Поиск
Лента новостей
Закрыть
Весь мир
Турецкая полиция задержала в Анталье боевика ИГ из Сирии
Экономика
Спор о копеечке: кому достанутся триллионы из ФНБ?
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Спор о копеечке: кому достанутся триллионы из ФНБ?

    17:22  5 Марта 2015  /обновлено: 13:31  27 Октября 2015
    163

    Спор о копеечке: кому достанутся триллионы из Фонда национального благосостояния?

    Сегодня стало известно о том, что президент России Владимир Путин "замкнул на себя" все решения о выделении средств из Фонда национального благосостояния РФ (ФНБ). Сотни миллиардов рублей, которые правительство приготовилось, наконец, распределять между разными игроками отечественной экономики, будут выделяться исключительно с разрешения Кремля. Послужит ли теперь накопленная "заначка" интересам страны и народа?

    Кому нужен ФНБ?

    С Фондом национального благосостояния России (его размер на 1 марта 2015 года составил $74,92 млрд, или 4590,59 млрд рублей) в последние дни происходят любопытные метаморфозы — при определённом стечении обстоятельств, они способны даже спасти российскую экономику. Для этого требуется не так уж много условий, главным из которых является сохранение темпа революционных сдвигов в коллективной черепной коробке власти, непрестанно размышляющей, на что же, всё-таки, следует пустить средства ФНБ в ухудшающихся условиях кризиса и стоит ли это делать вообще. Если повезёт, эти сдвиги продолжатся ещё некоторое время, и калейдоскоп сменяющих друг друга концепций замрёт, наконец, в приемлемой конфигурации, которая нас всех и спасёт. Напомним, что, наряду с резервным фондом, ФНБ является потомком приснопамятного стабилизационного фонда РФ, созданного в 2004 году, на заре высоких цен на нефть, с одной единственной декларируемой целью — служить "подушкой безопасности" для отечественной экономики на случай непредвиденных кризисов. Увы, вся мощь этих фондов оказалась бессильной перед финансовой неурядицей, разразившейся в 2008—2009 годах. Тогда правительство потратило из заначки порядка 200 млрд долларов, спустив их на поддержку банковской системы страны, — однако экономические показатели России всё равно упали ниже худших отметок всех прочих развитых стран мира.

    Засадный полк

    Затем начались новые тучные годы, закрома обоих фондов вновь стали наполняться за счёт нефтегазовых сверхдоходов, однако концепция так и не изменилась: власть по-прежнему настаивала на том, что накапливаемые триллионы следует приберечь на "чёрный день". Время шло, фонды росли, деньги из них не тратились, и в результате к началу нынешнего кризиса в обществе сложилось твёрдое убеждение, что нам дурят мозги. Конспирологи до сих пор не пришли здесь к однозначному выводу: то ли таким нехитрым способом наше правительство и ЦБ борются с инфляцией, вымывая каждую лишнюю копейку из экономики. То ли наши стабфонды, целиком вложенные в зарубежные облигации, являются скрытой формой дани, которую Россия выплачивает Западу, покуда встаёт с колен. То ли никаких "подушек безопасности" не существует вообще, а есть лишь страничка на сайте Минфина, на которой проставлены какие-то циферки. Так или иначе, к началу 2015 года на российских экономических фронтах сложилась столь аховая ситуация, что оказалось решительно невозможно держать в "засадном полку" триллионы денег, работающих, к тому же, на чужие экономики. Дешёвые западные кредиты, за счёт которых выживали наши предприятия, оказались недоступными из-за санкций. Внутренние кредиты, при ставке ЦБ сначала в 17%, а теперь в 15%, годятся лишь для самоубийц. А главное, кормилица-нефть, на которой держалась половина российского бюджета, перестала "рожать" в прежних объёмах, упав в цене почти в два раза за каких-то полгода. Словом, настала пора резать откормленного стабилизационного бычка.

