Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Очевидцы сняли на видео массовую драку со стрельбой в Новосибирске
Россия
Раненые защитники Донбасса мечтают о мире
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Раненые защитники Донбасса мечтают о мире

    11:07  23 Февраля 2015  /обновлено: 14:09  27 Октября 2015
    683

    Ополченцы знают, на что идут

    Ополченцы знают, на что идут В День защитника Отечества Федеральное агентство новостей публикует специальный репортаж от своего корреспондента в Ростове-на-Дону, где в загородных домах ростовчан, в детских оздоровительных лагерях и даже в частных квартирах восстанавливаются после тяжелейших ранений люди, которые очень хорошо знают, как и какой ценой приходится защищать свое Отечество.

    В гости к раненым

    С начала военных действий в Донбассе в Ростовской области у местных появились новые особые ориентиры. «Ну, это после поворота, где беженцы живут», - например. С появлением первых переселенцев многие ростовчане предложили свои квартиры, частные дома и дачи людям, ищущим прибежище на территории России. Также многие дома стали временным пристанищем для бойцов Донбасса, которым необходимо восстановиться после пребывания в военных госпиталях, в основном после перенесенных тяжелых операций. Волонтеры по работе с беженцами в Ростове-на-Дону хоть и относятся к разным организациям, но плотно сотрудничают между собой. Так, представители «Русской общины» сообщили о раненых ополченцах, которых они курируют в селе Пешково. Отец Евгений Осяк, иерей епархии Ростова-на-Дону, в которой есть отдел церковной благотворительности и социального служения, вместе со своими сотрудниками отправился к бойцам, чтобы узнать, в чем они нуждаются и о чем просят. Отец Евгений также повез раненым икону Казанской Божьей матери – поддержать их веру и внести немного света в военный быт.

    Руки и ноги

    Мы ожидали увидеть большое помещение, вроде бывшего спортзала или детского оздоровительного лагеря, но никак не небольшой частный дом, где в предбаннике висит густой табачный дым, а в небольшом закутке крепко шутят и смеются одновременно 10-12 человек. Всего здесь 23 бойца с Донбасса – от 18-летних парней до седовласых пожилых ополченцев. С ними еще один – он за старшего, и у него единственного есть обе руки и обе ноги. Воевали в разных взводах, но все в Донецкой области – из одного огня их вынесли, и каждый прекрасно понимает, почему у кого-то нет ноги, у кого-то - руки, у кого-то и того и другого. Ополченцы говорят, недавно к ним «пробрался журналист из пятой колонны», поэтому узнав, кто я, они сначала неохотно разговаривают и внимательно следят, не включена ли камера, не работает ли диктофон, не снимает ли из-под стола фотоаппарат. Привлеченные неожиданными гостями, все 23 бойца собираются на кухоньке посмотреть и пообщаться.

    Обнять и накормить

    Меньше всего хочется задавать им вопросы. Больше всего хочется обнять каждого и приготовить обед на всю дружную компанию. Каждый из них – чей-то муж, чей-то отец, брат, сын, возлюбленный. У каждого за спиной остались любимые женщины – и потому даже нет вопроса, за что они сражались все эти месяцы под непрерывным огнем на Донбассе. Трудно поверить, что эти люди еще чего-то боятся. Но они признаются, что им страшно – понятное дело, не за себя: «мы сами такую судьбу выбрали, знали, на что шли. Парни боятся за родных, оставшихся на Донбассе. Поэтому они первым делом просят провести им интернет, чтобы можно было дозваниваться до своих семей.

