Лента новостей
Поиск
loop
Экономика
Ключевая ставка ЦБ: петля на шее экономики

Ключевая ставка ЦБ: петля на шее экономики

17:55  13 Марта 2015
659

Центробанк

Ключевая ставка Центробанка будет снижена на один процент, до 14%. Таковы итоги пятничного заседания совета директоров Банка России. В качестве причины было названо "смещение баланса рисков в сторону более значительного охлаждения экономики". Соответственно, снижение ставки должно работать на сокращение данных рисков, но без усиления инфляционного давления, надеются в ЦБ.

Снижение в условиях падения

Это уже второе изменение одного из главных регулятивных инструментов российской экономики за последние полтора месяца: 30 января ставка ЦБ РФ уже была уменьшена с 17 до 15%, обозначив понижательный тренд после резкого роста стоимости перекредитования в конце прошлого года. В рамках той модели экономического развития, которую исповедует руководство Центробанка, его нынешнее решение имело необходимые предпосылки. Нефтяные котировки, после крутого пике во второй половине прошлого года, замедлили падение и сейчас находятся на приемлемом уровне, исключающем серьёзные проблемы для российских нефтяных компаний. Рублю также удалось стабилизироваться за счёт падения покупательной способности населения и прохождения сезонного пика выплат по внешним заимствованиям. В марте отечественным компаниям предстояло вернуть, по разным оценкам, от 16 до 19 млрд долларов иностранных кредитов, и теперь они были к этому готовы. Считается, что нынешнее снижение ставки ЦБ уже было заложено в ожиданиях рынка, и поэтому вряд ли стоит теперь опасаться сильного падения рубля, считают проправительственные аналитики. По их мнению, ситуация находится под полным контролем со стороны глобального банковского регулятора. Они полагают, что в ближайшие месяцы произойдёт несколько новых снижений ставки ЦБ — вплоть до тех значений, которые позволили бы перейти от борьбы со спекулятивной политикой банков к долгожданному финансированию реального сектора. Полуторамесячное позитивное движение ставки призвано стать доказательством того, что отечественная экономика приспособилась жить при сравнительно невысокой цене на нефть и санкционном запрете на зарубежное кредитование. И кажется, в правительстве и ЦБ искренне верят в подобные расклады. Но всё ли так радужно в действительности?

Игра по неясным правилам

Даже пребывая в шорах нынешней экономической модели, Центробанк не мог не расслышать нескольких тревожных звонков, сигнализирующих, что расслабляться и радоваться жизни слишком рано. Одним из подобных сигналов стала, как это ни покажется странным, полная неготовность банковских экспертов и финансового сообщества страны к предыдущему понижению ключевой ставки ЦБ. Никто не ожидал, что это случится так скоро, поскольку никаких реальных предпосылок к отскоку ставки с 17 до 15% в январе 2015-го, в сравнении с декабрём 2014-го, просто не было. Вот и на этот раз множество аналитиков терялось в догадках, какое именно решение примет 13 марта совет директоров Центробанка. Одни предсказывали, что ставка будет снижена сразу на несколько сотен базовых пунктов — до 13 или даже 12%. Другие выдавали более консервативные прогнозы, настаивая на неизменности ставки, как минимум, до следующего месяца. При этом все аналитики делали выводы, исходя из одних и тех же показателей. Чтобы понять, в чём проблема, представим на миг, что сегодня ЦБ сохранил прежнюю ставку на уровне 15%. Без сомнения, в пользу подобного решения немедленно нашлись бы весомые аргументы. Во-первых, в стране сохраняются высокие темпы инфляции: в феврале она приобрела галопирующий характер, и, только по официальным данным, составила 16,7% в годовом исчислении. Во-вторых, никаких намёков на прекращение падения мировых цен на "чёрное золото" до сих пор не видно — и значит, рублю суждено слабеть. Эти обстоятельства, плюс до конца не выплаченные мартовские внешние корпоративные долги, неминуемо должны привести к ослаблению национальной валюты. Этого Центробанк допустить не может, поскольку одним из фундаментальных его ориентиров несколько недель назад было провозглашено "поддержание курсовой стабильности рубля". Об этом 12 февраля заявила лично Эльвира Набиуллина — несмотря на то, что ещё в конце 2013 года Центробанк де-факто ушёл с валютного рынка, сняв с себя ответственность за поддержание курса национальной валюты и вверив его "невидимой руке рынка". А раз так, никакого снижения ключевой ставки ЦБ сегодня произойти не могло. Таким образом, если бы нынешнее решение регулятора оказалось прямо противоположным принятому, ни у специалистов, ни у рынка это не вызвало бы вопросов. Они вообще ничему не удивляются. Единственная вещь, которая их пока интересует, — сколько ещё изменений правил игры предстоит пережить рынку? Всё это свидетельствует о случайном характере центробанковских решений, притом что такая непредсказуемость плохо воздействует на ситуацию в экономике.

"Пятница, 13-е" как символ экономики

Перечисленные соображения не касаются критики базовых основ нынешнего макроэкономического курса страны. Между тем, именно с ними связаны главные претензии к неолиберальной финансовой политике Центробанка. Не секрет, что реальный сектор экономики способен нормально развиваться лишь при ставке кредитования не выше 5—7%. Это те проценты, которые он мог бы брать у банков (а до этого всегда брал за рубежом), и значит, ставка регулятора должна быть ещё ниже — во что поверить невозможно. Нынешняя ставка обрекает промышленность на деградацию и разорение — и дело вовсе не в том, что Центробанк слишком медленно её снижает, а в том, что он до сих пор не решился разделить своё отношение к инвестиционному и спекулятивному капиталу. Под предлогом борьбы со вторым ЦБ фактически уничтожил первый. При этом деньги спокойно вымываются из страны по несколько миллиардов долларов в месяц, и совершенно не вкладываются в российский бизнес. Чтобы разделить эти капиталы, следовало учредить разные условия работы с ними на уровне соответствующих ставок ЦБ. Но максимум, на что его хватило, - на создание программы проектного финансирования промышленности под "льготные" 11% годовых. Увы, эта программа не способна оказать никакого положительного эффекта на российскую экономику. Во-первых, её проценты всё равно убийственны для множества производств. Во-вторых, под данную программу заложен лимит в смешные 50 млрд рублей — притом что даже такие осторожные промышленные лоббисты, как президент РСПП Александр Шохин, требуют поднять сумму хотя бы до одного триллиона. В-третьих, даже те мизерные деньги, что регулятор готов выделить под "конский" процент, достанутся лишь избранным компаниям, способным выполнить ряд дополнительных условий ЦБ, — в частности, располагать собственными средствами в размере не менее 100 млрд рублей. Очевидно, что "льготные" кредиты достанутся лишь "акулам" отечественного бизнеса — например, естественным монополиям. Чтобы отбить эти деньги, монополии будут, как всегда, повышать тарифы. А ведь именно в этом заключается главная причина роста инфляции в стране. Фактически, в России сложилась парадоксальная ситуация, когда высокая ставка перекредитования не борется с инфляцией, но лишь раскручивает её. При этом, никаких шансов удержать капитал внутри страны у регулятора не остаётся, поскольку вымывание происходит в соответствии с главной финансовой стратегией самого Центробанка — всеми силами уменьшать денежную массу в стране под предлогом борьбы с инфляцией. Этот показатель у России — один из самых неадекватных в мире. И поэтому, сколько бы денег ни заработали наши компании, они всё равно будут выводить их за пределы страны "для надёжности", поскольку ЦБ им в этом не только не мешает, но и способствует. Таким образом, удерживая высокую ставку или понижая её на один—два пункта, регулятор в любом случае душит реальный сектор экономики, способствует увеличению тарифов естественных монополий, разгоняет инфляцию, ослабляет рубль и изгоняет капиталы вон из страны. И так будет продолжаться до тех пор, пока экономические власти России не изменят в корне собственную финансовую политику. Либо пока не сменят их самих.  

Илья Вахлаков
Новости партнеров
mediametrics