Если вас арестовали на Украине: правила поведения

Если вас арестовали на Украине: правила поведения

04.03.2015 21:34
990

При аресте - главное не паниковать

При аресте - главное не паниковать У всех на слуху история «пленения» на Украине и последующего обмена российского журналиста Андрея Захарчука. Федеральное агентство новостей пристально следило за этой историей, которая, к счастью, благополучно разрешилась, если не считать того, что украинскому гражданину Захарчуку, теперь, похоже, путь на родину заказан. Но Андрей не первый, и, боимся, не последний российский журналист, который попадает на Украине в, мягко говоря, непростую ситуацию. Да и не только журналисты, как мы знаем, могут оказаться в украинской тюрьме по обвинениям в тяжких преступлениях – с некоторых пор посещение россиянами Украины стало небезопасным. Корреспондент Федерального агентства новостей побеседовал с киевским адвокатом и правозащитником Валентином Рыбиным, который принимал активное участие в деле Захарчука, а до этого неоднократно защищал как украинских, так и российских граждан, подвергшихся преследованиям на Украине по политическим мотивам. Валентин Рыбин является основателем Фонда правового содействия иностранцам «Одиссей», структурой, занимающейся правовой помощью иностранным гражданам, которые подверглись преследованиям на территории Украины. Тема нашей беседы была – что делать российскому журналисту, да и не только журналисту, если его, не дай бог, задержали или арестовали на территории Украины. Разговор, на наш взгляд, получился интересным, тем более, что некоторые советы опытного адвоката, возможно, окажутся полезны даже гражданам, которые спокойно живут себе в России и вовсе не собираются лезть в пасть «киевской хунте».

Главное – поддержка

- Первое, что я хотел бы подчеркнуть: в большинстве случаев, когда человека задерживают, очень важную роль играет, насколько активно, его поддерживают, особенно в первое время, - отметил Валентин Рыбин. - Потому что, даже на недавнем примере Андрея Захарчука видно, насколько было важно, что друзья и коллеги не оставили парня в беде, и постарались как можно скорее поднять общественность, чтобы привлечь максимальное внимание к этому делу. В подобных случаях наши власти, как правило, начинают, более ли менее, быстро приходить в себя и исправлять ситуацию. Поэтому в связи с тем, что сегодня происходит на Украине (тут и отмена аккредитации для нескольких десятков российских СМИ, и просто банальные гонения на журналистов, которые хоть как-то связаны с российскими средствами массовой информации), хотелось бы дать несколько практических советов, - заявил адвокат.

Чем опасен государственный адвокат

- Если человека задерживают, то однозначно с момента задержания его интересы должен представлять квалифицированный адвокат. На Украине, так же, как, насколько я знаю, и в России, действует правило: если человек не называет имя своего адвоката, то защитника ему предоставляют государство. Так, например, произошло с вашим корреспондентом Андреем Захарчуком – он не знал, что на Украине действует Фонд правовой помощи иностранцам, и что там есть адвокаты, которые смогут ему помочь, поэтому ему был сразу назначен государственный защитник. Я не буду говорить о качестве работы коллег по цеху, но должен отметить: адвокат однозначно должен быть заинтересован в своем клиенте. Он должен защищать его или из идейных соображений, или ради материального вознаграждения. /Одно не исключает другого – примечание ФАН/. Но адвокат обязательно должен быть заинтересован, - отметил Рыбин. - На мой взгляд, адвокаты, которые предоставляются государством, ни в коем случае не заинтересованы в своих клиентах, - заметил правозащитник. - Соответственно, и защиту они проводят кое-как. И если вы смотрели видеозапись слушаний по делу Захарчука, то могли убедиться, что государственный адвокат, который находился рядом со мной, допустил целый ряд серьезных ошибок, которые могли ухудшить положение нашего подзащитного.

«Чистосердечное признание – путь в колонию»

- Знаете, у нас в России многие считают, что защитники, предоставленные государством, особенно в делах, где как-то замешана политика, как бы негласно работают на стороне следствия, а не на стороне человека, которого они защищают. Насколько такая ситуация характерна для Украины? - Однозначно скажу – у нас много похожего в этой сфере. Адвокаты, которые назначаются государством для защиты лиц, не имеющих своих защитников, конечно, заинтересованы, чтобы их привлекали к работе как можно чаще. Потому что деньги за свою работу они получают из государственного бюджета, и это деньги достаточно небольшие. И если эти адвокаты чем-то не угодят – их просто перестанут приглашать, и у них не будет работы. Поэтому да, нередко бывают случаи, когда госадвокаты помогают, скажем так, … людям с другой «стороны баррикады». - Спрошу прямо: насколько приглашенный госадвокат заинтересован в «чистосердечном признании» своего подзащитного? - Однозначно нельзя сказать, что госадвокаты всегда заинтересованы в признательных показаниях: это прямо противоречит функции защитника. Но если задержанному лицу – подзащитному такого госадвоката – будут предлагать сотрудничество со следствием, то, конечно, такой адвокат, возможно, будет активнее уговаривать клиента и даже давить на него, уговаривая соглашаться и подписывать «чистосердечное признание». Потому что, по сути, в этом случае адвокату предстоит гораздо меньше работы. Не нужно хлопотать, не нужно собирать доказательства, не нужно доказывать невиновность человека: можно просто поприсутствовать и поподписывать документы. Такие ситуации встречаются достаточно часто. Могу привести пример из своей практики. У меня был подзащитный, сейчас он находится в Донецке, он был обменян. Так вот, у него был государственный адвокат, который ему сразу же на первом свидании четко сказал: признаёшь свою вину, соглашаешься на всё, всё подписываешь – и тебя отпустят, и вообще всё будет хорошо. Слава богу, мы на это не согласились, и он не признал вину, потому что в противном случае этот человек однозначно бы сейчас уже сидел в тюрьме.

Правило Минарды

(Известная по американским фильмам формула: «Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством»). - Итак, понятно, нужно обязательно требовать не государственного, а своего адвоката, - еще раз подчеркнул Валентин Рыбин. - Это очень важно. Именно поэтому мы рассылаем обращения к руководителям журналистских коллективов от имени нашего Фонда правовой помощи: в случае задержания вы сразу можете пригласить наших адвокатов. Это нужно довести до как можно большего количества журналистов, да и не только журналистов. - И, кроме того, нужно помнить следующее, - продолжил адвокат. - Во-первых, если иностранец задержан на территории Украины, у него есть все права, зафиксированные в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. - Во-вторых: если вас задержали, вы не обязаны никому ничего говорить до прибытия адвоката. Вы не обязаны ничего подписывать, и даже хочу вас категорически предостеречь: боже упаси, что-либо подписывать до прибытия адвоката. Тем более участвовать в каких-либо допросах на видеокамеру. Напомню ситуацию с российским гражданином Сергеем Растригиным и другими моими подзащитными, которых СБУ заставляло делать признательные показания на камеру, а потом эти признания оказывались в Интернете. По сути, таким образом, создавалось общественное мнение о якобы причастности этих лиц к каким-либо правонарушениям. Поэтому повторяю еще раз: ничего не подписывать и ничего никому не сообщать, а только требовать своего адвоката. Хорошо, если на момент, не дай бог, задержания на Украине журналиста знает, что тут есть Фонд по оказанию правовой помощи иностранцам, и что в этом фонде работают адвокаты, которые могут сразу предоставить юридическую помощь. Ну и, естественно, желательно, чтобы журналист знал координаты этого Фонда, чтобы в случае задержания он мог сообщить их следствию. Тогда следователь сможет по адресу вычислить этого адвоката и пригласить его на проведение всех следственных мероприятий.

Связной

- Как только адвокат появился, задержанный должен помнить, что этот адвокат, по сути, является связным между ним и его остающимися на свободе друзьями, соратниками, родственниками, - отметил Рыбин. - Соответственно, если такой адвокат есть, и между ним и задержанным установлена доверительная связь, то этому адвокату можно сообщать обстоятельства своего задержания, рассказывать, что именно инкриминируют следственные органы и другие обстоятельства дела. Через адвоката можно будет передавать на волю и обратно различную информацию, а также документы. В том числе и заявления родственников, и письма задержанного родным, что, например, всё нормально, или наоборот – всё совершенно ненормально. То есть у задержанного появится возможность работать со своим адвокатом для связи с общественностью. Ну и конечно, адвокат поможет подключить общественное мнение. Это особенно важно, когда речь идет о журналистах. Мое глубокое убеждение: журналистам могут помочь только сами журналисты, поднимая общественное мнение, распространяя информацию о незаконности задержания, вздорности предъявленных обвинений, тяжелых условиях содержания, и т.д.

Портим протокол

- Вернемся немного назад: а как всё-таки себя вести до прибытия адвоката, особенно в случае психологического давления или угрозы физического насилия? - Человек на самом деле существо живое и даже на уровне инстинктов остерегается физической боли. С этим мы ничего не можем сделать, - признал Рыбин. - Но я хочу сказать совершенно однозначно: задержание без адвоката является незаконным. Соответственно, если следственные органы не предоставят задержанному адвоката, то они не смогут с этим человеком дальше работать. Если человеку не предоставляют адвоката с момента задержания, то он может записать это прямо на тех документах, которые ему дает на подпись следователь. Допустим, оформляют протокол задержания, а адвоката нету. В этом случает задержанный имеет право написать прямо на протоколе: мне не предоставили адвоката. После этого все следственные действие потом будут признаны незаконными, с соответствующими последствиями для того, кто эти действия производил.

Страх боли

- Что касается боязни того, что может произойти с человеком за решеткой, - продолжил адвокат, - то тут хотелось бы отметить, что на моей практике к журналистам, а также к людям, задержанным за какие-либо действия в Донецкой и Луганской областях, в СИЗО, как правило, относились более ли менее лояльно. Потому что там знают, что в подобной ситуации может оказаться любой человек. И люди, которые работают в следственных изоляторах, тоже это понимают. Поэтому, пока нет приговора, к подследственным относятся, более ли менее, нормально. Гораздо тяжелее конечно в лагере, если дело всё-таки доходит до приговора к реальному сроку заключения. Но в моей практике по политическим делам, слава богу, до такого не доходило, людей тем или иным способом удавалось освободить. Так что тем, кто попался, следует запастись терпением и ждать, что ситуация достаточно скоро разрулится.

Общак

- Что особенно важно – при помощи адвоката следует как можно скорее наладить контакт арестованного с родственниками, потому что этого человека нужно будет обеспечивать в бытовом плане, - отметил Валентин Рыбин. - Арестанту будет нужна одежда, ему будет нужна еда, причем еда в достаточно большом количестве. Потому что в тюрьме есть такое понятие, как общак – туда собирается и еда, и одежда, и сигареты, и различные хозяйственные принадлежности для того, чтобы обеспечить содержание не только самого задержанного, но и его сокамерников, и других людей, которые нуждаются в поддержке. - Можно ли передать арестованному деньги? - Наличные деньги в такого рода учреждениях запрещены. Они там конечно оборачиваются, но оборачиваются, скажем так, вне правового поля. Поэтому всё, что касается наличных денег, сотовых телефонов, сим-карт и т.д. - все эти нюансы следует обсудить с защитником, и он вам подскажет, как лучше поступить в каждом конкретном случае.

Не паниковать и не очковать

- Я правильно поняла, что, если попался – самое главное не паниковать и, как говорится, не очковать? - Вы совершенно правы. Паниковать, однозначно, не нужно. И бояться, что прямо в кабинете следователя выпьют кровь, тоже не стоит. Все люди, все делают свою работу, и все прекрасно понимают, что если человек попался, значит, скоро придет адвокат, потом придут родственники, они будут спрашивать, чего-то требовать, и если что-то будет не так, в итоге это может обернуться большим скандалом. - Если человек в момент задержания с кем-то связывается, например, со своей редакцией или с родственниками, и пытается их проинформировать, что находится в опасности, может ли это впоследствии утяжелить его ситуацию? - Всё это не принципиально. Вы же понимаете, что любой разговор, любую переписку можно интерпретировать по-разному. Поэтому, когда я защищал Захарчука, я в суде так однозначно и заявил – он в момент задержания звонил в редакцию, потому что пытался защититься. А к кому ему еще обращаться, если он выполняет свою работу на территории другого государства? Однозначно, в такой ситуации журналисты будут обращаться к своим редакторам, к коллегам, и т.д. И в этом нет ничего страшного. Я считаю, если человек выполняет свои профессиональные обязанности, то неважно, кому он звонит, что и кому пишет. Как говорится, дуть на воду смысла нет: если захотят «пришить» какое-нибудь дело – то пришьют. - То есть, важно как можно скорее проинформировать о своем аресте как можно большее количество людей? - Абсолютно правильно. Например, Андрей Захарчук, насколько я знаю, звонил не только своему реактору, но также друзьям, коллегам-журналистам, он и своему отцу забросил sms-ку. И это правильные действия: оповещенные люди сразу поняли, что Андрей попал в сложную ситуацию. Суд, в конце концов, признал, что это был его способ защиты, а не способ передачи «шпионской» информации.

Фонд помощи иностранцам

- Хочу отметить вот что. Я бы не хотел, чтобы мои советы и рассказ о Фонде помощи иностранцам воспринимался, как реклама. Я адвокат, это моя работа, и я могу ее делать качественно. И, к сожалению, я часто вижу, что очень многие люди, попадая в сложные ситуации, не знают, что есть организация, в которой есть люди, готовые им помочь. Самое главное, чтобы люди, которые едут на Украину работать или по каким-то другим делам знали: если они попадут в тяжелую ситуацию, пусть не думают, что они брошены на произвол судьбы. На самом деле мы делаем всё, чтобы такие люди не чувствовали себя брошенными, мы всегда готовы им помочь. Именно поэтому я прошу распространить эту информацию как можно шире. Особенно это относится к журналистам и руководителям различных СМИ. Приводим обращение главы Фонда к руководителям журналистских коллективов России. «Преследование российских журналистов на Украине становится системным явлением. Журналисты работают на Украине с риском для жизни. В 2014 году на территории Украины трагически погибли сотрудники ВГТРК Игорь Корнелюк и Антон Волошин, оператор Первого канала Анатолий Клян, итальянский журналист Энди Роккелли и его переводчик Андрей Миронов. Неоднократно совершались нападения на журналистов телеканала Life Задерживались украинскими властями представители LifeNews Олег Сидякина и Марат Сайченко, телерадиокомпании «Звезда» – Евгений Давыдов и Никита Конашенков. Арестованного на Украине 10.02.2015 российского журналиста Андрея Захарчука, работающего в ИА «Невские новости», украинские власти обвинили в государственной измене. 24 февраля пришло сообщение о задержании в Киеве сотрудниками Службы безопасности Украины журналистов «Первого канала» Елены Макаровой, Сергея Коренева и телекомпании НТВ Андрея Григорьева. Очевидно, что эти задержания идут в русле последних решений официального Киева о лишении аккредитации российских СМИ при органах государственной власти Украины и не будут последними. Территория Украины становится все более опасным местом для работы и жизни журналистов. В связи с вышеизложенным, Фонд правового содействия иностранцам «ОДИССЕЙ» заявляет о готовности представлять интересы и защищать журналистов российских СМИ на Украине. С уважением, адвокат, председатель правления Фонда Валентин Рыбин». Вот координаты Фонда «Одиссей»: Громадьска органiзацiя Фонд правового сприяния  iноземцям «ОДIСЕЙ» (Общественная организация «Фонд правового содействия иностранцам «ОДИССЕЙ»). Адрес: Украина, г. Киев, 02222, а/я 12, тел.: +38(044)545-32-91, +38(096)504-13-09. e-mail: box@odyssey.fund  

Ирина Петренко
«Усталый и подавленный»: политолог Жаров о последнем выступлении Обамы
Закрыть