Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Для России дружба дороже нефти

Для России дружба дороже нефти

18:16  10 Февраля 2015  /обновлено: 14:52  27 Октября 2015
350

Цены на нефть важны для России

Цены на нефть важны для России Россия не может влиять на нефтяные цены, особенно ценой уступок Западу.

То понос, то золотуха

С недавних пор многим россиянам приходится пристально следить за ценами на нефть. Кто-то с ироничной усмешкой, но большинство с нарастающим напряжением читают каждую новость то о новом падении стоимости нефти марки Brent, то, напротив, о её чудесном сиюминутном росте. Практически все сообщения о колебании нефтяных котировок сопровождаются весьма конкретной информацией о том, что же именно повлияло на стоимость "чёрного золота" на этот раз. За последние месяцы таких причин набралось великое множество. То во всём виновато наступление боевиков ИГИЛ* на нефтеносные районы Ирака (цена растёт). То в Соединённых Штатах обнаружились повышенные запасы топлива на год (цена падает). То выступит с сенсационным прогнозом какая-нибудь шишка из ОПЕК. То выйдет вдруг статистика по спаду промышленного производства в Китае. И так далее. За обилием факторов, влияющих на нефтяное ценообразование, наблюдать подчас интереснее, чем за светской жизнью "звёзд". Иногда доходит до того, что одна и та же причина в устах различных аналитиков влияет на цену барреля противоположным образом. Скажем, недавнюю забастовку работников американских НПЗ одни эксперты трактовали как повод для повышения цен на нефть (производство-то стоит!), а другие — как явный признак их скорого снижения (вместо нефтепереработки рынок затоваривается сырой нефтью). И всё же самое удивительное в этой свистопляске, что за все последние месяцы мы ни разу, кажется, не видели, чтобы на нефтяные котировки повлияла… Россия. Один только раз, в ноябре прошлого года, было заявлено, что "Роснефть" сократила добычу на 25 тыс. баррелей в сутки (при общей ежедневной добыче госкомпании в пять с лишним миллионов баррелей – это капля в нефтяном море) — и всё.

Сидеть у реки и ждать

Между тем Россия стабильно входит в тройку ведущих мировых производителей нефти. Разнообразные события в российской нефтегазовой отрасли — от открытия новых скважин до пожаров на старых — происходят регулярно. Хоть что-то из этого непременно должно было бы привести в движение нефтяные цены. Ан нет — ни о чём подобном не сообщается. Может быть, отечественные нефтяники вообще не желают влиять на ситуацию, полагаясь на достаточно низкую себестоимость "чёрного золота"? Ведь при стоимости добычи в 6-7 долларов за баррель на разработанных месторождениях Западной Сибири компании российского ТЭКа могут чувствовать себя достаточно комфортно даже при цене в 25 баксов за бочку. Увы, такая логика способна оправдать лишь бездействие нефтедобытчиков — но не российского правительства. Налоги-то Кабмин откуда брать собирается, как ни с высоких цен на нефть? И более того, разве у России нет иных, внерыночных рычагов воздействия на нефтяные цены? Ведь, как ни крути, наши бодания с Евросоюзом вокруг маршрутов газовых поставок, потенциально способные привести к замерзанию половины Европы, не могут не влиять на ценообразование на рынке углеводородов, не так ли? А потенциальная угроза Третьей мировой войны из-за ситуации на Украине? Да на её фоне котировки просто обязаны были взметнуться под потолок! Но и тут что-то не срастается. И пока всё, что нам остаётся, — тешить себя иллюзиями, что "всё само как-то образуется". Под эти иллюзии можно даже подвести наукообразную базу. Например, такую: "При падении котировок нефтяные компании начинают меньше вкладываться в геологоразведку — и в результате со временем производство нефти падает, что влечёт за собой повышение цены на неё". Или такую: "Резкое снижение цены на нефть непременно разорит американские сланцевые проекты — после чего нефти на рынке станет меньше, и цена вновь подскочит". Словом, пассивное ожидание — наше всё.

Держаться до победы

Впрочем, на днях у России будто бы появился один "сверхэффективный" механизм для резкого роста стоимости нефтяных фьючерсов. Речь идёт о "вбросе" New York Times от 4 февраля, согласно которому Саудовская Аравия будто бы на протяжении последних месяцев несколько раз пыталась провернуть с Россией сделку "Высокие цены в обмен на голову Башара Асада". В публикации говорится о том, что саудиты готовы были резко снизить собственную нефтедобычу в случае, если бы Москва отказалась от политической поддержки сирийских властей, — и тогда котировки взмыли бы вверх. Россия, пойдя на такую бесчестную сделку, действительно могла бы повернуть цены вспять — и в скором времени мы опять жили бы "в шоколаде" при 150 долларах за баррель. Да, при этом наше политическое реноме упало бы ниже плинтуса. А ещё от такой сделки окончательно развеялся бы миф, что нынешнее пертурбации нефтяной цены — это "невидимая рука рынка", нащупывающая "баланс спроса и предложения". Но ведь "вовремя предать — значит не предать, а предвидеть", разве нет? Нет. Сегодня Россия находится в ситуации важнейшего морального выбора в своей новейшей истории. Сдать союзников, сдаться самой и лечь под западную гегемонию — и тогда санкции, быть может, отступят, нефтяные цены вернутся к комфортным "ста баксам", и нас, возможно, даже не сильно поколотят за геополитическую дерзость? Или стоять на своём до конца, испытывая нарастающее давление, теряя миллиарды от падения цен, без шанса повлиять на "рыночную конъюнктуру", — но с твёрдой верой, что в случае нашей победы миропорядок изменится, и всё будет иначе? А попутно — спешно менять экономическую политику, возвращая оффшорные деньги в экономику, развивая другие секторы промышленности и обособляясь от неминуемого мирового кризиса? Как по мне, выбор тут очевиден.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Илья Вахлаков
Закрыть