Кто первичен?

Общество

Имя Сабины Шпильрейн как человека, стоявшего у истоков мирового психоанализа, известно многим. Но далеко не все знают, что единственным городом в мире, сохранившим наследие ученицы Юнга и Фрейда, остается Ростов-на-Дону. На одной из центральных улиц до сих пор стоит трехэтажный дом, построенный в конце XIX века родителями Сабины. Здесь прошло ее детство и именно отсюда в 1942 году во время оккупации донской столицы немецко-фашистскими захватчиками ее вместе с двумя дочерями повели на место массовой казни.

Сегодня часть первого этажа этого здания занимает частная картинная галерея, ее собственники уже более десяти лет по крупицам собирают историю семьи Шпильрейн, превращая часть своей экспозиции в своеобразный музей.

Идея увековечить имя Сабины Шпильрейн в одном из залов галереи NNN принадлежит заслуженному художнику России Николаю Полюшенко. 20 лет назад он с компаньоном купил квартиру на первом этаже этого здания по улице Пушкинская для открытия своей художественной галереи. Однако история дома и его жителей заставила художника стать хранителем исторической памяти. Как отмечает супруга живописца Нина Войнова, для их семьи Сабина Шпильрейн стала знаковой фигурой.

«Мы работаем и живем в доме, который был построен родителями Шпильрейн. Такие обстоятельства нас ко многому обязывают, в частности сохранять и приумножать память об этой женщине. Ведь ее имя значимо не только для города Ростова-на-Дону, но и для всего мира. Мы собираем документы, факты и акцентируем внимание на том, что наш дом, где родилась и до 17 лет жила Сабина, является единственным сохранившимся в мире местом, которое помнит ее присутствие», - делится Нина Войнова.

Согласно документам, дом построен родителями Сабины в 1897 году и записан на Еву Марковну Шпильрейн, которая была стоматологом, но занималась семейными делами. К слову, ее стоматологический кабинет несколько раз посещал Антон Павлович Чехов. Отец семьи практиковал суровое домашнее воспитание, поэтому пятилетнюю Сабину определили в Фребелевский детский сад. Она была болезненным ребенком и не без странностей, но это не помешало ей окончить с золотой медалью 8 классов Екатерининской женской гимназии в Ростове-на-Дону. В 1904 году она с определенной симптоматикой поступила во всемирно известную клинику Бургхельцли в Швейцарии, где ее лечащим врачом и стал доктор Карл Густав Юнг, увлеченный психоанализом. Об этих взаимоотношениях подробно рассказано в фильме «Опасный метод», создатели которого приезжали в Ростов, чтобы найти подробные факты из жизни Сабины. Кстати, после визита зарубежных гостей и возникла идея самой экспозиции.

«После звонка из Голливуда и первых гостей такого масштаба появился стимул собрать материал и отдать часть галереи под экспозицию. Вопрос «где же Сабина?» заставил меня организовать экспедиции в Швейцарию, Австрию и Германию по следам Сабины Шпильрейн. Я как художник посетил эти места и изобразил их. А многие портреты пришлось рисовать уже по фотографиям. На некоторых прообразом и вовсе стала Кира Найтли в роли Сабины из фильма «Опасный метод», - рассказывает Николай Полюшенко.

Владельцы не без гордости отмечают, что в настоящее время их галерея занимает весь первый этаж здания, захватывая часть второго, но так было не всегда.

«Когда мы въехали, дом был в страшной разрухе, здесь располагались коммуналки. Отец Сабины Шпильрейн был очень талантливым бизнесменом, на заре Октябрьской революции он поделил все по комнатам и продал. Так оно и стояло с революции. Мы купили сразу несколько комнат. Цена была какой-то безумной, нам даже не хватало денег, но потом люди перезвонили и согласились на ту сумму, которую мы предлагали, так появилась галерея. А уже потом - экспозиция Сабины. Сейчас мы продолжаем выкупать коммуналки и стараемся расширить экспозицию. В планах - на втором этаже сделать мемориальную музей-квартиру, воссоздать обстановку и настроение той эпохи.
Существует и масса нюансов в становлении музея. Важную роль играет статус памятника, закрепленный за нашим домом, что периодически создает препятствия для реставрации здания. Есть жалобщики и даже суды. Много было проведено бессонных ночей в мыслях, сможем ли вернуть кредит за ту или иную комнату», - поясняет художник.

По мнению владельцев галереи, город не особо заинтересован в привлечении туристов и воссоздании подобных объектов, иначе как можно объяснить, что капитальный ремонт этого дома пройдет по графику в 2036 году.

Тем не менее сегодня сюда приезжает много гостей. Здесь уже побывали послы Швейцарии, Польши и Израиля, да и от рядовых туристов нет отбоя. Более тысячи работ, биографичные данные, выписки ростовской синагоги, все это влечет паломников, задающихся одним из главных вопросов психоанализа.

Среди некоторых исследователей психоанализа бытует мнение, что Юнг и Фрейд часто заимствовали идеи Сабины. Ведь не просто так в 1923 году она стала заведующей секцией детской психологии в 1-м Московском государственном институте и являлась научным сотрудником Государственного психоаналитического института, перед закрытием которых и вернулась обратно в Ростов-на-Дону.

Многие ученые, беря в расчет диссертацию Сабины Шпильрейн «Деструкция как причина становления», называют ее пионером психоанализа. Почему она не создала свою школу и не нашла последователей, история умалчивает. По мнению Николая Полюшенко, ответ кроется в известности имени.

«Мне не раз приходилось беседовать с представителями музеев Фрейда и Юнга из Австрии и Швейцарии. Приезжали психологи из Санкт-Петербурга и Москвы, и я очень часто слышу рассуждения на эту тему. Но я могу смотреть на ситуацию и как художник. Ведь во времена Ван Гога и Пикассо были и другие художники. Как художники они были все великие, но запомнили Ван Гога. Все дело в том, как раскручено имя. Тысячи художников и психологов, но выделяются единицы», - рассказывает заслуженный художник России.

Безусловно, и Фрейд, и Юнг являются ведущими персонами не только в теории психоанализа, но и его практике. Очевидно, что и Сабина Шпильрейн сыграла в становлении этой науки далеко не последнюю роль. Быть может, данная экспозиция или будущий музей смогут стать отправной точкой для восстановления исторической справедливости в теории психоанализа, и в будущем имя Сабины Шпильрейн зазвучит по-другому.