Поиск
Лента новостей
Закрыть
Политика
Об открытии Египта для туристов из РФ не может быть речи — Клинцевич
Украина
В тюрьме Днепропетровска пытают антифашистов за «покушение на Коломойского»
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    В тюрьме Днепропетровска пытают антифашистов за «покушение на Коломойского»

    10:11  10 Февраля 2015  /обновлено: 14:55  27 Октября 2015
    979

    Антифашистов готовят к показательному процессу по личному указанию Игоря Коломойского. Днепропетровск, 10 февраля. Почти восемь месяцев в днепропетровском СИЗО находятся под следствием шесть человек – знакомых между собой и не очень – выступивших против политики Киева. Эти люди - антифашисты, вся их вина заключалась в том, что они собирали гуманитарную помощь для жителей Донецка и проводили протестные пикеты. Но СБУ приписывает им подготовку к покушению на жизнь местного олигарха Игоря Коломойского. Одного из арестованных – 37-летнего Максима Сапроненко – сотрудники украинских спецслужб считают организатором всей этой особо опасной преступной группировки. Между собой, в неформальной беседе, СБУшники называют арестованного «показательным» и вряд ли отпустят парня на волю по решению правосудия. Для «незалежной» такой исход – слишком большая роскошь. А для семьи Максима – его пожилой матери и младшего брата – недосягаемая мечта вновь увидеть сына-брата. Его обвиняют в совершении преступлений по трем статьям – хранение оружия, подготовка к теракту и несовершенный теракт.

    «Стой! Иначе ляжешь!»

    24 июня в полвосьмого утра в одной из днепропетровских квартир, что расположена на проспекте Правды, раздался стук в дверь. Сонный хозяин – а то был как раз Максим, подошел к двери и аккуратно глянул в глазок – времена уже тогда на юго-востоке Украины были неспокойные. Перед дверью стояли люди в масках, один из них держал лом. Максим благоразумно решил отпереть замок. «Нормальные люди так не стучат – сын решил, что если не откроет, то дверь вынесут не задумываясь», - рассказывает его мать, Татьяна Алексеевна. Незнакомцы сразу же ввалились всей толпой в квартиру и начали оттеснять Максима в глубь комнаты – за перегородку, чтобы закрыть ему обзор коридора. Поставили парня к стене и приставили к виску дуло автомата со словами «Стоять! А иначе ляжешь». Никакого ордера на обыск, а уж тем более на арест парня никто из «гостей» не предъявлял. Понятых тоже дожидаться не стали – приступили к четырехчасовому обыску. По словам соседей, проснувшихся от грохота на втором этаже, где, собственно проживал Максим, пока в квартире проходил обыск, к подъезду подъехал белый грузовой автомобиль, на котором обычно развозят фейерверки. Приехавшие вынесли оттуда тщательно завернутые предметы. Несколько минут спустя в ванной Максима раздалось «Так вот где ты оружие хранишь?!» В то утро в ванной подозреваемого сотрудники СБУ обнаружили две гранаты, пару шашек и неизвестное количество тротила. Изъяли все это добро вместе с особо ценными вещами, обнаруженными в квартире, включая банковскую карту бабушки Максима, с которой внук сам снимал пенсию, потому как старушка не могла поладить с банкоматом. «Они разыграли спектакль: открыли дверь в ванную, потом начали там шуметь. Сын только лишь успел заметить краем глаза, что они открыли дверь в ванную. Раздавались какие-то звуки, грохот… Потом якобы нашли взрывчатку. Сколько? Не знаю. Но поверьте, никогда оружия не было! Это им так нужно было!» – уверяет мать. В конце июня на украинских каналах и в лентах новостных агентств главной новостью стало задержание шести участников террористической группировки, готовившей покушение на печально известного всем Игоря Коломойского.

