Елена Панина: Почему переговоры в Вене по ядерной сделке с Ираном встали на паузу

Политика
Елена Панина: Почему переговоры в Вене по ядерной сделке с Ираном встали на паузу

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил, что переговоры между «шестеркой» (Россия, США, Великобритания, Китай, Франция и Германия) и Ираном по ядерному соглашению (Совместному всеобъемлющему плану действий — СВПД) приостановлены из-за неназванных «внешних факторов». Причем сделано это в ситуации, когда, по признанию всех участников переговорного процесса, «окончательный текст соглашения уже готов».

Но когда официальный представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде внес уточнение, согласно которому «никакой внешний фактор не повлияет на волю Тегерана в продвижении к заключению соглашения» и «объявленный перерыв в переговорах предназначен в целях разрешения оставшихся вопросов и нюансов по окончательному соглашению», возник вопрос: что происходит?

Первоначально появилось заявление главы МИД России Сергея Лаврова о том, что Москва требует от США письменных гарантий того, что ее сотрудничество с Ираном не будет затронуто санкциями, введенными после начала спецоперации на Украине. Эксперты обозначили эту акцию в качестве главного внешнего фактора, о котором говорит Боррель.

Однако представитель России на переговорах в Вене Михаил Ульянов отверг такую версию.

«Противники СВПД как в США, так и в Иране в унисон (что очень трогательно) распространяют дезинформацию, утверждая, что Россия доминировала на переговорах в Вене. Это лестно, но нонсенс», — написал он в Twitter.

Тем не менее определенное время эта интрига все же раскучивалась, а министр иностранных дел Ирана Хоссейн Амир Абдоллахиян заявил на встрече с законодателями, что «мы не позволим никакому внешнему фактору повлиять на наши национальные интересы на переговорах в Вене».

И вдруг через какое-то время наступила развязка. Тот же Абдоллахиян в телефонном разговоре с Боррелем говорит, что «США в последнее время выдвигают новые чрезмерные требования», что «создает препятствия для переговоров». К сожалению, иранская сторона не предает гласности эти требования, хотя в тегеранских изданиях указывается, что Вашингтон отказывается удалить Корпус стражей исламской революции (КСИР) из списка террористов.

Приводится заявление Абдоллахияна:

«Некоторые вопросы, связанные с нашими национальными героями, не подлежат обсуждению».

Есть и другие требования, которые Тегеран связывает с «внутренней американской политикой», но не указывает на них. При этом Иран свои действия по ядерному соглашению с Ираном никак не связывает с украинским кризисом, который, по его мнению, должен «решаться политическим путем».

Таким образом, переговорный процесс в Вене по иранскому ядерному соглашению приобретает интригу. Хатибзаде уточняет, что Тегеран согласен с необходимостью взять паузу в переговорах, которая «может стать импульсом для решения всех оставшихся вопросов в преддверии окончательного возвращения к переговорам».

Диалог в Вене идет в режиме секретности. Поэтому на основе допускаемых сторонами «информационных утечек» сложно реконструировать ход событий. Пока в сухом остатке следующее. Переговоры остановились. Посланники надеялись, что они завершатся на этой неделе. Чей конкретно сценарий осуществляется, судить сложно, но он есть.

Россия и Иран остаются сильными политическими и экономическими союзниками, хотя в теории Тегеран и Вашингтон могут заключить сделку без Москвы, и на мировом рынке могло бы сразу появиться дополнительных 2 млн баррелей иранской нефти в сутки в попытках компенсировать возникший недостаток углеводородов. Но в широком смысле Иран не будет вести игру против России, с которой у него годами налаженное торгово-экономическое и военное сотрудничество.

В узком смысле следует помнить, что вся инфраструктура в Европе настроена на российскую нефть, а не на легкую иранскую — это технологический момент, снять который одномоментно не получится. Перестройка старых заводов под новый тип нефти требует времени и соответствующих финансовых затрат.

Поэтому у Тегерана на данном этапе нет планов замещения российской нефти своей. Тем более что переговоры в Вене остановились на фоне обострения отношений между сторонами ядерного соглашения — Россией и странами Запада. Кстати, президент России Владимир Путин отметил попытки американцев договориться с иранцами, помириться и немедленно подписать все документы.

Действительно, представитель Госдепартамента США Нед Прайс сообщил, что «мы продолжаем считать, что близки к возможному достижению соглашения по СВПД», но «времени для этого осталось мало», и попытался перевести стрелки на Москву, заявляя, что «новые санкции в отношении России никак не связаны с СВПД».

Как пишет американское издание Politico со ссылкой на неназванный высокопоставленный западный источник, знакомый с ситуацией, США пытаются все же закулисно договориться с Ираном без участия России.

Эксперты полагают, что в прессе такая информация появилась не просто так. Вашингтон сейчас нуждается в заключении ядерного соглашения и, вполне вероятно, в ближайшие дни или недели будет предлагать Ирану уступки, от которых «сложно отказаться». Теоретически такое возможно.

К тому же генеральный директор Национальной нефтяной компании Мохсен Ходжастемехр заявил о готовности Ирана поставить на рынок максимальное количество нефти. Но можно ли верить американцам, которые все годы, особенно в самые трудные для иранского общества времена бушевавшей пандемии коронавируса, душили Иран санкциями?

Как только США решат свои сиюминутные трудности, снова обернут все свои силы и союзников против иранцев. Веры Вашингтону нет, он плохой друг. А, как говорится, плохой друг подобен кузнецу: даже если ты не испачкаешься сажей, то от дыма все равно никуда не денешься. Американский дым запачкать способен кого угодно.