ФАН узнал, какие лизингодатели больше всего пострадали от авиационных санкций

Экономика
ФАН узнал, какие лизингодатели больше всего пострадали от авиационных санкций

Лизинговые компании мира бьют тревогу — некоторые из них на грани банкротства из-за разрыва договоров с Россией. Теперь они не только лишились выгодных клиентов, но и потеряли сами самолеты, которые уже получили российское «гражданство». ФАН решил узнать, какие компании пострадали больше всего и как теперь изменится лизинговый рынок в целом.

Лизинговые компании, которые ввели санкции в отношении России, несут первые убытки. И это не только 520 потерянных самолетов, но и неполученные выплаты за февраль. Российские компании готовы перечислить деньги, но не могут этого сделать из-за отключенной системы SWIFT. И если крупные лессоры (лизингодатели) несут огромные убытки, то маленькие, ориентированные на Восточную Европу и Дальний Восток, вообще на грани банкротства.

«Ситуация на рынке несколько раз менялась во время выполнения специальной операции, — рассказал ФАН Виктор Мартынов, совладелец Premier Aero — лизинговая компания деловой авиации. — Например, рынок поставок импортных вертолетов из Европы в Россию сейчас на стопе — поставка иностранных вертолетов полностью остановлена. Есть вертолеты, которые строятся долго — год-полтора, так как это сложные машины. Производители по ним сейчас говорят: «Мы готовы отдать деньги, но не сможем вам предоставить вертолет». А поскольку SWIFT нет, то и деньги не могут [отправить]».
ФАН узнал, какие лизингодатели больше всего пострадали от авиационных санкций

Лизинговые компании уже сейчас начали ощущать на себе последствия своих же санкций в отношении России. И самолеты нельзя забрать, и экипажам не попасть в нашу страну из-за закрытого воздушного пространства. Если бы акт передачи подписали, то самолеты сразу стали бы не нашими, летать в стране им было бы нельзя. Плюс инициатором разрыва договоров стали лизинговые компании, за что обязаны выплатить огромный штраф.

Да и зачем лессорам эти 520 машин, что находятся в России? Их слишком много, авиакомпании предпочитают брать новые, без большого налета в других странах.

«Та сфера, в которой я работаю, — это деловая авиация, тоже многие самолеты делают долго, — продолжает собеседник издания. — Их строят, как правило, под конкретного клиента. Есть заказы, которые размещались в 2020 году. Знаю, что в мае несколько самолетов пытались поставить в Россию. По факту заводы-изготовители сказали: «Разводим руками. Можем только вернуть деньги». В этом плане ситуация катастрофическая».

Рассмотрим четыре крупнейших поставщиков самолетов в Россию. Все они базируются в Ирландии и имеют иностранный капитал. Эти компании пострадают от западных санкций больше России.

ФАН узнал, какие лизингодатели больше всего пострадали от авиационных санкций

AerCap — крупнейший лизингодатель России, поставил нам 152 самолета, из которых 96 — у «Аэрофлота». Есть лайнеры у компаний «Победа», Azur air, «Якутия», Nordwind, Pegas Fly, Red Wings, «Россия», Royal Flight, S7, Smartavia, «Уральские авиалинии» и «Ямал». Штаб-квартира — в Дублине (46% акций у General Electric).

Это главный лизингодатель в мире, в парке которого 1607 машин — Airbus, Boeing и Embraer. Годовая прибыль — 1,2 миллиарда долларов, а выручка — порядка 5 миллиардов. После разрыва компания потеряет свыше 10%, то есть порядка полумиллиарда долларов — именно столько составляли выплаты российских авиакомпаний.

SMBC Aviation Capital поставил в Россию 36 самолетов в авиакомпании «Аэрофлот», «Уральские авиалинии», S7 и NordStar. Штаб-квартира — в Дублине (принадлежит японской компании Sumitomo Mitsui).

Компания является одной из ведущих в мире, в ее парке — 453 самолета Airbus, Boeing. Годовая прибыль — порядка 350 миллионов долларов, выручка — 1,5 миллиарда. Потеряет она, по предварительным подсчетам, около 8%, или 120 миллионов дохода.

Компания CDB Aviation Lease Finance поставила нам 19 самолетов. Клиенты лессора — «Аэрофлот», Nordwind и «Уральские авиалинии». Штаб-квартира — в Дублине (дочернее предприятие Китайского банка развития).

Портфель лессора составляет 216 машин — Airbus, Boeing. Прибыль годовая — порядка 180 миллионов, выручка — 800 миллионов долларов. Потери составят 11,4%, или 91,2 миллиона долларов.

ФАН узнал, какие лизингодатели больше всего пострадали от авиационных санкций

Avolon поставила нам 17 самолетов Airbus, Boeing в компании «Аэрофлот», Red Wings, «Уральские авиалинии», Utair и «Ямал». Штаб-квартира — в Дублине (китайский Bohai Leasing и японский ORIX Corporation).

В парке лизинговой компании 824 машины. У лессора процент бизнеса в России очень маленький, но он потеряет где-то 270 миллионов долларов — остаточная стоимость самих машин.

Всего, по данным председателя ассоциации лизинговых компаний Европы Фила Сеймура, суммарные потери лессоров вместе со стоимостью самолетов достигнут 10 миллиардов долларов. Что при этом потеряют сами авиакомпании? Пока ничего, если считать только технику.

Один из минусов для РФ — эти самолеты смогут летать только в нашей стране, так как международный сертификат годности у них отозвали. Второе — проблематично будет доставать запчасти. Но нерешаемых задач нет — на данной технике летает весь мир, в том числе и страны, поддержавшие Россию.

Раннее сообщалось, что в Китае разбился Boeing-737 со 133 пассажирами на борту. Самолет летел из Куньмин в Гуанчжоу.