     В господах согласья нет

    И тут прения разгорелись с новой силой. Давайте вложим эти деньги в инфраструктурные проекты: дороги, развязки, мосты, — предлагали одни. Нет, следует инвестировать средства в проверенный сектор экономики: шахты, скважины, месторождения, — утверждали вторые. Вы не правы, восклицали третьи: нужно вкладываться в перспективные направления, в новый экономический уклад! Без крепкой банковской системы все ваши уклады ничто, возражали четвёртые: банки нужно спасать! Наиболее разумная часть спорщиков, среди которых нашлось немало правительственных голов, предложила всё это совместить. Придуманная в прошлом году схема "сквозного финансирования" пользуется нынче наибольшей популярностью в правительстве. Суть её заключается в сытости волков и целости овец, то есть деньги выделяются банкам, что повышает их капитализацию, но не просто так, а под дальнейшее финансирование конкретных инвестиционных проектов. Казалось бы, отличный вариант. Правительство выводит накопления из иностранных облигаций и валют, банки наращивают капитал и обзаводятся доходными бумагами, предприятия получают долгожданные кредиты. Но даже такая схема столкнулась с рядом проблем. С одной стороны, далеко не все инфраструктурные и промышленные проекты могут похвастаться качеством своих бумаг, и поэтому, в силу нынешних правил ЦБ, они неинтересны банкам. С другой стороны, ряд компаний реального сектора, рассчитывающих на щедрость властей, вовсе не хотели бы работать с этими финансовыми прокладками, а желали бы получать средства из ФНБ напрямую из правительственного загашника. В ряде случаев, кабмин и сам собирался вкладывать деньги непосредственно в проекты, обходясь без услуг банковского сообщества, — то есть нарушая собственную же схему. При этом все страшатся злоупотреблений. Компании боятся, что банки станут эти деньги прокручивать или потребуют свой процент. Банки опасаются, что предприятия окажутся несостоятельными, прогорят или истратят деньги на нецелевые нужды. Кабмин беспокоится, что бабло будет привычно выведено за бугор — то ли банками, то ли компаниями, то ли одновременно теми и этими. И все вместе подозревают друг дружку в том, что все будет решать, в конечном счёте, не польза дела, а лоббистские возможности приближенных к власти бизнес-фигур.

    Триллионы под спудом

    В общем, никаких больших денег из ФНБ экономика пока толком не получила. По официальным данным Минфина, на 1 марта 2015 года из кубышки Фонда были выделены сущие копейки: 215 млрд рублей на покупку привилегированных акций ВТБ, 25 млрд — на аналогичную покупку в "Россельхозбанке", 40 млрд — в банке ГПБ, ещё 75 млрд — на выкуп облигаций ОАО "Ямал СПГ", и на этом, как бы все. Ни инфраструктурные проекты, типа ЦКАДа или Транссиба, ни уже одобренные бизнес-решения, вроде четырёх проектов "Роснефти", денег так и не увидели. Пока, во всяком случае. Между тем, по данным Центробанка за прошлый месяц, на депозитах в российских банках скопилось, ни много ни мало, 29,8 триллионов рублей. Из них свыше 1,3 трлн  — остатки средств на корреспондентских счетах. По сути, это "мёртвые деньги", которые никак не работают на реальный сектор экономики. Ещё раз: весь ФНБ оценивается в 4,6 триллионов рублей и приносит мизерные проценты от иностранных бумаг. На отечественную экономику из них выделено, худо-бедно, 350 миллиардов рублей. А еще 30 триллионов — лежат в России под спудом. Эти нетронутые богатства "в лучшем случае" прокручиваются банками, а в худшем — тоже куда-то выведены. И более того, все эти годы в России наблюдается аномально низкое денежное обеспечение экономики. В ней элементарно не хватает реальных, живых денег — тех самых денег, которые в реальных рыночных системах, типа США или Евросоюза, лихорадочно закачивают в экономику в рамках программ "количественного смягчения" ради повышения спроса. То есть, всю нынешнюю денежную массу можно, как минимум, удвоить, просто включив печатный станок.

    Здесь требуется НЭП

    Но ничего из этого не делается. Фактически, мы живём в уродливой экономической системе, в которой слабеющий на фоне дешевой нефти рубль лечится повышением ставки Центробанка, что обрекает промышленность на вымирание из-за супердорогих внутренних кредитов и отсутствия доступа к внешним заимствованиям. При этом, важнейшей задачей ЦБ по-прежнему считается борьба с инфляцией, и поэтому все деньги изымаются из экономики вместо обратного процесса насыщения спроса. Однако инфляция всё равно не замечает этих потуг: она бьёт все рекорды, и население нищает, в то время как альтернативные способы повышения благосостояния народа упираются в политическую невозможность смены курса, когда были бы прижаты хвосты нуворишей. Так способен ли исправить дело тривиальный переход в руки Кремля контроля над "раздачей слонов" из ФНБ? Нет, не способен. Это не более чем нищенский спор о копеечке — вот уже несколько лет то разгорающийся в кулуарах власти, то утихающий вновь, во время того как гигантские богатства страны обречены лежать мёртвым грузом или выкачиваться за рубеж из-за неолиберального экономического курса власти.  

    Автор: Денис Тукмаков
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях