благоразумно отказывалась.

Итог всей этой эпопеи с украинской ПВО лаконично, но жестко в январе 2022 года подвел главный редактор «Украинского милитарного портала» Тарас Чмут.

«Украина имеет противовоздушную оборону скорее номинальную, чем представляющую угрозу для Российской Федерации. Если мы говорим о противоракетной обороне, то она отсутствует», - сказал главред «Украинского милитарного портала», отвечая на вопрос корреспондента, что является самым слабым местом украинской армии.

Иными словами, если как-то противодействовать российским самолетам и вертолетам ВСУ еще способны, то перед оперативно-тактическими ракетными комплексами «Искандер-М», корабельными ракетными комплексами «Калибр» и иными видами новейшего отечественного высокоточного оружия армия Украины беззащитна.

Самое печальное для ВСУ заключается в том, что в обозримой перспективе изменить этот status quo Киев никак не сможет: собственных ресурсов для создания современных ЗРК средней и большой дальности у ВПК Украины не хватает, а поставлять такие ЗРК из-за границы никто не торопится.

«Это дорого, сложно и это достаточно рискованные решения для западных партнеров», - объяснил последний нюанс Чмут.

В общем, как и в ситуации с пресловутыми ракетными «силами сдерживания», современные украинские средства ПВО/ПРО остаются лишь предметом мечтания Залужного, не способные воплотиться в нечто реальное. Вряд ли об этом сожалеют в Москве. Все же тезис «бодливой корове бог рогов не дает» - очень мудрое правило с точки зрения текущих геополитических реалий.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

  • * - соцсеть признана экстремистской и запрещена на территории РФ