Как западная пресса и правозащитники защищали журналиста Захарчука

Как западная пресса и правозащитники защищали журналиста Захарчука

25.02.2015 11:52
394

Андрею Захарчуку необычайно повезло: если бы не обмен, он бы сидел 15 лет. Обстоятельства ареста и освобождения журналиста «Невских новостей» свидетельствуют, что политических заключенных на Украине защищать на Западе некому. Андрей Захарчук, журналист «Невских новостей», сотрудничавший также и с Федеральным агентством новостей, был задержан 10 февраля в городе Николаеве сотрудниками СБУ. В Николаеве Захарчук находился в командировке – в редакции ему поручили сделать несколько репортажей с улиц украинских городов, рассказать нашим читателям о том, как живут простые украинцы. Собственно, именно этим Андрей занимался и в Петербурге – его публикации всегда были далеки от политики и являются честными иллюстрированными рассказами о событиях. Однако, в суде города Николаева Андрею Захарчуку местной прокуратурой было предъявлено поразительное в своей абсурдности обвинение: государственная измена, выразившаяся в сотрудничестве с российским СМИ. Это не шутка – вот цитата из обвинительного заключения, подписанного следственным судьей Центрального районного суда Николаева Тишко Д. А. при секретаре Шугай Г. В. с участием прокурора Козырева И.В.: «Захарчук А.В. подозревается в том, что он, работая журналистом информационных агентств российское информационное агентство «Федеральное агентство новостей» и «Невские новости», которые являются пророссийско-пропагандистскими и такими, которые освещают события, которые происходят на территории Украины с искажением фактов (предоставлением ложных сведений), тем самым производят ложное впечатление на граждан Украины и иностранцев относительно фактических событий, которые происходят в Украине, нарушают требования ст. 65 Конституции Украины и осознавая, что он устанавливает преступную связь с государством-агрессором Украины (Российской Федерацией), с целью оказания ей помощи в проведении подрывной деятельности против Украины путем передачи фотоматериалов, по ошибочному освещению событий в Украине для разжигания сепаратистских настроений, приехал из Российской Федерации в Украину». Бредовое по своей сути и содержанию обвинение стало основанием для ареста Захарчука на два месяца с очевидной перспективой последующего лишения свободы на срок от 12 до 15 лет. В разговоре с нами на незаконность преследования нашего журналиста указал известный правозащитник Михаил Иоффе, директор НПУ «Центр по оказанию правовой помощи соотечественникам», почетный профессор Оксфордского университета: «Есть два существенных момента, которые указывают на незаконность и политизированность привлечения Андрея Захарчука к уголовной ответственности. Первое юридически значимое обстоятельство - то, что он обвиняется по ч.1 статьи 111 уголовного кодекса Украины. Как следует из текста судебного постановления, Захарчука обвинят в государственной измене, т.к. он работает в российских информационных агентствах «Федеральном агентстве новостей» и «Невские новости», при этом судья указывает, что эти информационные агентства являются представителями государства-агрессора. В данной ситуации непонятно, какой международный компетентный суд признал Россию государством-агрессором? Я не имею ввиду политические декларации ЕС, США и других стран, т.к. эти заявления не являются судебными актами. Это самый главный юридический момент в обвинении Захарчука. Если бы не было «России-государства агрессора», то судить Захарчука не за что». Второе обстоятельство, опровергающее позицию суда, Михаил Иоффе нашел в международных обязательствах, подписанных всеми странами Европы. «Суд грубо нарушил презумпцию невиновности. В статье шестой Европейской конвенции по правам человека сказано, что «каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком». В данной ситуации получается, что вина Захарчука устанавливается с учетом политических заявлений об агрессии России. Это незаконный порядок! При таком раскладе он, конечно, будет всегда виноват. Но Захарчук никого отношения к конфликту на Юго-Востоке Украины отношения не имеет, решения о применении вооруженных сил не принимал, поэтому не может отвечать за действия любого государства. Больше того, территория Николаева не входит в зону АТО и законы чрезвычайной ситуации там не действуют». Наконец, третье важное обстоятельство, которое не учел украинский суд – профессиональная деятельность Захарчука. «Европейская конвенция защищает свободу выражения мнений, свободу мыслей, свободу убеждений. Права и обязанности журналистов, корреспондентов неразрывно связаны с освещением событий без искажений. Фотография является самым объективным способом фиксации правды. Вот и получается, что за фиксацию правды арестовали Андрея Захарчука», - указал правозащитник. Разумеется, редакция стала бороться за Андрея. Мы обратились за помощью к коллегам и свыше тысячи российских СМИ деятельно поддержали нас, сообщив о задержании нашего журналиста на Украине. Затем, проверив нашу информацию из независимых источников, эти СМИ указали на абсурдность предъявленных Захарчуку обвинений и потребовали его освобождения. Иначе отреагировали лишь несколько российских изданий - концерна Bonnier Business Press и ИГ «Кросс-медиа». Они сообщили об аресте Андрея Захарчука в тональности обвинительного заключения Николаевского суда, тиражируя нелепые обвинения в «ошибочном освещении событий на Украине». Попробовали добить нашего коллегу, находящегося на тот момент в тюрьме, и журналисты финского государственного телевидения Yle, заявив, что в Федеральном агентстве новостей якобы работают «пропагандисты на зарплате». Впрочем, намного важнее ответ на вопрос, как реагировали на арест журналиста те структуры, которые обязаны были вмешаться в ситуацию на самом раннем развитии конфликта. Сразу после информации об аресте Андрея мы составили список правозащитных организаций и международных журналистских объединений, после чего принялись методично обзванивать их и рассылать шокирующую информацию о мотивах ареста нашего журналиста. Мы пересылали сразу весь пакет документов, включая обвинительное заключение и комментарии юристов, помогая западным коллегам адекватно оценивать ситуацию. Мы также перевели все эти документы на иностранные языки, чтобы коллеги смогли получать информацию в удобном для них виде. К сожалению, даже спустя 10 дней после ареста Андрея редакция не получила никаких обнадеживающих ответов. Больше того, от многих организаций мы не получили подтверждений даже в том, что там прочитали наши материалы. Лишь в Московской Хельсинкской группе нам ответили, что передали запрос в Украинский Хельсинкский союз и Международную Хельсинкскую организацию и заверили, что «делают все возможное для скорейшего освобождения Захарчука». Промолчали в Human Rights Watch Paris, Committee to Protect Journalists, Международной ассоциации по защите свободы слова (IFEX), International Federation of Journalists, International Press Institute, Reporters sans frontières (RSF), Fédération internationale des ligues des Droits de l’Homme. Не ответили на наш запрос в Международном обществе прав человека (Украинская секция), ни в Amnesty International, ни в Харьковской правозащитной группе. Молчала, как рыба в пироге, и Уполномоченный по правам человека на Украине Валерия Лутковская и десятки других правозащитников, известных по своим ярким выступлениям в защиту других журналистов. Как становится известно сейчас, после освобождения Андрея, политический характер обвинения, его абсурдность и незаконность спустя неделю после задержания стали очевидны даже СБУ и там предпринимались попытки отыграть ситуацию назад. Но это оказалось невозможным, поскольку Николаевский суд к тому времени дважды вынес решение о законности и обоснованности действий силовиков. Понимая, что дело Захарчука компрометирует Украину, Киев пошел на обмен мирного журналиста на военнопленных, чтобы закрыть и забыть эту позорную страницу с его осуждением. Но мы ничего не забудем. И главный вывод, который можно сделать из поучительной истории с арестом и освобождением Андрея Захарчука заключается в том, что на Украине сегодня не действуют никакие законы – ни уголовного права, ни международной солидарности. Это означает, что у киевского режима сегодня абсолютно развязаны руки – украинские политики могут уничтожать своих политических противников в атмосфере полной поддержки внутри страны и полного безмолвия со стороны Запада. Вопрос, хватит ли пленных украинских солдат, чтобы освободить всех политических заключенных Украины, можно считать риторическим.

Редакция Федерального агентства новостей
Названы мировые лидеры продаж компании Volvo
Закрыть