    Знали, на что шли

    «Мы знали, на что шли», - это спокойные зрелые слова истинных воинов. В древней Индии их бы причислили к касте кшатриев – людей, чья прирожденная обязанность – защищать слабых от боли, водворять закон в мире. Кшатрии единственные имели право применять насилие и наказывать убийством тех, кто нарушал порядок в обществе. Героями войны они себя не называют и не считают. «Мы просто не могли допустить, чтобы эти фашисты оставались на нашей земле. Мы их не звали, зачем они пришли? Не успокоимся теперь, пока не вытурим их оттуда», - говорят они. На оторванные руки и ноги не жалуются. Единственное, чего хотят страстно – поскорее получить протезы и вернуться домой. «Можем в штабе работать, учить молодых, чтобы с ними такого не вышло, как с нами», - говорит парень, которому 19 на подходе, и которому остальные весело стараются найти жену. В Ростовской области они оказались не по своей воле и не в поисках «лучшей доли». Свое место на земле они выбрали и готовы стоять за него крепко, хоть на своих ногах, хоть на искусственных.

    Ни слова о войне

    О самой войне стараемся с ними не говорить: видим, как быстро начинают задыхаться и нервничать контуженые, как сквозь миролюбивый до сих пор тон пробивается злость и ненависть. Спрашиваем, может гитару вам, чтобы вечера коротать с музыкой? Нет, гитару не хотят – музыкантов, видимо, среди них не оказалось. «А вот чего не хватает, так это игр каких-нибудь – шахмат, шашек, чтоб как-то себя занять», - говорят бойцы. Зато у них есть свой шеф-повар – не потому, что назначен главным, а потому, что именно его еда бойцам больше всего нравится. «Мы тут захотели супа – собрались, сделали. Кто утром первый проснулся, тот на всех и приготовил поесть», - рассказывают о своем нехитром быте раненые. Отец Евгений предлагает прислать сестер милосердия – всё-таки еда, приготовленная женщиной, для воина вкуснее – и дарит бойцам икону – с ней молиться будет легче. «Спасибо, мы тут кто какой веры придерживаемся, но верим, - вежливо благодарят воины. - Многие утром и вечером молитвы читают, кто вслух, кто про себя».

    Острые вопросы

    Почти любой необдуманно заданный вопрос здесь рискует стать острым. Волонтеры из епархии, приехавшие вместе с иереем Евгением Осяком, спрашивают, осуждают ли ополченцы мужчин-беженцев, которых сейчас так много в Ростове-на-Дону. С точки зрения работников социальной службы, которые, начиная с июня 2014 года, посвящают переселенцам дни и ночи, вопрос далеко не праздный. Дело в том, что запасы гуманитарной помощи на складах Ростова-на-Дону пока не пополняются, а только с каждым днем тают. И отношение к здоровым сильным мужчинами с Украины, которые наравне с женщинами и стариками приходят за вещами и продуктами, меняется с каждым днем и не в лучшую сторону. «Может, мужчинам-переселенцам имеет смысл помогать только первый месяц, пока не освоятся, а потом пусть ищут работу и сами зарабатывают для своих семей?» - советуются ростовчане с донбассцами. Через минуту в комнате уже не разобрать отдельные фразы в слившихся голосах спорящих. «Конечно, не давать им ничего, пусть работают!», «Да что они за женские юбки уцепились, пусть возвращаются и воюют!», «Нет, ну не все же могут и должны воевать, ребята, сами же знаете!». Через какое-то время ополченцы сами себя успокаивают – для этого им старший не нужен, сами понимают, когда слишком заводятся и пора остановиться, достаточно окрика одного из них. Мы их даже не пытаемся прервать. Разве не понять этих мужчин? Каждый из них чуть жизнь не потерял за свою землю, стал калекой, теперь места себе не находит, думая об оставшейся в Донбассе семье, а тут же рядом целые и невредимые здоровые мужчины с родными и близкими под боком – не то что за страну не воюют, а еще помощи просят и частенько ею злоупотребляют.

    Мурчащий кот на коленях

    Источник мира здесь, в их временном доме – пушистый кот. Сам приходит и забирается на руки к одному из бойцов. Напоминает о том, как должен выглядеть мир – уютный дом, друзья на большой кухне, шутки и разговоры, дымящийся в чашках чай и мурчащий на коленях кот. Пусть они снова обретут это счастье как можно скорее.    

    Triangle Created with Sketch.
    Автор: Евгения Авраменко
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях