Поиск
Лента новостей
Закрыть
Политика
Путин назвал важнейшие задачи для Ставрополя
Общество
Дело банкира Гительсона: сага о герое с вымогательством
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Дело банкира Гительсона: сага о герое с вымогательством

    10:05  27 Февраля 2015  /обновлено: 13:55  27 Октября 2015
    236

    Александр Гительсон в суде

    Александр Гительсон в суде Основатель «Восточно-Европейской финансовой корпорации» («ВЕФК»), скандально известный предприниматель Александр Гительсон дал показания в суде по делу о хищении двух миллиардов рублей из подконтрольных «ВЕФКу» банков. Подсудимый рассказал увлекательную историю о том, как его якобы шантажировал депутат Госдумы Аднан Музыкаев, вымогая деньги и запугивая семью банкира, а также о том, как «подсуетилось» Агентство по страхованию вкладов, чтобы лишить Гительсона его корпорации. Александр Гительсон обвиняется в мошенничестве в особо крупном размере. По версии следствия, он похитил из подконтрольного ему банка 2 млрд рублей. Фигурант на возмездной основе вовлек в криминальную схему председателя правления «Инкасбанка» Татьяну Лебедеву, которая для привлечения денежных средств с июля по сентябрь 2008 года заключила с комитетом финансов Ленинградской области договоры о депозитных вкладах, а затем перевела полученные бюджетные средства под видом банковского кредита в «Банк ВЕФК». Как подсчитали правоохранители, своими действиями Гительсон и Лебедева причинили правительству Ленинградской области ущерб в сумме более 1 млрд 892 млн рублей.

    Корпорация не областного масштаба

    Свои показания в Василеостровском районном суде Петербурга предприниматель начал с того, что рассказал о процессе объединения девяти банков в корпорацию «ВЕФК». Данный процесс подразумевал переведение всех активов и пассивов, офисов, материальных средств, сотрудников в «Банк ВЕФК», поскольку это был самый мощный финансовый институт, и объединяться решили именно на его основе. Отметим, в корпорацию, помимо вышеуказанного банка, входили «Инкасбанк», «Петро-Аэро-Банк», «Рускобанк», «Выборг-банк», «Уральский трастовый банк», «Банк ВЕФК-Урал», «Новосибирсквнешторбанк», «Банк ВЕФК Баня Лука». На момент объединения количество клиентов банков превышало 300 тысяч, а количество работающих офисов – более 250, численность сотрудников – более трех тысяч человек. Задача, подчеркивает Гительсон, не могла быть решена единовременно, потому «слона» решили «есть» по частям в течение двух лет. Во второй половине 2008 года поставленная задача была решена на 80%. «У меня и корпорации сложились длительные отношения с Ленинградской областью. В 2005 году было решено расширяться. Годом позднее мы подписали соглашение о сотрудничестве с правительством Ленобласти. Это сотрудничество, в том числе, предполагало создание на территории 47-го региона банков, которые были зарегистрированы в области. Все это делалось для то, что снять нагрузку с банковским обслуживанием, поскольку на тот момент даже Себербанк начал закрывать свои офисы в Ленобласти, а другие банки совсем уходили оттуда», – вспоминает подсудимый. Следуя соглашению, правительство Ленобласти должно было получить не менее 25% акций «Рускобанка», что и произошло. Одним из видов сотрудничества с Ленинградской областью было привлечение депозитов, размещенных областным правительством на конкурсных условиях по государственным контрактам, в один из банков корпорации «ВЕФК», а именно в «Инкасбанк». С 2007 по 2008 год, подчеркивает Александр Гительсон, правительство региона разместило там депозит общей суммой в 11 млрд рублей. К слову, на тот момент подобная практика активно развивалась, а банки охотно на это соглашались. По словам специалистов, как правило, на депозиты отправлялись неосвоенные бюджетом средства. Правда, подчеркивают некоторые эксперты, сегодня подобная схема уже не практикуется. В свою очередь, Гительсон, демонстрируя свою осведомленность, заявил участникам процесса о том, что, к его сожалению, «Инкасбанк» не погасил задолженность по депозитам Ленобласти на сумму 570 млн рублей. А дальше в рассказе банкира грянул 2008 год и международный финансовый кризис со всеми вытекающими из него последствиями. Гительсон попросил помощи у Центробанка. В помощь предпринимателю были высланы представители государственного Агентства по страхованию вкладов, которые дали «Банку ВЕФК» кредит в размере 30 млрд рублей. Условием предоставления таких денег банку, кроме введения внешнего управляющего от АСВ, была обязанность акционеров в течение шести месяцев найти средства, обеспечивающие погашение или по крайней мере адекватные залоги на выданные 30 млрд рублей. «К сожалению, политика, проводимая внешним управляющим «Банка ВЕФК», а именно господином Рощиным, во многом вредила реализации деятельности корпорации. Он привлекал излишние средства, которые потом принесли многомиллионный ущерб. До самого моего ареста я думал, что смогу погасить выданный кредит и вернуть акционерам управление «Банком ВЕФК», - заявляет сейчас Гительсон.

    Технические долги и живые деньги

    К тому же, пояснил банкир, в марте 2008 года на финишную прямую вышла сделка по приобретению компанией «Газпром-нефть» активов по бурению и геологической разведке, принадлежавших акционерам корпорации «ВЕФК». Сумма сделки составляла примерно 35 млрд рублей. Из слов подсудимого понятно, что этих денег с лихвой хватило бы для того, чтобы погасить полученные от АСВ средства. Однако сделке не суждено было случиться, так как Гительсон был арестован, а восстановление управления «Банком ВЕФК» со стороны акционеров так и не последовало, как, собственно, не последовало и погашение задолженности «Инкасбанка» перед Ленобластью. Хотя, уверяет предприниматель, все это могло бы случиться, если бы не Агентство по страхованию вкладов. Дело в том, что внешний управляющий нашел задолженность «Инкасбанка» перед «Банком ВЕФК» и принудил ее погасить. В свою очередь, Александр Гительсон утверждает, что данная задолженность была чисто технической, фиктивной. «Технические счета формировались в «Банке ВЕФК». Это делалось для выполнения нормативов Центробанка, а также для формирования собственных средств банка. Реализовывались эти счета посредством поддельных SWIFT-сообщений, о которых я прекрасно знал», – отмечает подсудимый. Как пояснил корреспонденту Федерального агентства новостей компетентный источник, данная практика нарушает нормы, установленные ЦБ, однако катастрофой не является. «ВЕФКу» подобные технические счета были действительно необходимы, поскольку корпорация выходила на международный уровень, что влекло за собой возможность освоения крупных операций и программ. Правда, для всего этого у «Банка ВЕФК», на основе которого строилась вся корпорация, необходимо было иметь соответствующий баланс. Его на момент начала мирового финансового кризиса у «ВЕФКа» не было. Чтобы скрыть данный факт, руководство корпорации приняло решение готовить отчеты о несуществующих займах. Так у «Инкасбанка» появилась техническая задолженность перед «Банком ВЕФК», за которую, по приходу АСВ, первому банку пришлось расплачиваться вполне реальными деньгами.

    Опасная «дружба»

    Наконец, судебное повествование Александра Гительсона достигло кульминации. Банкир поведал о своей «дружбе» с депутатом Госдумы от «Справедливой России» Аднаном Музыкаевым, который, как уверяет подсудимый, с 1998 года начал вымогать у него деньги. «Обычно это происходило так: приходит Музыкаев ко мне и говорит, мол, на корпорацию готовят нападения такие-то люди, и обычно называл силовые структуры, ФСБ и другие. Я, говорит, готов это предотвратить, но за деньги. Если денег ему было мало, то он начинал угрожать моей безопасности и безопасности моей семьи. При этом Музыкаев всегда демонстрировал свои связи и возможности. Даже здесь, в суде, он говорил, что активно сотрудничает с ФСБ и Следственным комитетом, а те охотно предоставляют ему информацию», – рассказал Гительсон. Вымогательства Музыкаева, по словам предпринимателя, продолжались до 2009 года, то есть, до самого ареста банкира. Однако за пару лет до этого Музыкаев якобы потребовал от Гительсона более 2 млрд рублей, которыми подсудимый не располагал. «Поэтому я ему отказал. Тогда он сказал, что деньги необходимы для партии «Справедливая Россия», для выборов, и эта сумма после окончания кампании будет возвращена. Я ему поверил и взял деньги из кассы «Банка ВЕФК», пообещав, что сумма будет возвращена. Однако после выборов Музыкаев отдавать деньги отказался. Вымогательство для него стало настолько обычным делом, что его не смущает то, что я теперь нахожусь в СИЗО. Он посещал меня, и его не испугало присутствие моего адвоката. Музыкаев требовал от меня один миллиард рублей, при этом прямо угрожая мне и моей семье. Кстати, что касается угроз, то у моих адвокатов имеется запись телефонного звонка Музыкаева моей дочери с угрозами ее жизни и требованием денег», – уверенно говорит Гительсон.

    «Вы обречены»

    Позднее, к удивлению присутствующих на суде, банкир заявил, что данная увлекательная история по сути не имеет никакого отношения к предъявленному ему обвинению. Дело в том, что сценарий с депутатом Госдумы разыгрывался на год раньше, чем были размещены депозиты Ленинградской области, которые к «похищенным» двум миллиардам рублей, фигурирующим в обвинительном заключении, по словам подсудимого, не имеют никакого отношения. «Я не клептоман, и забирать деньги правительства мне было абсолютно не выгодно», – улыбается банкир. Тогда судья Ковин поинтересовался у Гительсона, почему за столь длительный срок предприниматель так и не смог расплатиться с Ленобластью и избежать уголовного дела. На это подсудимый грустно ответил, что искренне пытался сделать это, но ему препятствовали правоохранители. «Я просил своих людей помочь мне погасить долги перед областным правительством. Мне обещали, однако, когда дело доходило до реальных действий, появлялись следователи и замораживали финансы моих помощников, ссылаясь на то, что это якобы принадлежит мне и подлежит аресту. Знаете, у меня складывается впечатление, что следствие уверено, будто мое – всё то, куда я посмотрю», – объяснил Гительсон. «Тогда вы обречены», – шутливо резюмировал судья Ковин.

    Герой печальной саги

    …Бывшие коллеги и помощники Гительсона откровенно называют его то смелым Сталкером, то героем саги о Форсайтах, причем плохой саги, написанной людьми в погонах. «Самая опасная профессия – это предприниматель. Она уже заведомо считается уголовной. Гительсон не белый и пушистый, он штучный. Я верю, что у него будет своя сага, которую он напишет, не признавая все эти обвинения», – заявляет член совета директоров «Уральского трастового банка» и «Рускобанка» Игорь Соболевский, долгое время работавший вместе с подсудимым. Если верить показаниям Александра Гительсона, Джон Голсуорси действительно мог бы только позавидовать подобному остросюжетному сценарию. А пока Федеральное агентство новостей будет ждать ответного комментария со стороны депутата Госдумы Аднана Музыкаева. Следующее заседание в Василеостровском районном суде по делу «ВЕФКа» состоится 4 марта.

    Triangle Created with Sketch.
    Автор: Александра Будер
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях