Украина хочет столкнуть Россию и НАТО в Приднестровье

Украина хочет столкнуть Россию и НАТО в Приднестровье

18.03.2015 15:57
1727

приднестровье

17 марта в Киеве, на совместной пресс-конференции с президентом Румынии Клаусом Йоханнисом, глава Украины Пётр Порошенко сделал заявление, вызвавшее резонанс по обе стороны от территории Незалежной - в Российской Федерации и Приднестровской Молдавской Республике. Дословно Порошенко выразился так: "Отдельное внимание мы уделили событиям в Республике Молдова, в частности в Приднестровском регионе, и договорились о координации наших действий по Приднестровью для того, чтобы способствовать размораживанию этого конфликта, помочь суверенной независимой Молдове восстановить свою территориальную целостность и реинтегрировать Приднестровский регион". Несмотря на то, что, по мнению некоторых очевидцев, Порошенко с изрядным затруднением ворочал языком на той пресс-конференции, его высказывание требует серьёзного отношения. Вряд ли эта фраза была произнесена из-за недержания речи или под воздействием алкогольных паров; очевидно, она была глубоко продумана и рассчитана на громкий медиа-эффект. В своей краткой реплике президент Украины послал целый "месседж" городу и миру, и в первую очередь, конечно, Москве, которой теперь придётся ломать голову над поиском верной реакции на киевские планы.

Дальний форпост

Дело в том, что непризнанное Приднестровье, узкой полоской вытянувшееся вдоль Днестра, зажатое между Молдавией и Украиной, — это особенный для России регион. Порядка двухсот тысяч его жителей (при общей численности населения ПМР в районе полмиллиона человек) являются гражданами РФ — то есть полноправными субъектами конституционных отношений с российской властью, важнейшим из которых является право этих людей на защиту "всеми силами и средствами" со стороны наших Вооружённых Сил. Иными словами, приднестровцы, в значительной массе своей, — не просто "часть Русского мира", ради которой можно то ли вводить войска, как это случилось в Крыму, то ли не вводить их, как произошло в Донбассе, — в зависимости от "подходящих" или "неоптимальных" результатов закрытых соцопросов. Верховный Главнокомандующий ВС РФ обязан защитить российских граждан, проживающих на берегах Днестра, если вдруг дело дойдёт до "размораживания" конфликта и новой агрессии соседей против ПМР, — вне зависимости от политических пристрастий жителей Тирасполя и Бендер. Таким образом, вопрос заключается не в том, приходить ли на выручку нашим согражданам "по ту сторону Украины". Вопрос — как именно это можно осуществить? И что делать России, если Киев на пару с Бухарестом, а также с не упомянутым, но подразумеваемым Кишинёвом, решат расправиться с Приднестровьем, не прибегая к развязыванию вооружённого конфликта?

Война на два фронта?

Наивно полагать, будто украинский президент ничего этого не понимает. Он прекрасно осведомлён о наличии в ПМР не только граждан России, но и прекрасно вышколенной Приднестровской армии, которая из семитысячного контингента в кратчайшие сроки может быть развёрнута в группировку в 40—50 тысяч человек. И уж точно известно Петру Порошенко о существовании ОГРВ ПР РМ — Оперативной группы российских войск в Приднестровском регионе Молдавии, наследницы 14-й гвардейской общевойсковой армии России, в своё время спасшей республику от нашествия молдавско-румынских националистов. До сих пор основной функцией Оперативной группы является поддержание мира на берегах Днестра. И хотя в её составе сейчас числится не более полутора тысяч человек, само присутствие вымпела ВС РФ является серьёзным аргументом в любых "территориальных спорах". Другой вопрос, что при определённом сценарии этот аргумент может оказаться недостаточным. Если воспринимать слова Порошенко буквально, "координация действий" Киева и Бухареста по "размораживанию" Приднестровского конфликта означает лишь одно — военную операцию, к которой, кроме ВСУ и молдавских войск, может присоединиться и семидесятитысячная румынская армия, входящая в структуру НАТО. Конечно, большая война между НАТО и Россией ради клочка днестровской земли сегодня выглядит ненаучной фантастикой. Однако вовлечение натовских контингентов в новый Приднестровский конфликт может иметь завуалированный характер — скажем, в виде "прокси-войск" под молдавским флагом. В этом случае у России не окажется ни единого аргумента для полномасштабного ответа на уровне "применения ядерного оружия по натовским штабам", притом что реагировать ей, так или иначе, придётся. Говоря совсем просто, если вдруг украинские и молдавские войска, усиленные неофициальным присутствием натовских контингентов, начнут стирать приднестровские города с лица земли, российское вмешательство должно будет иметь весьма ограниченный масштаб. Например, в виде воздушного моста из Крыма, с подавлением украинской ПВО, или десантной операции на берегах Одесской области, с последующим пробиванием коридора к территории непризнанной республики. Однако именно такое ограниченное "вторжение" российской армии на территорию Украины является "голубой мечтой" Киева, получающего в этом случае идеальный козырь для обращения за прямой военной помощью к НАТО. Конечно, для непризнанных республик Донбасса долгожданное пришествие на украинскую землю регулярных российских войск также оказалось бы великим подарком. Тем не менее, нужно понимать, что в этом случае угроза перерастания двух локальных войн в полномасштабный геополитический конфликт станет более чем зримой.

Экономическое удушение

И всё же есть немалые основания полагать, что вместо развязывания новой войны и "второго фронта" на своих западных рубежах Украина воспользуется более очевидным преимуществом — возможностью тотального экономического удушения ПМР с помощью торговой блокады. Совместными усилиями с Кишинёвом, Бухарестом и Брюсселем на этом направлении Киев способен безо всяких бомб загнать Приднестровье за черту повсеместной бедности и разрухи. Это станет для Порошенко отличным аргументом в его нескончаемом внешнеполитическом торге с Москвой и долгосрочным инструментом по выбиванию из России тех или преференций. До сих пор промышленно-развитая ПМР выживала за счёт экспортных поступлений от вывоза продукции своих предприятий в страны СНГ и Европу. Совершенно очевидно, что этот экспорт можно в одночасье перекрыть на приднестровских границах — было бы только желание. В том, что теперь этого желания у Киева хоть отбавляй, сомневаться не приходится. Есть ли у России аргументы, способны нейтрализовать угрозу удушения Приднестровья? Да, такие аргументы имеются: от встречных антиукраинских "инициатив", резко ухудшающих военное и экономическое положение Незалежной, до болезненных санкций против Молдавии, чьи трудовые мигранты, работая на российском рынке, до сих пор не дают скатиться одной из беднейших европейских стран в нищету. Конечно, у России всегда была и есть возможность взять Приднестровье "на полный кошт". Однако, ситуация осложняется тем, что с началом украинских событий Москва, похоже, подрастеряла чёткое видение места и роли ПМР в своих геополитических планах и, видимо, по этой причине резко сократила прямую финансовую помощь непризнанной республике. Очень хочется верить, что новые угрозы, озвученные Петром Порошенко, выправят отношение к Приднестровью со стороны Москвы и не позволят ей превратиться в молчаливого свидетеля медленной гибели многолетнего юго-западного форпоста России.  

Денис Тукмаков
Трамп встретится с Терезой Мэй на следующей неделе
Закрыть