Статус доллара как «резервной валюты» пошатнулся. Что от этого выиграет Россия?

Экономика
Статус доллара как «резервной валюты» пошатнулся. Что от этого выиграет Россия?

Экономические эксперты всерьез начали обсуждать статус доллара как «мировой резервной валюты» и тот факт, что в рамках последних событий американские деньги могут такое положение утратить.

В частности, экономический обозреватель гонконгского издания South China Morning Post Нил Кимберли, пишет, что сейчас, по данным Международного валютного фонда, в качестве мировых резервных валют можно расценивать пять денежных единиц: доллар США, евро, фунт стерлингов, японскую иену и юань. На юань при этом приходится всего 2,7% от этой денежной массы.

Тем не менее Нил Кимберли, считает, что прецедент с блокированием российских сбережений со стороны США и ЕС, создает все возможности для того, чтобы международное сообщество обратилось в сторону именно юаня и Китая — как максимально надежного партнера.

Статус доллара как «резервной валюты» пошатнулся. Что от этого выиграет Россия?

Собственно, о том, какие риски навлекли на себя подобными действиями Соединенные Штаты и Европа, на днях, на совещании о мерах социально-экономической поддержки регионов, говорил и российский президент, Владимир Путин. По его словам:

«Нелегитимные действия по заморозке части валютных резервов Банка России подводят черту под надежностью так называемых первоклассных активов. По факту и США, и ЕС объявили самый настоящий дефолт по своим обязательствам перед Россией. Теперь каждый знает, что финансовые резервы могут быть попросту украдены. И, видя это, многие страны уже в ближайшее время могут начать — уверен, так и будет происходить — конвертировать свои бумажные и цифровые накопления в настоящие резервы в виде сырьевых товаров, земли, продовольствия, золота, других реальных активов, что только усилит дефицит на этих рынках».

И перед тем, как продолжить говорить о будущем мировой финансовой системы, стоит хотя бы в общих чертах рассказать, как вообще доллар, на мировую резервную долю которого, по данным все того же МВФ, приходится 59,1%, стал всеобщим денежным стандартом.

Начать здесь стоит с 22 июля 1944 года, когда, в штате Нью-Гэмпшир, на горном курорте Бреттон-Вудс целым рядом государств было принято решение кардинально поменять мировую финансовую систему.

В целом, на тот момент всем было уже понятно, что дни Третьего рейха сочтены, а мировая экономическая, да и политическая системы более не будут прежними. В том числе и финансовый сектор, основанный до того, на так называемом «золотом стандарте». Золотой стандарт — это, если совсем упрощать, обеспечение ликвидности валюты того или иного государства, непосредственно золотыми запасами этого самого государства. Грубо говоря, до 1944 года любая банкнота была векселем, за которым скрывалось некоторое количество золота или серебра в закромах родного государства.

Статус доллара как «резервной валюты» пошатнулся. Что от этого выиграет Россия?

Однако такая система уже не была достаточно гибкой. А потому тогдашние мировые лидеры и заключили так называемое Бреттон-Вудское соглашение.

Суть его была в следующем: жесткая, фиксированная цена на золото сохранялась, но теперь этот металл переставал быть стандартом. На его место пришел доллар США, по отношению к которому были установлены (через все ту же фиксированную стоимость золота) курсы валют стран — участниц этого договора. И ровно тогда в качестве глобального регулирующего инструмента появилась такая структура, как Международный валютный фонд.

Советский Союз подписал, но не ратифицировал Бреттон-Вудское соглашение. Потому что, все же, такая сложная система создавала условия для куда больших рисков в плане роста или падения курса той или иной валюты, в том числе и рубля.

Сама эта система просуществовала до 1971–1978 года, когда американцы решили сделать ее еще гибче. В итоге была выстроена Ямайская система свободной конвертации валют, а золото окончательно перестало (ну, как минимум официально и юридически) быть стандартом и главным ликвидным ресурсом, подтверждающим ценность тех или иных денег. Теперь этим стандартом стал доллар США. Хотя поначалу к резервным валютам отнесли еще и иену, фунт стерлингов, дойчмарку ФРГ и французский франк. Ну, а после появления евро эта валюта, автоматически также вошла в состав резервных. Но колоссальные темпы экономического роста Соединенных Штатов вытеснили иные денежные единицы на периферию.

Статус доллара как «резервной валюты» пошатнулся. Что от этого выиграет Россия?

Многие консервативные экономисты до сих пор усматривают в Ямайской системе очень много недостатков. Действительно, когда ценность бумажных денег стала обеспечиваться другими бумажными деньгами, просто американскими — это при всей гибкости системы — становится источником очень больших рисков. Ну, например, таких, как мировой финансовый кризис 2008–2014 годов. Когда США лопнули «пузырь» рынка недвижимости и эта, казалось бы, сугубо внутриамериканская проблема ударила по всей мировой экономике разом.

Но понятно, что Ямайскую систему никто не будет отменять. Самое главное ее достоинство — это пресловутая гибкость, универсальность и зависимость не от государства, а именно от рынка. И от надежности мировых игроков, которые не посягают на резервы других государств в своей валюте.

И вот здесь, собственно, эта история и подходит ко дню сегодняшнему. Разговоры о том, что, хорошо бы «подвинуть доллар с пьедестала», шли уже довольно давно. К примеру, в 2019 году аналитик банка JP Morgan Сhase Джим Глассман говорил, что статус доллара обеспечивается не столько доверием к США, сколько все более возрастающими «торговыми дисбалансами» в целом ряде государств.

Но, как выяснилось, в США в последние годы также наблюдается рекордный «торговый дисбаланс», когда доходы от экспорта не окупают расходы на импорт. Подробнее об этом явлении и о том, почему это сейчас очень выгодно для России, ФАН писал ранее.

Глассман же, говоря о том, что доллару скоро придется «потесниться», прогнозировал:

«В ближайшие десятилетия глобальная экономика перейдет от доминирования США и доллара к системе, в которой большей властью обладает Азия. В валютном пространстве это означает, что доллар, вероятно, подешевеет относительно корзины других валют, в том числе к золоту».

А золото, к слову, хоть официально и было вычеркнуто из списка «стандартов» ликвидности валюты, осталось таковым по факту. Ну просто потому, что это золото. Которое, к слову, Россия массово скупала все последние годы.

Статус доллара как «резервной валюты» пошатнулся. Что от этого выиграет Россия?

Однако, если уж совсем не влезать в экономические дебри, то главной причиной текущего роста недоверия к доллару становится то, что Соединенные Штаты сами сломали те правила Ямайской системы, за которые и ратовали все последние десятилетия. Снова вспоминаем, что статус резервных валют определяется рынком, а не государственным вмешательством. А также доверием в плане доступности любой станы к своим валютным резервам. И вот Вашингтон в качестве санкций устраивает непосредственное, а проще говоря, наглое вмешательство государственной системы в это царство «свободной и доверительной экономики».

Как пишет об этом Нил Кимберли:

«Весь смысл золотовалютных резервов центральных банков состоит в том, что они являются безопасным и доступным хранилищем богатства страны-владелицы и она может использовать его по мере необходимости. Страны, которые ввели эти санкции, вероятно, посчитали, что в сложившихся обстоятельствах они должны действовать, чтобы заморозить активы России, но другие государства могут счесть, что таким образом в мире создан нездоровый прецедент, который требует соответствующих ответных мер, например, ускорения темпов диверсификации резервов».

Диверсификация резервов в данном случае — это желание обменять доллары на какую-нибудь другую валюту. Желательно, на деньги такой страны, у которой есть мощная экономика и которая не будет махать «финансовой дубиной», устраивая натуральный грабеж тех, кто этому государству по каким-то причинам не нравится. И в этом смысле Китай действительно сейчас крайне выгодно отличается от коллективного Запада.

В КНР, конечно, тоже устраивают разного рода ответные санкции «западным партнерам». Но до того, чтобы замораживать чужие финансовые резервы, даже «недружественных государств», Китай не доходил никогда.

Что же касается России во всей этой истории, то, по данным агентства «Рейтер», в середине прошлого года наши валютные резервы были распределены следующим образом: 32,3% — евро, 21,7 — золото, 16,4% — доллары США, 13,1% — юани, 6,5% — фунты. Очевидно, что с тех пор доля евро и долларов, да и фунтов стерлингов несколько сократилась, а вот доля юаней и золота выросла. Это вообще была многолетняя тенденция нашего государства, которое готовилось к нынешней ситуации и рассматривало ее в качестве возможного сценария. Потому, собственно, частичная блокировка наших резервов не обвалила российскую экономику.

А вот США создали своими действиями куда более глобальный и негативный прецедент, чем просто давление на Россию, вопреки всем писаным и неписаным правилам. Они повели себя как грабитель в мировом масштабе. Что уже порождает тектонические изменения во всей мировой финансовой системе. И последствия этих изменений мы будем наблюдать не просто в ближайшее время, а в перспективе десятилетий. Но период глобальных кризисов — это еще и пространство самых невероятных возможностей. Которыми, думается, наша страна воспользуется в полной мере.