    По дедушкиным стопам

    Днепропетровский СИЗО на улице Чичерина, в доме 101. С июня месяца здесь и находится Максим. Вместе с другом Владом – еще одним местным антифашистом – таким же взрослым мужиком, которому не до шуток, который не будет с оголтелым фанатизмом кричать каким-то лозунги или убивать за идею женщин-детей-стариков. Они были близки и до заключения под стражу, а теперь стали еще ближе. Сидят в соседних камерах, их разделяет лишь стена, улепленная клопами. В этом же СИЗО, кстати, пребывали бабушка Максима и его прадед. Первая попала сюда в возрасте пятнадцати лет. «Вместе с подружками она испекла лепешек из государственной муки, - рассказывает Татьяна Алексеевна. – Посадили ее на три месяца. Слава Богу, обошлось тогда все». Зато с прадедом, собственно, папой самой Татьяны, оказалось все намного хуже. Его арестовали в 1939-ом году за то, что тот был этническим немцем. Больше за пределы СИЗО он не выходил – в том же году подозреваемого в шпионаже расстреляли. «Во время обыска обнаружили в квартире документы о том, что дедушка был репрессирован, - рассказывает близкий друг Максима. – Сначала издевались. Потом были очень серьезные обвинения, что пошел по стопам предков. Но в итоге все закончилось тем, что все бумаги, связанные с именем предков Максима были брошены на пол в его же квартире». «У него есть друг, вместе работали когда-то в банке, сейчас он в Киеве, откуда попытался Максиму в тюрьму что-то послать. Ему ответили так: «Мы его арестовали незаконно, но так надо, ты не мешай. Он для нас - показательный». Такой вот был ответ. Им нужны премии, деньги, количество раскрытых», - сокрушается мать.

    «С зоны, мама, я не вернусь»

    За время пребывания Максима и Влада под следствием, суд так и не «дозасидался» до окончательного вердикта. Процесс затянулся – дальше предварительных заседаний дело не идет. По словам нынешнего адвоката, мужчину втягивают в это болото все больше и больше специально, «чтобы побольше на него и товарища навесить». «А Максим как-то мне сказал: «Мам, если я попаду в зону, оттуда я не вернусь», - рассказывает Татьяна Алексеевна, вовсе не уверенная, как и адвокат на хоть какой-то шанс для ее сына выбраться на волю. Тем более, что последние пару месяцев ей не только не дают видеться с сыном, но и поговорить по телефону с ним никак не удается. Лишь со слов адвоката женщина получает весточки о том, что сын еще жив. Надо сказать, адвокатов за восемь месяцев у Максима побывало целых три. Первые два заботливо выдавались государством и от СБУ. Первого практически не занимало само дело подозреваемого, зато очень интересовало, какой недвижимостью владеет его семья. «Он в первую очередь начал у меня выпытывать, какая у нас есть недвижимость. И мне было понятно, что это был шпион. Мы от него быстро отказались. Нам дали другого, он 4 месяца бесплатно работал , извинился и отказался – ему не оплатили ничего в итоге. Сейчас у нас третий адвокат. Он нам говорит, что не Бог: «Я не буду ничего обещать, но со своей стороны постараюсь сделать все»», - рассказывает мама Максима. О Владе вообще почти ничего не известно. Татьяна Алексеевна говорит, что познакомились они с Максимом за полгода до ареста. И теперь стали самыми близкими друзьями. Трое из четверых задержанных вместе с Максимом и Владом, также обвиняемые в терроризме, уже не первую неделю дают показания против двух друзей, заявляя, что это они готовили покушение на Коломойского, хотели проводить теракты и склоняли к преступной деятельности остальных. Среди этих трех – один из бывших соратников по борьбе с фашистами и еще две молодые женщины, которых напугать или заставить что-либо сделать, как известно, проще простого. «Те ребята, которые с ним сотрудничали, ничего не предпринимали. Сначала, когда его арестовали, было очень много звонков, но все телефоны конфисковали, забрали ноутбук. Та организация, где Максим был, просто распалась, никого из ребят нет. Лишь один мальчик звонит мне постоянно, интересуется, как там Максим», - грустным голосом рассказывает безутешная мать. Хочется сказать ей, что все будет хорошо, что сын обязательно выйдет и справедливость восторжествует. Но только как можно говорить о правосудии по отношению к антифашисту в той стране, где у власти находятся откровенные наци?

    Автор: Лада Михайлюк
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях