О спецоперации, ЧВК, «нациках» и Польше: откровенное интервью с замминистра информации ДНР

Военкоры ФАН
О спецоперации, ЧВК, «нациках» и Польше: откровенное интервью с замминистра информации ДНР

Заместитель министра информации ДНР Даниил Безсонов не любит официоз и пышные формулировки. Говорит просто, честно и по делу. Поэтому наше большое интервью я перевел из диктофонной записи в текст буквально минут за 25-30. Большая редкость!

«Спрашивайте что хотите — отвечу», — сказал он сразу при встрече. И это — еще одна большая редкость. Наверно, все дело в том, что донецкие министры и их замы — не чинуши, прячущиеся от журналистов за спинами своих пресс-секретарей, а в первую очередь воины. А воин тут уверен в себе и своих словах.

Давайте по-честному

— Есть ли ощущение, что все немного затянулось?

— Нет. В интернете многие говорили, что, если Россия начнет воевать с Украиной, война закончится за два дня максимум. Я и сам так говорил. И от слов своих не отказываюсь. Потому что Россия с Украиной воевать не начала! Она проводит специальную военную операцию. Первые три дня не наносились удары по казармам, не уничтожалась живая сила.

Лично я считаю, что в отношении противника надо было действовать жестче. Восемь лет украинские вояки накачивались русофобией. Поэтому ждать, что они сразу же сдадутся и одумаются, не приходится.

Вы поймите, они ведь тоже русские. А русские готовы жертвовать собой ради своих ценностей. И украинцы будут насмерть стоять за свои идеалы. Вот только за восемь лет, сами понимаете, какие у них накопились идеалы.

Еще раз: если бы Россия реально пошла войной на Украину, были бы сразу уничтожены все казармы, вся живая сила. Были бы ковровые бомбардировки, никто бы не посмотрел на гражданских, как делают американцы. А Россия решила действовать аккуратно, точечно. К тому же Россия ввела контингент, который в несколько раз меньше украинского.

— Это сколько?

— У меня нет инсайда. Но из того, что я вижу в открытых источниках, максимум за все время операции зашло не более 100 тысяч российских солдат. У украинцев 150 тысяч только в Донбассе. А если брать все ВСУ, МВД, СБУ, то это примерно тысяч 600-700. Плюс у них мобилизационный ресурс. По правилам войны, атакующая сторона должна в три, а лучше в четыре раза превосходить обороняющуюся. А здесь малыми силами вошли и аккуратно отрабатывают поставленные задачи.

Не стоит недооценивать противника

— Украинцы хорошо воюют?

— Конечно. Они восемь лет воюют. У россиян опыт Сирии, Чечни. Но Чечня маленькая, а в Сирии боевики — это по сути банды с никудышным вооружением. А мы имеем дело с боеспособной армией с советским оружием. И оно работает, все летает.

— К тому же украинцев поднатаскали инструкторы НАТО.

— Да дело даже не в НАТО. Вернее, не только в НАТО. Скажем так, есть советская школа, а есть натовская. Все украинские генералы прошли советскую школу — и тут пришли натовцы со своей доктриной. В итоге украинцы взяли все хорошее из советской школы и из натовской, убрав недостатки.

— Какие недостатки?

— Например, иерархия командования. Пока команда спустится, вражеские танки уже зашли. В НАТО решение принимается на уровне сержанта. Ты видишь, ты принимаешь решение, а потом докладываешь.

К тому же у украинцев сейчас крутая эшелонированная оборона. Не то что в 2014 году. Это несколько уровней, все забетонировано. Кроме того, у них и тактика есть. На домах сажают снайперов, огневые точки. Если их выбивают, у них то же самое идет на следующей улице.

Но тут для нас есть и плюсы. Опыт, который сейчас получит российская армия на Украине, сделает ее сильнейшей армией мира на ближайшие 20 лет. В плане пехоты. А в плане стратегического вооружения она и так сильная.

Наемники не были готовы к такому

— Что можете сказать об иностранных ЧВК на Украине?

— Скажу, что они не знали, что их ждет. Все эти чевэкашники воспитывались на фильмах типа «Рембо». Они реально воспринимали нас как тупых и диких людей с балалайкой верхом на полупьяных медведях.

К тому же опыт эти наемники получали преимущественно в африканских странах. А там засада — это когда африканцы выскочили, постреляли и убежали. Вот наемники и привыкли, что они не воюют, а просто убивают людей. На Украине же они встретили настоящий отпор.

Вот вам история. В Славянск в 2014 году заехал один европеец — снайпер. Какой-то чемпион мира по биатлону. Буквально через несколько дней он погиб. Его уничтожил наш снайпер из Харькова с позывным Араб. Он вышел на дежурство с обычной СВД и видит — лежит мужик со снайперской винтовкой. Он его и ликвидировал. Подождал час, за снайпером никто не приходит. Араб подполз, забрал документы, винтовку. Оказалось, что это был иностранец. А все потому, что он только в тире по мишеням стрелял и войны не видел.

— Неужели там только такие? К тому же ладно американцы и бразильцы, но те же прибалты должны знать, что русские — это не пьяные дикари на медведях.

— В основном те, кто сталкивался в бою с русскими, кто ездил в Россию и знает, кто мы такие, стараются в таких мероприятиях не участвовать.

У Польши свои планы

— Польша ведь хочет войти на Украину не для того, чтобы воевать с русскими, а для того, чтобы восстановить свои «исторические территории». Но они и с украинцами не хотят воевать. Поэтому они намерены все сделать красиво — зайти в качестве миротворцев. И отобрать часть Украины. Уверен, что НАТО сейчас разрешит полякам действовать самостоятельно.

Внутренний раскол: нацики догадывались о начале операции

— Недавно были найдены документы государственной украинской пограничной службы от 2019 года. Там был приказ командирам погранотрядов в разных местах, чтобы они в зонах своей ответственности собирали информацию о деятельности нацистов. Зачем — непонятно.

— А есть предположения?

— Причина может быть любой. Попросил Запад, продались России, на Украине рассматривают вариант ночи длинных ножей. Фантазировать можно сколько угодно.

Но затем мы нашли у нациков анкеты погранцов. Из чего можно сделать вывод, что нацики знали, что за ними следили. Это косвенно подтверждает то, что они также знали, что начнется конфликт: они пойдут в наступление и под шумок расправятся с погранцами, досье на которых мы нашли. Потом сказали бы, что это Россия или ДНР. Боевые действия все спишут.